Русская линия
Фома Константин Малофеев10.09.2012 

Кто будет жить в России через двадцать лет?

Прокомментировать введение с 1 сентября 2012 года во всех государственных школах России нового предмета «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) мы попросили Константина Малофеева, учредителя православной гимназии св. Василия Великого, члена Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства.

— Когда курс ОРКСЭ преподавался в школах в режиме эксперимента, большинство родителей, по статистике, выбрали для своих детей не «Основы православной культуры», а именно светскую этику. Что Вы об этом думаете?

 — Я бы подходил к статистике в отношении «Основ православной культуры» очень осторожно. Я читал три статистических исследования ведущих социологических центров — и все они были очень разными. Комментировать что-либо на основе этой статистики не вижу смысла.

 — И тем не менее. Можно не обращать внимания на проценты, но самогo' вопроса это не снимает: далеко не всех родителей вдохновила перспектива, что их дети будут изучать в школе Православие.

 — Да, такую проблему я вижу. Найти несколько тысяч педагогов — историков, географов, преподавателей русского языка, готовых грамотно преподавать ОПК, — крайне сложно. Курсы повышения квалификации в этом смысле дают очень мало. Я убежден, что преподавать «Основы православной культуры» в школе должны священники. До тех пор, пока по этому поводу будет двойственная позиция — предмет есть, но учителями должны быть непременно миряне, — проблема с места не сдвинется. Дело в том, что даже очень хороший преподаватель и человек, прошедший курсы повышения квалификации, иногда знает меньше, чем священник, просто в силу своей деятельности. Неслучайно в школах до революции Закон Божий преподавали именно они — это же очень объемный предмет, требующий колоссальной подготовки преподавателя. Хотя ОПК — это не Закон Божий. Вот когда мы дойдем до того, что ОПК будут преподавать священники в школах, тогда и родители будут не против, а за. Но священников в светских школах пока видеть не желают. Между тем даже по самым «неутешительным» соцопросам более восьмидесяти процентов людей в нашей стране — крещеные. А значит, родители выбирают светскую этику вместо Православия не потому, что в принципе не хотят, чтобы их дети изучали ОПК, а потому что боятся, что о Православии им расскажут не так, как нужно.

— Вы упомянули Закон Божий. Но ведь курс ОРКСЭ изначально — светский. В Церкви неоднократно подчеркивали его культурологический характер.

 — Я об этом знаю, мне известна позиция священноначалия. Но я высказываю свою личную точку зрения. Введение ОРКСЭ — это только первый шаг на пути православного возрождения общества. Я считаю, что школе нужен Закон Божий. Понимаю, что общество сейчас к этому, конечно же, не готово, но в эту сторону надо двигаться. Пока ОПК не начнут преподавать священники, мы будем по-прежнему испытывать большие проблемы с христианским воспитанием детей в школах.

— Священники-преподаватели в светских школах — это сейчас нечто фантастическое или все-таки реальное в обозримом будущем?

 — Конечно, это сильно зависит от степени воцерковленности общества. Сейчас, когда воцерковленными являются не менее пяти процентов, приход священников в школы будет преждевременным. Но если уровень воцерковленности достигнет, скажем, двадцати процентов, все станет вполне реально. Словом, все зависит от того, насколько семья стремится воспитать своих детей в православной вере. Если такое стремление есть, будет и запрос, в том числе и на качественное религиозное образование в школах. А если у семьи этого нет, то просто так сделать священников преподавателями будет довольно тяжело.

— Вы верите, что ситуация в стране будет меняться?

 — Верю, но для этого нужно сформулировать государственную политику. Кстати, именно об этом мы недавно говорили на заседании Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства. Если государство не поставит во главу угла семью, а значит — воспитание детей, а значит — воспитание детей в патриотическом духе, то мы так и будем постоянно сталкиваться с одними и теми же трудностями. Они возникают из-за того, что у нас нет комплексного понимания, какого мы хотим воспитать гражданина — кто должен жить в России через двадцать лет?

Для меня, как для учредителя православной гимназии, это важный вопрос. Мы в гимназии для себя видим идеал того, как школа может воспитать гражданина: Царскосельский лицей. Выпусков, как мы знаем, там было немного. Но посмотрите на выпускников: каждый из них состоялся как человек и много сделал для России. Двух примеров достаточно: солнце русской поэзии Александр Пушкин и канцлер Российской Империи Александр Горчаков.

— Не каждый рождается гением и не каждый может стать великим деятелем истории.

 — Согласен. Но вот быть христианином и патриотом может каждый.

Беседовал Константин Мацан

http://www.foma.ru/konstantin-malofeev-kto-budet-zhit-v%C2%A0rossii-cherez-dvadczat-let.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru