Русская линия
Русская линияСвященник Виктор Пантин23.08.2012 

Ленина с его мавзолеем — долой с Красной площади
Заявление в поддержку предложения министра культуры РФ В.Р. Мединского о скорейшем выносе тела Ленина из мавзолея на Красной площади

Министр культуры Российской Федерации Мединский 9 июня в интервью на радиостанции «Эхо Москвы» в очередной раз заявил о необходимости захоронить тело Владимира Ильича Ленина, а из мавзолея сделать музей. Вопрос важный. Мавзолей и останки являются важным объектом государственного значения. Создание мавзолея, его прошлое, его настоящее, его дальнейшая судьба целиком в руках высших государственных властных структур. А власть у нас ныне выборная, конституционная, и значит, выражающая в своей деятельности мнение представителей различных народных сословий. Я уверен, что озвученные публично мнения уважаемых общественных деятелей, экспертов-специалистов, да и простых граждан по данному вопросу существенно ускорят развязку, создадут базу для принятия властями волевого, всесторонне взвешенного решения.

Я, Виктор Олегович Пантин, коренной петербуржец, с 96 года — штатный православный священнослужитель, с 2004 г. до сих пор — настоятель сельского приходского храма в Архангельской области. Выпускник Петербургских Духовных школ: семинарии и академии. А ранее — выпускник С.-Петербургского Государственного университета. В прошлом преподавал в ряде вузов Северного региона, кандидат филологических наук (с 1994 г.), кандидат богословия (с 2006 г.) В 90-е годы — аспирант, затем научный сотрудник Института Русской литературы (Пушкинский Дом) Российской академии наук ещё эпохи академика Лихачёва. Автор ряда статей и публикаций, выступлений в эфире по истории новой русской литературы, по проблемам современной пастырской практики. Аналитик духовной критики 19 века.

Как священник, гражданин и деятель науки и культуры желаю здесь выразить мою позицию.

Вместо эпиграфа — два воспоминания.

1974 год. Первый класс школы. Урок — родная речь. Первый в жизни диктант на слух.

Старательно почти весь урок вывожу слова чернильной перьевой ручкой. Вот учительница произносит незнакомое имя. Пишу: ВЛАДИМЕР ИЛЬИЧ ЛЕНИН. Трепетное ожидание первой в моей жизни оценки. На следующий день выдают наши правленые листки. Всего одна ошибка! — Оценка «ТРИ». А у некоторых за две ошибки — «ЧЕТЫРЕ»! Осталось надолго: чувство несправедливости. Пожалуй, больше к ЛЕНИНу, чем к учительнице. И ещё к таинственной системе, которая заставила добрую учительницу поступить несправедливо.

1991 год. Пушкинский Дом. На лестничной площадке — перед поступлением в аспирантуру института.

Меня знакомят с руководителем Отдела новой русской литературы, моим будущим начальником. Ожидание. Огромный бородатый академик Александр Михайлович Панченко, который уже долго разговаривает с одним коллегой. Всё в сигаретном дыму, которого с детства не выношу. Досадливо прислушиваюсь к их оживлённому диалогу. Речь идёт о нём, о ЛЕНИНЕ. Как он едет из Германии с немецкими деньгами делать у нас революцию. Выбрав паузу, дерзко вклиниваюсь: «а что, правда, что Ленин брал деньги у немцев?» Как весенний медведь, могучий академик всем корпусом поворачивается ко мне в боевой позиции. Положение пытается спасти мой покровитель доктор Туниманов: «вот, это Виктор Олегович, он закончил университет. Будет к нам поступать…» Панченко, не слушая, оживлённо хватает меня за пуговицу и грозно, железно рычит по слогам: «мо-ло-дой че-ло-век, вы закон-чили у-ниверси-тет!!? — и ЭТОГО не знаете!!!» Встреча скомкана, но Туниманов почему-то доволен, объясняет, что, дескать, академик Панченко воспитан и вырос в Белграде, в семье русских эмигрантов, и потому такой резкий… Осталось у меня на всю жизнь — его ГНЕВ! Гнев большого русского учёного на самонадеянного русского студента-отличника — за неправильное высшее образование, за неправильное отношение к Родине и к нему, её врагу — ЛЕНИНУ.

ЛЕНИН — Это символ политический. Это и символ историко-культурный. Тут спорить никто не станет. Но это ещё и символ… Здесь, внимание! — важный тезис сегодняшнего разговора: ЛЕНИН-МАВЗОЛЕЙ — это символ религиозный.

«Ох, батюшка, это уж по вашей профессиональной части, а нам не интересно. Тема, так сказать, специальная». Не спорю, специфическая тема. Но, постараюсь показать — тема, тесно связанная с нашей культурой и политикой. Видный деятель революции в России Бухарин в своём частном письме 20-х годов писал: «мы вместо икон повесили вождей, и постараемся для низов открыть мощи Ильича под коммунистическим соусом». Понятно, что здесь возможно лёгкое толкование: игра слов человека, ценности которого далеки от традиционного благочестия.

Но вот и другая, чеканная формула. Из эпохи социализма, уже победившего своих главных врагов. 1946 год. Вождь народов, главный соратник и продолжатель дела Ленина, и будущий насельник мавзолея номер два в беседе со своим биографом профессором Молчановым: «Марксизм есть религия класса. То, что говорим мы, обязательно для исполнения народом. Это для него символ веры».

Современный политолог Д.Б.Орешкин считает, что «большевики намеренно создавали новый языческий культ, в котором источником веры и объектом поклонения являлась мумия обожествлённого предка, а верховным жрецом — генеральный секретарь».

Ещё пояснение. На языке уже из другой эпохи. 60-е годы. Хрущёвская «оттепель». Видного российского иерарха спрашивают иностранные журналисты, много ли в СССР сейчас верующих?

Ответишь «много», усилят репрессии в отношении трёх ещё борющихся за существование монашеских обителей и нескольких десятков приходов. Ответишь «мало» — обвинят высшее церковное руководство — мол, Церковь порочит социалистическую, конституционную идею о свободе совести и религии. Ответ последовал: «В Советском Союзе все верующие!» — «Как так??» — «Одни веруют, что Бог есть, другие веруют, что Бога нет».

Обрядовая и языковая среда обитания «хомо советикус» — человека советского. Не уйти вождям от привычных народу религиозно-церковных терминов. «Моральный кодекс строителя коммунизма» заимствует основные положения из Библии (10 заповедей). Что и было открыто признано на одном из партийных совещаний в 37-м году. В 20-е годы были стихийные «комсомольские» рождество и пасха, венчание, крестины и похороны. Все они пародировали церковные Таинства, но одновременно отражали потребность душ этих несчастных обманутых русских людей. В эпоху победившего социализма эти балаганы преобразятся в чинные и пышные дворцовые обряды с цветами, музыкой и гимнами, — во главе с советскими жрецами «ведущими церемонию». Вместо крестных ходов с хоругвями и иконами, с запевами и величаниями Праздникам и святым — демонстрации в чтимые советские дни: со знамёнами, портретами вождей и здравицами. Вместо красного угла в русской избе — красный уголок на предприятиях, вместо домовых молелен — «ленинские комнаты». Да, угол превращается в уголок, наш язык не обманешь громадьём планов, всё постепенно мельчает и крошится под натиском тоталитарного безбожия.

Воспоминание. Декабрь 1985 года. Город Сортавала в Карельской ССР. Первый год моей «срочной» в Советской армии.

Разговор со старшим приятелем, лейтенантом-двухгодичником, начфином нашей урезанной, игрушечной дивизии:

— Эх, Виктор, надо срочно ДСП закупать! Целую машину привезём.

— Куда его?

— Будем ленинские комнаты обивать!

— Как, ведь там у нас всё так красиво сделано, да и «старики» говорят, что в прошлом году уже обивали!

Смеётся лейтенант:

— И в прошлом, и позапрошлом, и раньше… Система такая, понимаешь, — надо в конце года все средства со счёта израсходовать, а то неприятности будут. А куда? Вот, на ленинские комнаты всегда хорошо, ещё и похвалят!

Так и остался у меня образ этой ленинской комнаты, которая с каждым годом, чем ближе перестройка подступала, всё уменьшалась в объёме. Ведь прошлогодний «освящённый» ДВП не отдирался, а покрывался новым слоем.

Итак, ЛЕНИН. Одно из самых упоминаемых в России имён. Конечно, возразят, — теперь не так уж часто… Но я прошу учесть огромное количество до сих пор в нашей повседневной действительности «ленинских» учреждений, улиц, проспектов, площадей, памятников. Все эти топонимы, то есть всё это «ленинское» присутствует в нашем бытовом обиходе. Скажут, теперь уже меньше! Конечно, существенно меньше стало портретов, бюстов, знамён, демонстраций. Но и как ещё много! Дерзаю приплюсовать сюда же огромное количество всего «социалистического, советского, интернационального, октябрьского, свердловского, володарского, калининского» и тому подобное. Кому же не видна связь? В этих, и подобных словах и понятиях имя Ленина, его дела присутствуют где-то совсем рядом, как тень. Карл Маркс сказал бы сегодня остро и справедливо: «призрак Ленина бродит по России». Учтём ещё одно: язык народа есть вещь более консервативная, чем окружающая реальность. Он бережно хранит как живые словесные формулы идей и событий — эмоционально окрашенные, лингвистически актуальные, не стёртые, ещё чеканные — событий старых, как будто давно уже изжитых. Давайте внимательно прислушаемся к себе! ЛЕНИН ЖИЛ ЛЕНИН ЖИВ ЛЕНИН БУДЕТ ЖИТЬ. Или: ЛЕНИН И ТЕПЕРЬ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ. Это звучит до сих пор утверждающе бодро. А ведь и правда. Как говорится «сказка ложь, да в ней намёк».

Как известно, Ленин был одновременно последователем идей Маркса и Бакунина, которые в жизни воспринимались обществом как антиподы. Именно взгляды и теории Бакунина о необходимости революции Ленин с самого начала воспринял как руководство к практическим действиям.

Михаил Александрович Бакунин. Один из основателей анархизма и народничества. Именно он говорил, что для проведения революции необходимо призвать жуликов, воров и бандитов к грабежам и насилию. (У большевиков это будет выражено в руководящем лозунге: «Грабь награбленное!») С помощью этих преступных элементов (о них так красиво, жалостно: «люмпен-пролетариат») легко создать смуту, беспредел, беззаконие. Ленин в газете «Искра» ещё в 1902 году писал: «Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие». Именно воспользовавшись подобной, по программе Бакунина устроенной всероссийской смутой, большевики захватили власть. Затем они зажмут народ в тиски чисток, репрессий, обысков, арестов. Наведут уже свой, коммунистический, порядок. Философия Бакунина: «Разрушение есть свой особый вид созидания». Задача Ленина, действовавшего в России как германский агент (факт!), была: разрушение до основания, и желательно, разрушение самого этого основания. «А затем» уже тот «кто был раньше никем», мог свободно и беспрепятственно становиться в ими порабощённой стране — «всем».

Ленин дьявольски «гениально» становится практиком сатанинского разрушения старых сложившихся устоев мира: «до основания!». А ведь в основании, в основе европейского классического миропорядка заложено не что иное как двухтысячелетняя христианская культура и цивилизация. Посему именно борьба против Бога, против данных Им законов личной и общественной жизни, против личностей, отмеченных божественной благодатью, практически и станет настоящей целью жизни Ленина. Ареной этой разрушительной борьбы избрана Россия как самая верная хранительница христианских устоев. Причём её Церковь, Русская Православная Церковь, — как наиболее сильный субъект сопротивления сатанинским планам — объявлена ВРАГОМ НОМЕР ОДИН.

Вот ныне уже всемирно известный рассекреченный документ. 1922 год. Голод в Поволжье и других местностях искусственно вызванный большевиками.

«Ленин — товарищу Молотову для членов Политбюро. 19 марта 1922 года. Строго секретно. Просьба ни в коем случае копии не снимать.

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления… чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько миллионов золотых рублей… Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы нам обеспечил сочувствие этих масс, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс… Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать".

Итак, искусственно созданный большевиками голод был использован как подходящий фон для бандитского ограбления храмов и святынь Православной Церкви. Ценности отправлялись за рубеж. Результаты по ленинским пунктам превзошли все ожидания. Эти жуткие цифры ныне широко известны, не нужно комментариев. Одно это омерзительное письмо уже свидетельствует о поистине сатанинской ненависти Ленина к Богу, к Его Церкви. В этой ненависти он выступает как яркий последователь Маркса. «Твердокаменный марксист», Ленин возьмёт от Маркса всё негативное из его работ — критику общественных и религиозных отношений, бесовский дух. Не найдёт же в них ничего, на чём созидать. Никаких конструктивных решений на будущее и не содержится в социально-экономическом учении Маркса. И это было видно сразу людям знающим. Рушить приказано «до основания», причём рушить, начиная с России — в мировом масштабе.

Нам с вами предстоит ещё говорить на тему: «а что затем». В самом деле, ЧТО грезится Ленину, его продолжателям Троцкому и Сталину, вслед за этим глобальным разрушением сложившегося миропорядка христианской эры человечества? На поверхности — всем известные тезисы о справедливом распределении благ, о лучших общественных учреждениях. Но одновременно и непременно: полное искоренение веры в Бога, уничтожение всякой религии и всякой морали. Точно формулирует Ф.М. Достоевский эту проблему устами своего героя: «Если Бога нет, то всё позволено!»

Карл Маркс глазами известного нашего критика Павла Васильевича Анненкова:

«Маркс — это энергия, воля, несокрушимое убеждение. Все его движения были угловаты, но смелы и самонадеянны; все приёмы шли наперекор с принятыми обрядами в людских отношениях, но были горды и как-то презрительны, а резкий голос, звучащий как металл, шёл удивительно к радикальным приговорам над лицами и предметами, которые он произносил… с твёрдым убеждением в своём призвании управлять умами, законодательствовать над ними, вести их за собой».

Марксизм надо оценивать прежде и глубже всего в категориях духовно-религиозных. Альфред Мирек. «Красный мираж. Палачи великой России» (2005). Цитирую близко к тексту. В ранней юности, после принятия крещения, Маркс пишет прекрасные работы о единении со Христом, обнаруживает глубокие знания истории религии, увлекается поэзией, пишет возвышенные стихи; в политике он ярый противник коммунизма, вплоть до призыва «остановить его пушками». Но вольность гордого ума и врождённая порочность натуры вскоре берут своё. Юноша Маркс — страстный любитель пива, человек с неустоявшимся, невыносимым характером, с повышенной энергией. Его делает своим учеником и кумиром МОИСЕЙ ГЕСС, известный философ, основатель сионизма, этого «богословия революции». В своих проповедях Гесс пишет, что все евреи имеют задатки Мессии, их целью является передел мира, мессианское государство со столицей Иерусалимом. Для этого, используя расовую и классовую борьбу, надо совершить социалистическую революцию.

Цитирую Гесса: «Наш Бог ничто иное, как человеческая раса, объединённая любовью. Путь к достижению такого единения — социалистическая революция, в которой десятки миллионов будут замучены и уничтожены». Задачей Гесса было заменить веру в Бога на «религию» социалистической революции. Под влиянием Гесса Маркс рано становится практиком различных сатанинских учений, яростным пропагандистом революции и насилия. Духовные метаморфозы Маркса раскрываются в полной мере в его поэмах.

Вот формула его дела жизни: «Я жажду отомстить Тому, Кто правит свыше».

Ненависть к Богу с особой силой проявляется в стихотворной драме ОУЛАНЕМ. Название поэмы есть сознательное искажение одного из библейских имён Божиих: ЭММАНУИЛ, что означает с еврейского «С нами БОГ». Имя это, по пророчеству, усваивается при Его Рождестве Христу как истинному Сыну Божию, который приходит к нам на землю для спасения человечества: от греха и вечной гибели. «ОУЛАНЕМ» — аннаграмма, эффективная в практиках чёрной магии. Христос наоборот, то есть Антихрист.

Раннее стихотворение Маркса «Скрипач»:

Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума, и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне.

Роберт Пейн в его работе «Карл Маркс» (Лондон, 1968)

«Оуланем, вероятно, единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и щеголяют ею как на праздник. В этой драме нет белого и чёрного. В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники её демоничны, порочны и обречены на гибель. Когда Маркс писал эту поэму, ему было всего лишь 18 лет. Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социализму. Он хотел разрушить мир, хотел воздвигнуть себе престол, основанием которого были бы человеческие содрогания»

Всё сильнее и смелее играю я танец смерти,
И он тоже, Оуланем, Оуланем —
Это имя звучит как смерть,
Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
Скоро я прижму вечность к моей груди
И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.

Моисей Гесс преподал Марксу социализм прочно связанный с интернационализмом. Маркс пишет в «Коммунистическом манифесте», что у пролетариата нет отечества. В своём «Красном катехизисе» Гесс насмехается над немецким представлением о Родине. Единственный патриотизм, который может и должен оставаться — это еврейский. Гесс: «Всякий, кто отрицает еврейский национализм, не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи… Каждый еврей должен быть, прежде всего, еврейским патриотом».

«Только поняв Моисея Гесса, человека, повлиявшего на Маркса, Энгельса, Бакунина — трёх основателей I Интернационала — можно понять сатанинские глубины коммунизма», пишет Мак Лелан в своём исследовании «Маркс прежде марксизма» (1970). Считается, что марксисты — это атеисты, не верующие ни в Небо, ни в ад. Но в крайних обстоятельствах марксизм снимет с себя атеистическую маску и показывает своё настоящее лицо — лицо сатанизма. Коммунистические гонения на религию нельзя объяснить человеческими мотивами. Нечеловеческое неистовство этих преследований имеет явно сатанинскую природу. Маркс умер в отчаянии, как умирают все сатанисты. 25 мая 1883 года он писал Энгельсу: «Как бесцельна и пуста жизнь». На его похоронах присутствовало 6 человек.

Ленин в нашем общественном самосознании ныне предельно спорная политическая фигура. Тело вождя представлено в виде открытых к обозрению останков в самом сердце нашей страны. Для кого-то это символ непобедимой советской державы, лучший герой отечественной истории, великая святыня. Их мнение — не трогать, руки прочь! мне, рядовому деятелю науки и культуры, представителю традиционной религии оспорить невозможно. Мы говорим в разных терминах.

Идея создания нетленных большевистских мощей принадлежала Сталину. Никого из принявших это катастрофическое решение не смутило, что незахороненные останки прославившихся своими преступлениями людей, возведённые в ранг поклонения, дают тёмным силам власть влиять на сознание людей. Главное здесь не тело, а дух. Это чрезвычайно опасное духовно-энергетическое «минное поле», на котором подорвалось уже не одно поколение наших соотечественников.

Насчёт целесообразности музея-мавзолея на Красной площади предлагаю ещё поразмыслить. Уверен, что такому памятнику архитектуры совершенно не место в сердце страны у стен священного Кремля, возле собора Покрова Пресвятой Богородицы (Василия Блаженного) и памятника великим освободителям России от иноземного ига — Минину и Пожарскому. Ленин и его мавзолей — это двуединый символ. Это символ безбожия Руси, на его месте должен быть другой памятник, как символ покаяния русского народа за безбожие, а не музей предательства веры и Отечества. Усыпальница эта построена архитектором Щусевым в формах знаменитого пергамского престола сатаны, того самого, который упоминается в Апокалипсисе. Мумия Ленина — до сих пор крайний и мощный оплот инфернальных сил зла. Привычка «себя под Лениным чистить» есть уже трудноразличимый ныне, но остающийся краеугольным камень нашей реально практикуемой религии большинства. Подчеркну, религии базовой для очень многих, независимо от того, какую конкретно религию бывший советский человек ныне сознательно исповедует. Это религия предательства Родины, семьи и веры. Это религия лжи и клеветы на ближнего. Это религия вседозволенности и одновременно рабского страха.

Ленин является основателем Советского Союза, он же создатель его государствообразующей религии — коммунизма. Если мы себя считаем преемниками Советского Союза и идей коммунизма, в этом случае мавзолей на своём месте, и понятными становятся сегодняшние нападки на Российского патриарха, видных деятелей Церкви — вплоть до их убийства, порубание икон в церквях и пляска девиц в храме Христа Спасителя. Это всё не ново, даже традиционно, в ленинском духе. Но если Российская Федерация хоть в малой мере действительно стремится ныне стать преемницей и продолжательницей великой России, дела Минина и Пожарского, то настоящего нашего врага вместе с его мавзолеем — долой с Красной площади. Наша Родина — Россия. Наша культурообразующая религия — христианство, наша традиционная Церковь — православная.

http://rusk.ru/st.php?idar=56401

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

аренда базы отдыха на новый год 2012.