Русская линия
Отрок.ua Александр Карпюк24.08.2012 

Один день журналиста

Мой день начинается с вечера, со звонка редактора.Александр Карпюк В день мне приходится побывать на двух-пяти событиях — воплощаю поговорку «журналиста кормят ноги». Так как я и пишу, и снимаю, мне важно изначально понять, что приоритетно в том или ином событии — текст или картинка. Акция протеста — «картинка», здесь много фотокорреспондентов и представителей ТВ. А вот пресс-конференция — явный «текст"…

1. Ничего не забыть

Утро начинается почти всегда с чтения выпуска новостей — ведь, как говорят журналисты, за одну ночь история мира может измениться. Важный момент — сбор рюкзака. Из-за того что рюкзак со мной даже в нерабочее время, друзья однажды назвали меня черепахой. В нём — вся моя работа: фотокамера, нетбук, куча проводов-переходников, винчестер и т. д. Есть в нём место и для Псалтири, молитвослова, нескольких книг и журналов. Я не люблю свой рюкзак лишь во время проверки сотрудниками СБУ (а они его осматривают перед событиями с участием первых лиц страны). Недавно поймал себя на мысли, что для меня не так страшно остаться без дома, а всё потому, что всё своё ношу с собой. И правда — настоящая черепаха.

2. Стена лжи

Первое событие на сегодня: активисты строят у здания Киевской горадминистрации «Стену лжи», на которой будут указаны незаконно застроенные места Киева. В Киеве можно почти каждый день организовывать экскурсии по акциям протеста. У стен мэрии «целюсь» в молодых людей, держащих агитационные плакаты: хотя бы на одной фотографии должна быть рассказана вся история события — что происходило, когда, почему и кто был участниками. Примерно через час скандирования лозунгов в мегафон журналисты расходятся…

Для фотокора важно не количество людей, а действие. Например, на параде 1 мая на Крещатике было около десяти тысяч человек, но без особого смысла. Цинизм профессии в том, что если не приехал «Беркут» и никого не «запаковал», то в случае с акцией протеста это почти нулевое событие. Не потому, что фотокорам нравится толкаться, бежать за митингующими и уворачиваться от сотрудников милиции. К сожалению, люди скорее прочитают новость о драке в центре Киева, чем посмотрят фоторепортаж с открытия выставки известного художника. В случае с информационным агентством эта грустная тенденция отображается в количестве просмотров материалов. Новость об очередном убийстве прочитали пять тысяч человек, а материал о детском доме семейного типа — около трёхсот человек.

Выходит, что в сути любой новости — конфликт, который необходим читателю. Если конфликта нет, новость не будет читаться. Очень часто от своего редактора я слышал слова: «Если бы он категорично высказался относительно оппонента — то да, а так — ничего ведь не произошло». Иногда, давая очередную конфликтную новость, вспоминаю слова «блаженны миротворцы» — и мне становится грустно, потому что я в тот момент никак не могу назваться таковым.

Утешает, что хотя бы отчасти журналист может работать своеобразным фильтром, который выбирает то, что считает нужным, и передаёт читателю. Мне остаётся надеяться лишь на великую милость и на то, что моё око будет чисто, а «фильтр» будет работать качественно. В этом вопросе не согласен с Владимиром Познером, который сказал, что журналист не имеет права не сообщать о каких то важных для страны событиях.

3. Обед в Кабинете министров

Следующее место на карте событий — Кабинет министров, где пройдёт расширенное заседание правительства. Сегодня здесь будет Президент и все представители министерств, а следовательно, и много журналистов.

В «Милом друге» Ги де Мопассана описан случай, когда журналист одной из парижских газет даже не ходил на событие, но при этом написал прекрасный материал, находясь в соседнем с редакцией кафе — он и так знал, что и как скажут главные действующие лица. Примерно так же и я могу предугадать, что скажет тот или иной спикер на предстоящей пресс-конференции.

Итак, «штурм» Кабмина. Если меня нет в списке аккредитованных журналистов, я раскланиваюсь и отправляюсь на улицу ждать следующего события. Но на этот раз всё получилось, я есть в списке. Проверка моих личных вещей. После первого кордона — ещё как минимум один. Часть журналистов пускают в зал заседаний, часть — отправляют в пресс-центр, где будет вестись прямая трансляция. Один французский журналист сказал в своей лекции, что после прибытия на место событий главное — найти розетку и возможность подключиться к интернету. В информационной журналистике так и есть… Но, если честно, самым приятным местом в Кабинете министров является столовая. Здесь можно пообедать за небольшие деньги, но вкусно.

Иногда главное — просто передать основную мысль в редакцию, после чего редакторы сделают всё остальное — «подошьют бэк» (историю вопроса), сделают читабельный и «цепляющий» заголовок, расширят одну ключевую фразу до необходимых размеров — и получится важная и красиво оформленная заметка. Собственно, именно потому информационная журналистика может быть прекрасной школой для новичков, что она ярко показывает, из каких «кубиков» состоит текст.

…Но сегодня «коротко» не получится. Следующие два часа мне приходится заниматься написанием стенограммы выступления премьер-министра. Из двухчасового выступления (больше десяти страниц текста) вышло не больше восьми новостей, общий объём которых — две страницы.

Кстати, в некоторых информагентствах существует так называемая норма. Например, журналист должен сделать четыре материала с одного события — три заметки с самой пресс-конференции и один эксклюзив, который должен быть записан тет-а-тет с одним из выступающих.

Мои коллеги «спали» во время выступления, однако когда премьер заговорил об известном политическом процессе, довольно резко высказался о своих оппонентах, многие включились и стали отправлять новости в редакцию. Такие фразы обычно занимают 15−20 секунд. И часто только ради них журналисты приходят на события. Интернет-сайтам не нужны разговоры о гуманизме — им нужен трафик.

Думаю, журналистика была такой всегда. Стоит лишь вспомнить фотографию, на которой журналисты наперегонки бегут к пунктам связи, чтобы передать новость о начале Второй мировой войны. Но это не значит, что другой она быть не может. Когда «события» перестанут создаваться искусственно, а большая часть журналистов вместо «Беркута» будет искать живых людей, тогда журналистика действительно может перейти на новый виток развития. Поэтому меня радуют те фотокорреспонденты, которые идут в больницы, едут в далёкие страны, в горячие точки, чтобы снимать людей.

4. Прогулка как искусство

Бывает так, что события отменяют, либо меня на них просто не пускают — образовывается пустое временнo’е пространство. Мне доставляет особое удовольствие спокойно побродить по городу. И даже во время таких спокойных прогулок я не перестаю быть журналистом. Один из любимых вопросов, обсуждаемых на первых курсах журфака: журналистика — это ремесло или искусство? В информационной, «телеграфной» журналистике — почти всегда ремесло, ведь любое запланированное событие скорее напоминает охоту. Но журналистика даёт простор и для искусства.

Умело складывать «кубики» текста, правильно ставить вопросы, заголовки — это вопрос практики. Серьёзное, выкованное в профессиональной и личной жизни слово рождается лишь спустя время, благодаря чтению, вниманию к жизни. «Прогулочная» журналистика для меня — упражнение в созерцании, в искусстве, которому невозможно научить.

5. Вечернее дежурство начинается в 18 часов и завершается в 12 ночи

Если вечер не богат событиями, за время дежурства можно успешно поужинать, если нет — приходится либо оставаться голодным, либо есть в прямом смысле слова в обнимку с ноутбуком.

Дежурство заключается в том, чтобы следить за новостными лентами и ставить наиболее важные новости на наш сайт (почти все информационные сайты являются агрегаторами, которые просто собирают под своим интернет-сводом новости, выданные крупными информагентствами).

Дежурство ставит тебя у истоков информационного потока: ты решаешь, оценивая многочисленные новости, — что стоит ставить, а что нет. Ведь украинских читателей больше заинтересуют не двадцать человек, погибшие в Таиланде после землетрясения, а очередной «ляп» главы государства или те же двадцать человек, пострадавшие в соседней Черниговской области. Близость смерти, даже географическая, будоражит умы абсолютно всех людей, независимо от их вероисповедания…

Создатель известного интернет-проекта Look At Me Василий Эсманов справедливо отмечает, что многие читатели значительно более образованны, умны, начитанны и лучше разбираются в предмете, чем те, кто для них пишет. Потому, чтобы осваивать азы журналистики, сегодня стоит не гнаться за количеством информационных сообщений, но заниматься самообразованием. Без этого можно остаться «телеграфным столбом», передающим новости с места события.

При этом журналист в первую очередь должен оставаться человеком — в любом случае. Недавно в Санкт-Петербурге был случай, когда фотокорреспонденту удалось остановить начинавшуюся было бойню: группа молодых людей собиралась забросать камнями своих оппонентов. Известна и другая история: один из фотокорреспондентов вместо того, чтобы вынести с поля боя раненого человека, начал снимать, как это делают его коллеги. После этого редактор отказался использовать этот уникальный снимок, заметив фоторепортёру, что он в первую очередь должен оставаться человеком.

Однажды мы с коллегами спорили, что лучше — не пропускать всё происходящее через себя или всё же постараться прочувствовать каждое своё событие. Несмотря на то что работа может вызывать физическое отвращение, мне всё-таки близок второй вариант. Хотя бы потому, что он даёт чувство жизни.

Досье

Александр Карпюк, штатный корреспондент информационного агентства «Независимое бюро новостей».

Родился в 1988 году в Евпатории. В 2010 году окончил факультет журналистики Запорожского национального университета. Начал работать в интернет-журналистике с 2010 года. Пономарь храма преподобного Агапита Печерского в Киеве.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/odin_den_zhurnalista.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru