Русская линия
Интерфакс-Религия Василий Анисимов20.08.2012 

«Pussy Riot» явила воинствующее невежество в полной мере

В день вынесения приговора участницам панк-группы «Pussy Riot»В.С. Анисимов, глава пресс-службы Украинской Православной Церкви, заслуженный журналист Украины глава пресс-службы Украинской церкви, известный публицист Василий Анисимов по просьбе «Интерфакс-Религия» прокомментировал «перфоманс» в храме Христа Спасителя и содержание последнего слова обвиняемых на суде.

— Василий Семенович, как на Украине относятся к делу «Pussy Riot»?

 — Никто опросов, конечно, не проводил, хотя люди осведомлены — наше телевидение все российские скандалы не обходит вниманием. Украинцы — народ консервативный, поэтому к акции в храме отношение негативное. В украинской народной традиции храм — это место святое, сокровенное, связанное с главными событиями в жизни человека, и радостными, и грустными. Исторически сложилось так, что осквернение, захваты православных храмов поляками или униатами всегда были первейшим поводом для казацких бунтов, кровопролитных восстаний и войн. Ну, а важнейшим фактором является то, что в последние четверть века идет всенародное восстановление храмов по всей Украине. Тысячи построены, а тысячи строятся, народ бедный, средств мало, поэтому храмостроительство растягивается на годы и десятилетия. Я вот на двух стройках был задействован, так один храм возводили 20 лет, другой до сих пор строится, а священники, которые начинали строительство, уже умерли. Один, помню, даже ночевал на стройке в бытовке, потому что все приходилось делать самим. Словом, люди ведь не для того вытягивали и вытягивают жилы, чтобы малолетки глумились над Богом в возрожденных ими святынях. Отсюда и негативная реакция. Понятная и обоснованная.

— А в России, по-вашему, другая ситуация?

 — Думаю, такая же. Культурно-историческая традиция храмопочитания в России — многовековая. Вот вышел трехтомник классической русской поэзии о Церкви. Эти стихи в атеистическое время, как правило, не печатали в сборниках. В советской поэзии тоже немало есть потрясающих стихов по этой теме. У Татьяны Ребровой в 1970-х поразительные строки о красоте и вечности: «Церквушкой расцветет погост. И затоскует мертвый плотник». И диссидентскую поэзию можно вспомнить, скажем, Бориса Чичибабина, его «Церковь в Коломенском», которая «сочится светом, зори золотей». Высокая русская культура, даже в атеистическом государстве, храмоборчество не пропагандировала.

В России также возводятся тысячи храмов, еще Борис Ельцин заложил традицию государственной поддержки возрождения разрушенных святынь. У нас она тоже есть, но, конечно, в меньших объемах. В целом во всей Русской православной церкви восстановлено меньше трети разрушенных храмов. Строили веками, взрывали годами. Каждый храм имеет свою неповторимую историю. Храм Христа Спасителя — главный храм Русской православной церкви, общеправославная святыня и историческая святыня наших народов, поскольку воздвигнут в память о героях Отечественной войны 1812 года. На стенах золотом выбиты названия воинских подразделений из десятков городов Украины — киевские, екатеринославские, богуславские… У нас уже на Украине вытерлась память о погибших героях 1812 года, «мальчиках», для которых «все вершины были малы», как писала Марина Цветаева, а храм Христа Спасителя их хранит. Это высокое во всех отношениях место, а высокое нуждается в защите. Нельзя трогать музыку руками.

— Вы сказали о малолетках, но Pussy Riot — это взрослые женщины.

 — По уму-то, конечно, малолетки. Я прочел их выступления в суде — видно, что девушки учились понемногу и как-нибудь. Сократ, обереуты, Солженицын — обрывки смутных фраз и представлений. На буревестников явно не тянут. Заносчивость, растерянность, озлобленность — все подростковое. Время такое, психологи давно бьют тревогу: физическое и некое интеллектуальное развитие катастрофически опережают социальное и моральное. Эгоцентризм без конца и без краю! Хотя люди и замужние, детей имеют.

— Вы считаете, что политики из них слабые?

 — Политика — это серьезное дело обустройства государства. Правда, в России и Украине политику представляют скандальной борьбой за власть и такой же скандальной борьбой с властью. Это стало привычным, и девушек вмонтируют в эту матрицу. Хотя какие из них борцы? Если ваша общественная деятельность, мысли, творчество представляет реальную угрозу для душителей прав и свобод, то они найдут возможность заткнуть вам рот. О чем мы тьму примеров сыщем. Для этого не надо, как бабушка из кавээновской шутки, шесть раз догонять трамвай, чтобы под него попасть. Что касается их творчества, то мне трудно давать ему оценки, но я слушал беседу с Андреем Макаревичем, которому стоит доверять, и он оценил их музыку и исполнительские таланты как очень посредственные. Поэтому, очевидно, надо рассматривать деятельность этой группы в рамках древней графоманской традиции, которая заключается в стремлении, «ничего не знача, быть притчей на устах у всех».

— Но многие пишут об их акции, как новом виде искусства, его даже именуют — «акцизм"…

 — Я думаю, что глумление, как и всякое хамство, не может быть ни видом искусства, ни способом его популяризации. У нас несколько лет назад был довольно забавный случай. Одна западная арт-группа решила передать свое послание украинскому народу и человечеству о свободе, демократии и еще о чем-то — уже не припомню — публичным половым актом на площади у Верховной Рады. А там находился храм-палатка, который установила наша община из Тернопольской области в знак протеста против властей, отобравших у них храм. Люди несколько лет там и жили, и молились. Организаторы арт-акции пару камер привели, но ошиблись с погодой. Было холодно, а с Днепра тянет пронизывающий ветер. Голые девица и парень, и без того какие-то дохлые и синюшные, на ветру совсем задубели, и, как они ни мучились, с передачей ничего не получалось. Наконец, вышли верующие из храма, тумаками разогнали всю эту акцию, а священник даже отчитал парня, чтобы не позорил мужчин.

— А охранники, милиция?

 — В том-то и дело, что милиции не было, милиционеры обычно дежурят у лицевой стороны здания. Если бы милиция сгребла этих «артистов», упекла в СИЗО, то эта арт-группа давно была бы объявлена борцами с кровавым режимом Януковича и выступала на гастролях с Бьорк и Стингом. А так ее даже вспомнить трудно.

— Вы думаете, что так все запрограммировано?

 — Пиар-технологии стремительно развиваются, они циничны и востребованы прежде всего в политике. Мне однажды, еще при Кучме, попала в руки некая секретная аналитическая записка, в которой предлагалось накануне выборов одну провокацию против Церкви осуществить. Там подробно расписывалось, как будет реагировать и поведет себя УПЦ, как — расколы и уния. Какие СМИ и какую позицию займут, какие, наконец, политические дивиденды эта провокация принесет. Я поразился тому, что все в общем-то верно угадано: УПЦ, конечно, выступит с обращением к президенту, парламенту, расколы поведут себя таким образом и т. д. Все просчитано.

 — А реакция Православной церкви на акцию «Pussy Riot» тоже просчитана? Как ее реакция?

 — Церковь — это не только Святейший Патриарх Кирилл, это вы, и я, и множество других людей. Как мы оцениваем эту акцию? Церковь учит нас отделять грех от грешника, с грехом бороться, а грешника любить, помочь ему, падшему, восстановиться. Пробудить стыд за содеянное, подвигнуть к покаянию, которое предполагает внутреннее преображение человека, что позволит ему избыть совершенное зло и стать на дорогу Христа Спасителя. Русская литература — православная христианка по своей природе и происхождению, как и культура. Было бы замечательно, если бы ее современные деятели встали на позицию Церкви. Осудили грех и помогли исправлению грешника.

— Но это осуждение не связано с тюремным заключением?

 — Конечно, нет. Они совершили аморальный поступок, никого, слава Богу, не покалечили, не убили, поэтому должны нести моральные муки и угрызения, а не физические, связанные с лишением свободы. И интеллигенция должна сказать: мы добиваемся вашего освобождения, но осуждаем ваш мерзкий поступок и руки вам не подадим. Любая другая позиция, думаю, будет поощрением неправды. Если окажется, что девушки, как некоторые пишут, выполняли какой-то политический заказ за деньги, то надо объявить сбор по храмам, собрать эту сумму и вручить им, как 30 серебренников, — пусть обжигают им руки.

— Но интеллигенция разделилась в оценках «Pussy Riot». Как вы относитесь к этой дискуссии?

 — Конечно, удивляет, что люди ничтоже сумняшеся ставят в один ряд Солженицына, Сахарова и арт-группу, одно название которой должно вызывать чувство брезгливости. Неужели великая правозащитная традиция могла так деградировать? Это поражает не меньше, чем грязная акция в храме. Я был знаком с нашими украинскими правозащитниками-отсидентами Борисом Алексеевичем Чичибабиным, Олесем Павловичем Бердником, с окружением Виктора Некрасова. Эти замечательные люди были удивительно щепетильны в вопросах морали, считали, что достойное (а это борьба за свободу, правду, справедливость) делается достойными. Что достойного в глумлении?

Или вот читал одну ученую даму из МГУ, защитницу арт-группы. Так она эту акцию рассматривает сквозь призму карнавальной культуры Средневековья, смеха в Древней Руси, православной традицией юродства. Бахтин, Лихачев и Панченко за сердце бы схватились от одного такого сопоставления. Это совершенно внеположные явления! Представляете, «Pussy Riot» как последователи Рабле, Василия Блаженного и Ксении Петербургской?

А больше всего поражает откуда-то выползшее церквоненавистничество. Вот в «Новой» прочел музыковеда Артемия Троицкого. Он свой опус под заголовком «Бесправо-славие» заканчивает так: «Почитал обвинения в адрес „Pussy Riot“, сделал крошечное наблюдение: притом, что все там вертится вокруг глумления над православием, ни Иисус Христос, ни Библия и Евангелие, ни даже понятие „христианство“ там практически не упоминаются. Похоже, это действительно какая-то секта», и далее — нецензурно. Как видим, у человека хватает ума обложить православных матом, а элементарных знаний, даже о том, что Евангелие — часть Библии, нет. Он эту Библию и в глаза никогда не видел. Как редакция «Новой», публикующая это хамство. Так что воинствующее невежество тоже явлено в полной мере. Но Бог, как и Церковь Его, поругаем не бывает. И это доказала история.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=360


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru