Русская линия
Татьянин деньАрхиепископ Верейский Евгений (Решетников)04.09.2012 

Создавать всегда сложнее, чем разрушать

О том, почему в Церкви меньше, чем в светском обществе, Архиепископ Верейский Евгений (Решетников)спорят о Болонской системе, о стратегии развития системы образования Русской Церкви и о том, насколько сегодня семинарии готовы к переменам «Татьянину дню» рассказывает председатель Учебного комитета РПЦ архиепископ Верейский Евгений.

— Многие представители светского образования на протяжении долгих лет критиковали переход к Болонской образовательной системе, обосновывая это целой системой порой очень весомых доводов. Подобные внутрицерковные дискуссии известны меньше. Получается, что духовному образованию данная система ближе?

 — В свое время мы вели очень насыщенные дискуссии о плюсах и минусах Болонской системы. Однако на протяжении всего периода преобразований системы духовного образования мы старались руководствоваться старой поговоркой «Семь раз отмерь, один раз отрежь». После десятилетий советского периода наши учебные заведения были фактически отрезаны от светской образовательной системы, не говоря уже о европейской или мировой. Конечно, контакты были, мы даже отправляли некоторых студентов на стажировку в зарубежные вузы, однако эта деятельность носила единичный и несистемный характер. И мы внимательно наблюдали за процессами, происходящими в пространстве высшего образования, как у нас, так и за рубежом. И постепенно стало ясно, что расстояние между светской и духовной системой неуклонно возрастает. Тогда возник требующий однозначного ответа вопрос: является ли наша система духовного образования настолько самобытной, что должна существовать отдельно от светской и руководствоваться исключительно своими принципами? Казалось бы, Церковь живет по духовным законам и копировать мирские схемы нецелесообразно. Но с другой стороны, главная задача Церкви — идти в этот мир с проповедью о Благой Вести, и хотя природа Церкви иная, чем у человеческого общества, она никогда не существовала отдельно от него. И история нас учит тому, что чем больше будет существовать церковно-общественных связей, тем лучше это будет и для Церкви, и для общества. Кроме фундаментальных факторов из-за изоляции духовного образования на практике возникло много сложностей, например, невозможность признания и даже отсутствие самих механизмов такого признания наших дипломов в светской среде. Поэтому было принято принципиальное решение о курсе на интеграцию. Следует отметить, что это решение было вполне прагматичным. Мы всегда подчеркивали, что реформа не касается содержания духовного образования — здесь мы верны традиции, питающейся от Откровения, а только формы, т. е. методологии и отчасти управления. Болонский процесс представляет собой набор инструментов именно такого характера. Конечно, необходимо понимать культурный и экономический контекст европейских реформ в области образования. Современные вузы Европы вынуждены следовать т.н. модели «массового университета», поскольку высшее образование приняло всеобщий характер. В то же время требования к выпускникам в первую очередь определяются спросом на рынке труда. И если мы хотим использовать принципы Болонского процесса, мы не можем не учитывать, что многие из них ориентированы на решение именно европейских проблем. Но взвешенный подход позволяет нам выбрать то, что необходимо именно нам. К тому же в осуществлении реформы мы пользовались и другими инструментами.

— Вы упомянули «другие инструменты». Что Вы имеете в виду?

 — Прежде чем врач начинает лечить и применять свои инструменты, он ставит диагноз. Применительно к нашей ситуации мы должны были определить текущее положение системы духовного образования, сформулировать ее целевой статус на основании установок Священноначалия и понять, какими ресурсами мы обладаем для достижения поставленных целей. Год назад Учебный комитет инициировал проект, главной задачей которого стала формулировка этапов стратегического развития системы духовного образования и входящих в нее учреждений. Этот проект мы реализовали с помощью экспертов международной консалтинговой компании «Monitor Group» при финансовой поддержке ФП «МЕТА». Сейчас, когда мы стоим на пороге внедрения результатов этой работы, хотелось отметить профессионализм и живое участие наших партнеров в решении наших внутренних проблем.

— Владыка, Вы сказали, что проект по стратегическому планированию реформы был начат год назад. Но ведь реформы духовного образования начались еще в начале 90-х годов прошлого века. На каких принципах тогда они строились? И не слишком ли поздно для диагноза?

 — Вы во многом правы. Но создавать всегда сложнее, чем разрушать. В то время Церковь только освободилась от атеистического гнета и надо было решать много насущных проблем. Ресурсов не хватало, да и опыта тоже. Первое время мы фактически боролись за выживание и вынуждены были лечить симптомы, а не саму болезнь. Было необходимо время, чтобы стабилизировать состояние. И нам это удалось.

— В чем же заключается план стратегического развития?

 — Мы получили очень серьезные результаты. Сам план стратегического развития включает: текущий и целевой статус системы духовного образования; видение развития и социальный эффект; карту ключевых заинтересованных сторон и их интересов; основные этапы, стоящие перед Учебным комитетом и образовательными учреждениями на пути достижения целевого статуса; рекомендации, нацеленные на решение основных вопросов и достижение целевого статуса; риски, связанные с их реализацией и подходы к минимизации последних; описание всех целевых ключевых процессов Учебного комитета и образовательных учреждений, а также рекомендации по приведению существующих процессов к целевому статусу; требования к ресурсам, необходимым для достижения целевых результатов, а также рекомендации по выполнению данных требований; целевые организационные структуры Учебного комитета и типовых духовных учебных заведений; ключевые показатели эффективности и систему отчетности. По предложению наших партнеров мы использовали такое понимание стратегии, при котором она является основой для системы принятия решений. Такая стратегия не дает готовых рецептов, ответов на все конкретные вопросы, но позволяет динамично реагировать на изменение внешних условий. В ходе проекта объединенная рабочая группа специалистов Учебного комитета и экспертов «Monitor Group» и ФП «МЕТА» проанализировала своего рода «лучшие практики» организации учебного и научного процесса во многих отечественных и зарубежных учреждениях, прежде всего в университетах. Среди них МГИМО, ВШЭ, РЭШ, а также университеты Гарварда, Принстона, Йеля и ряд европейских университетов. Мы также изучили различные методы и подходы по контролю и обеспечению качества образования. В этих вопросах особую помощь нам оказали коллеги из Национального офиса Темпус в Российской Федерации.

— Как Учебный комитет планирует внедрять результаты проекта?

 — Здесь не все просто. Несмотря на то, что мы уже провели обсуждение этих результатов с достаточно широким кругом экспертов и представителей духовных учебных заведений (стоит хотя бы упомянуть международный семинар по стратегическому планированию в Нижнем Новгороде 12 октября 2011 года и конференцию «Трансформация высшего духовного образования» под эгидой юбилейных XX Рождественских чтений 24 января 2012 года), необходима общецерковная рецепция проекта. В настоящее время мы готовимся к всестороннему обсуждению плана стратегического развития в рамках Межсоборного присутствия и надеемся, что он будет интегрирован в итоговую Образовательную концепцию Русской Православной Церкви. Кроме того, отдельные стратегические инициативы мы можем реализовывать уже на данном этапе. В первую очередь речь идет об институализации целевых структур, участвующих в обеспечении функционирования духовного образования, а также о закладывании фундамента для системы контроля качества. За последние несколько месяцев под руководством первого заместителя председателя Учебного комитета была проведена огромная работа в этом направлении. В результате на официальном портале Учебного комитета в помощь духовным учебным заведениям мы начали публикацию различных методических и нормативных материалов, в частности: примеры учебных планов и рабочих программ, примеры учебно-методических комплексов и другие документы. Кроме того, мы опубликовали корпус нормативных документов, который окажет неоценимую помощь духовным учебным заведениям в осуществлении их лицензирования и аккредитации. Осенью текущего года Учебный комитет планирует провести ряд инспекционных поездок в регионы, основная цель которых — помочь семинариям в организации процесса контроля и обеспечения качества.

 — Насколько современные епархиальные семинарии в своей массе соответствуют запросам образовательной реформы? Что в них необходимо изменить в первую очередь?

 — К сожалению, далеко не все современные семинарии отвечают тем высоким требованиям, которые накладывает статус высшего духовного учебного заведения. Здесь речь идет о целом комплексе вопросов от организации учебного процесса до финансирования. Анализ мировых практик показал нам, что современное высшее образование — дорогое удовольствие, а качественное образование — очень дорогое. Но Церкви нужны образованные кадры, и не только пастыри, но и специалисты широкого круга профилей церковного служения. Учебный комитет постоянно находится в контакте с семинариями, и мы всегда стараемся оказать всестороннюю поддержку. Опыт показывает, что при наличии доброй воли у всех заинтересованных сторон проблема всегда решается. Надеемся, что упомянутые инспекционные поездки пойдут на пользу, и мы не только получим реальную картину с мест, но и выработаем рецепты достижения целевого статуса духовных учебных заведений.

http://www.taday.ru/text/1 793 135.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru