Русская линия
Радонеж Сергей Худиев27.08.2012 

Неприятное, но необходимое открытие

Идею создания православных дружин можно критиковать, можно поддерживать — но показательна та реакция, которую она вызвала в интернете. Автор относится к этой идее скорее сдержанно, полагая, что поддерживать порядок — дело полиции, а привлечение к нему недостаточно обученных и дисциплинированных людей может породить дополнительные проблемы. Но не будем забывать, что само появление такой идеи — реакция на определенные события.

Вот вандалы поджигают храм в Балтийске — о таких мелочах, как писание угроз и ругательств на стенах храмов мы уже не беспокоимся. Говоря официальным языком, имеют место акты вандализма на почве религиозной ненависти. Какова реакция блогосферы? Весьма умеренная; разве что некоторые вяло поругиваются.

Некоторый православный человек, огорчившись на эти акты вандализма, говорит о том, что православные будут, собравшись, брать вандалов под белы руки и, не чиня им дальнейших обид, передавать их светским властям. Не имеет места ни преступных актов, ни речей ненависти — просто некоторое рассуждение, удачное или нет, о поддержании правопорядка и ограждении законных прав граждан. Какова реакция блогосферы и выдающихся представителей правозащитного движения?

Ужас! Паника! Негодование! Призывы к созданию атеистических дружин, которые только и смогут спасти нас всех от сожжения на Кострах Инквизиции! Новость облетает мировые агентства, звезды мирового шоу-бизнеса опять негодуют на русскую дикость!

Но давайте успокоимся и зададимся вопросом — кто кого поджигал-то? Какие страшные злодеяния замышляют православные дружинники? Они — о страх, о ужас наших дней! — собираются не давать жечь и осквернять православные храмы.

Вообще-то в воспрепятствовании вандализму ничего аморального или противозаконного нет. Любой законопослушный гражданин, который, видя совершающееся преступление, в данном случае, вандализм, задержит безобразников и передаст их полиции, поступит исключительно похвально.

Более того, начни безобразники осквернять или поджигать любые другие культовые здания, учреждения культуры, и что угодно еще, кроме православных церквей, на почве ненависти к любой другой этнической, социальной или вероисповедной группе, кроме православных христиан, те же самые люди горячо бы аплодировали неравнодушным гражданам, которые помогли бы остановить вандалов, и возликовали бы о явлении в России подлинного гражданского общества.

Но стоило этим ужасным православным заикнуться, что они, возможно, начнут защищать свои храмы от подобных преступлений — и либеральная блогосфера взорвалась таким негодованием, что даже некоторые православные стали смущенно оправдываться, мол, нет-нет, не подумайте чего…

Но чего же вы ожидали? Что угрозы не вызовут никаких попыток противодействия? Известный либеральный обозреватель Владимир Варфоломеев, комментируя выходку хулиганов, ворвавшихся в собор святителя Николая в Вене, писал в своем сетевом дневнике: «Московскому патриархату следует отчётливо осознавать, что такие выступления (дай бог, чтобы не более радикальные) наверняка будут продолжаться и впредь, если девушек не освободят, и остановить волну протестов вряд ли удастся быстро и безболезненно. Уж слишком многих эта отнюдь не святочная история разочаровала и даже разозлила. А к каждому собору приставить для охраны по отряду ОМОНа уж точно не получится. Особенно в Европе»

Он совершенно прав — история много кого разозлила, к каждому Собору приставить ОМОН не получится, радикальны реакции мы уже видим. Есть люди, которых эти акции огорчают — и которые хотели бы им помешать. Они даже готовы для этого объединиться и действовать совместно. Вас это удивляет? Похоже, наша либеральная общественность поражена и возмущена до чрезвычайности; что же, попробуем объяснить некоторые вещи.

Есть три уровня причин, по которым человек может воздерживаться от причинения обид и оскорблений окружающим. Первый уровень — это простой, грубый страх перед ответной реакцией — «если я буду кидаться камнями, в меня тоже чем-нибудь кинут». Второй — это признание правил, моральных или юридических — «так поступать не должно, это аморально и (возможно) незаконно». Третий — это любовь и уважение к людям — «я люблю и уважаю ближнего и поэтому не буду чинить ему обид и оскорблений».

То, что называлось либерализмом в далеком прошлом — учение, подчеркивавшее ценность индивидуальных прав и личной свободы — пребывало на втором уровне. Традиционный либерал верил в то, что все люди, даже совершенно ему несимпатичные, обладают правами, и эти права следует уважать. С точки зрения традиционного либерала — будь он хоть самым непреклонным атеистом — ломиться в церкви и безобразничать там, а уж тем более учинять акты вандализма, неправильно. Верующие люди также обладают правом собственности, правом на свободу собраний и свободу выражения своих убеждений.

Сейчас, увы, это слово обозначает что-то вроде того, что раньше называлось «нигилизмом» — мировоззрением, которое предполагает отрицание «общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов».

Нигилист отвергает аргументацию, говорящую об уважении к чувствам других. Он также отвергает аргументацию, относящуюся к правам других. Ему глубоко и демонстративно наплевать и ваши чувства, и на ваши права. Это неизбежно сбрасывает разговор на самый примитивный уровень — «вам не следует этого делать, потому что вы столкнетесь с противодействием». Эта аргументация тоже остается неуслышанной — пока на горизонте не является некий призрак противодействия. Пока очень далекий — но все же намечающий контуры того, что бесчинства, в случае их упорного повторения, могут вызвать у некоторых людей желание их пресечь.

Бедный нигилист переживает шок — оказывается, другие люди не только полагают, что у них есть законные права, но и готовы их защищать! Так нечестно! На это надо нажаловаться Луизе Чикконе и Стивену Фраю! Что же, при всей болезненности этого открытия, его стоит сделать — да, у других людей есть права. Да, их следует уважать. Хотя бы по соображением первого уровня, если другие два вам недоступны.

Отметив такую реакцию, хочется прокомментировать и саму идею. Созывать народное ополчение — всегда крайность, и мы пока в такой крайности, слава Богу, не находимся. Пока что у нас есть функционирующее государство, и в нем есть полиция, именно от государства нам и следует требовать защиты. Любые непрофессиональные объединения, не имеющие четкого инструктажа и подготовки, недостаточно дисциплинированные, и не имеющие четко прописанных в законе полномочий, мало подходят для поддержания порядка — эту работу должна делать полиция. «Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. (Рим.13:6)»

http://www.radonezh.ru/analytic/16 758.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru