Русская линия
Церковный вестникПротоиерей Андрей Юревич09.08.2012 

Дом священника стеклянный

Распад семьи священника — не просто личная трагедия, это катастрофа,Семья священника Анатолия Коньковатем более, если это случается в небольшом городке или селе. По словам Иоанна Златоуста, дом священника стеклянный. Переживают все, даже неверующие. Одни не могут сдержать эмоций, а другие говорят, что больше не переступят порог храма. Почему это происходит и можно ли каким-то образом предупредить эту беду? Об этом вместе со своей супругой размышляет отец семерых детей протоиерей Андрей Юревич, клирик храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке.

Некоторое время назад в редакцию пришло письмо, в котором заштатный священник откровенно рассказал о трагедии в своей семье. Оно и стало поводом для этой публикации.

«Это моя вина»

«Я священник, но в настоящее время нахожусь под запретом. У меня есть рабочая профессия, которая кормит меня и мою вторую семью. С первой моей женой мы прожили вместе 12 лет, от этого брака родился сын, который остался с ней. Когда мы поженились, я не думал о священстве. Но, вместе размышляя на эту тему, мы постепенно пришли к мысли, что я мог бы стать священником и служить. Мой духовник тоже не возражал. При рукоположении архиерей спросил мою жену, согласна ли она с тем, что я стану священником. Она ответила: согласна. Я служил, она работала, всё было хорошо, пока с ее стороны не начались малообъяснимые упреки и приступы беспричинного раздражения. Я старался разрешить все конфликты, но, в конце концов, она призналась, что любит другого человека. Они познакомились на работе, их роман длился уже два года. Был период, когда она порвала с ним и пыталась бороться со своими чувствами, но сломать себя и забыть его не смогла. Она сказала, что эта борьба рождает по отношению ко мне настоящую ненависть. Когда я спросил, зачем она согласилась с моим рукоположением, она ответила: «Я увидела, что это твое». И сказала, что хочет настоящей, насыщенной множеством событий, яркой и интересной жизни, которую ей может подарить только он. А жизнь со мной скучная и серая. В итоге мы расстались. Я не смог жить один, не видел себя и в монашестве и женился повторно. Знаю, что Церковь рассматривает мое решение как слабость, священник должен найти в себе силы остаться священнослужителем. Но я не смог остаться один. И это раскаяние во мне созревает.

У нас с бывшей женой хорошие отношения. В новом браке она родила еще двоих детей, они с семьей много путешествуют, можно сказать, счастливы. А я нахожусь в состоянии внутреннего конфликта. Я люблю и хочу служить, но не имею на это никакого права. Но ни в чем ее не виню. Считаю, что наш развод и всё, что за ним последовало, — это моя вина". Отец Максим.

«Маленькие» трагедии

В своем Первом послании к Тимофею апостол Павел рекомендует избирать диаконами тех, кто муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим (1 Тим. 3, 12). На ту же тему Иоанн Златоуст говорит: «Дома должен избираемый показать хороший пример управления. Ибо кто поверит, что чужого заставит слушаться себя тот, кто своего сына не умеет держать в послушании». Эти рекомендации не случайны. Ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли печься о Церкви Божией (1 Тим. 3, 5). Но, положа руку на сердце, спросим себя откровенно, многие ли благочинные и настоятели, рекомендуя к рукоположению ставленника, смотрят на то, какая у него семья, какие отношения с женой, какие у него дети, как он управляет домом своим?

Обращают внимание на богословское образование, на личностные качества, есть ли у него голос, деловые навыки, наконец, уверенно ли читает по-церковнославянски. А семья выпадает из поля зрения. Можно объяснить это острым дефицитом священников, а можно формализмом и равнодушием. Не многих интересует, готовы ли члены семьи, в первую очередь матушка, нести крест священства, ложащийся на плечи отца семейства. За 20 лет священства я встречал разные ситуации, когда пренебрежение этими апостольскими рекомендациями приносило самые горькие плоды.

Приведу несколько примеров. На одном из сельских приходов рукоположили в священники человека, жена которого была алкоголичкой. Когда у нее начинались запои, она могла устроить скандал в храме даже во время службы и никто не мог ее остановить. Представляете, что испытывали при этом прихожане? К сожалению, тот священник, который рекомендовал этого батюшку к рукоположению, знал об этой проблеме, но надеялся, что, став матушкой, женщина исправится. Этого не произошло. Из-за матушкиного недуга батюшку неизбежно переводили на другие приходы, нигде он не задерживался больше года!

Другой пример. В Лесосибирске я познакомился с человеком, который в прошлом был священником. Назовем его отец Александр. Он давно не носил бороду, ходил в мирской одежде и работал на предприятии художником-оформителем. Отца Александра рукоположили в 1970-х в одной из епархий Центральной России. Первым его приходом стал полуразрушенный сельский храм. Он приехал туда вместе с матушкой. У него были «золотые руки» — резчик, дизайнер, столяр, плотник и т. д. За два года отец Александр восстановил заброшенный храм. Сам сделал иконостас, престол. Увидев это, владыка перевел его на следующий полуразрушенный приход. Однако матушка отца Александра наотрез отказалась следовать за ним и вернулась к своим родителям, где они и жили после свадьбы. С этого момента отец Александр стал потихонечку попивать. Но и второй приход восстановил. А на третьем прихожане пожаловались владыке, что настоятель сильно пьет. Отца Александра вывели за штат. Супруга к тому времени с ним уже развелась. Своего жилища у батюшки не было, и в поисках лучшей доли он уехал в Сибирь. Я застал его там уже спившегося, но всё еще не утратившего своего таланта. Мы его приветили, в нашем храме он смастерил два киота. Характерно, что на службу отец Александр всегда приходил в рясе, исповедовался, причащался, даже пить бросил. Однажды он созвонился с сыном, которого видел только в младенчестве (а теперь тому было уже лет 25), и они договорились о встрече. Мы дали ему денег на дорогу, но, пока он добирался, сын попал в автокатастрофу и погиб. Отец Александр едва успел на похороны. Вернулся он совсем раздавленный, этого горя не перенес, совсем запил и в конце концов умер. Хоронили его всем приходом.

Еще одна история. Священника переводили с одного сельского прихода на другой, жена хоть и не разводилась, но осталась жить в городе. Дети росли без отца. Когда старший сын подрос, то стал приезжать в село, где служил батюшка. Отец старался воспитать себе помощника, учил юношу пономарить и служить. Но однажды парень обокрал своего отца, присвоил церковные деньги и исчез. Наверно, это неудивительно, если отец был лишен возможности его воспитывать.

Эти истории наводят на грустные размышления, а так хотелось бы видеть бережное отношение к семьям священников, мудрость в решении их семейных проблем, особенно в вопросах перевода с прихода на приход.

Мне также известны случаи, когда священник бросил матушку с тремя детьми и вторично женился. Или когда, не расставшись, супруги живут вместе, но еле терпят друг друга. А ведь прихожане и простые люди вокруг не могут сказать: посмотрите, как они любят, как говорили о верующих ранней христианской Церкви. Потому что они видят не любовь, а жалкое существование. Я уверен, что многие священники могут вспомнить что-то подобное на эту тему, хотя об этом не очень принято говорить вслух. Но это ведь трагедия человеческих судеб, трагедия жизни Церкви.

И встает закономерный и простой вопрос: многие ли молодые пары, вступая в брак, знакомы с тем, что такое семейная жизнь? Кто-то рассказывал им — сыну или дочери, как должны вести себя будущий муж или будущая жена? Какие бывают проблемы, что такое кризисная ситуация в семье, что такое воспитание детей? Какова методика и профилактика разрешения возможных конфликтов? Брак не становится счастливым автоматически от того, что оба супруга верующие или если один из них в сане. А ведь к священнику люди идут и с вопросами о семейной жизни. Что он может посоветовать, сам не зная, как поступать?

Церковь — семье

К сожалению, у нас до сих пор нет ни комиссии, ни отдела по семейным проблемам, специализирующегося именно на семьях священников. Нет специалистов, кто мог бы научить священников помогать в семейных проблемах своим прихожанам. Хотя священство, призванное духовно окормлять людей, должно хорошо разбираться в этих вопросах.

В какой-то мере вопросами семьи поручено заниматься Синодальному отделу по социальному служению, но там помощь оказывается в экстренных, чрезвычайных ситуациях. А если внешне всё хорошо, а внутри вулкан проблем, что делать? Обращаться к духовнику?

Но всякий ли духовник способен оказать необходимую помощь в конкретной жизненной ситуации? Конечно, есть книги Притчей Соломоновых и Премудрости Иисуса, сына Сирахова, есть советы святых отцов. Но, во-первых, это достаточно общие слова о любви и взаимопонимании, а не разбор жизненных ситуаций, а во-вторых, обстоятельства жизни XXI века всё же сильно отличаются от ветхозаветных времен.

Может быть, начать с того, что поднимать тему семейной проблематики на епархиальных собраниях и приглашать церковных и не только церковных специалистов: лекторов, педагогов, которые могли бы вести семинары, мастер-классы, отвечать на вопросы? Организовать те же семинары по христианским семейным отношениям?

Хорошо, если бы существовала отдельная церковная структура по семейному служению, где эти вопросы разбирались бы с христианской точки зрения. И обязательно, чтобы была консультация по психологической помощи в кризисных ситуациях. И отдел для помощи семьям духовенства. Причем анонимно.

Пока же всё находится в руках отдельных энтузиастов. Например, таких, как протоиерей Александр Дягилев, который создал православный Центр помощи супругам «Супружеские встречи» в Санкт-Петербурге, переживающим кризис в отношениях. За полтора года работы центру удалось сохранить от развода несколько семейных пар, среди них есть и семьи священников. «На наших встречах супруги получают инструмент, который позволяет им самим решать свои проблемы. Это — диалог. Посредством диалога они могут проговорить сложные темы, на которые не решались порой в течение многих лет их жизни», — говорит отец Александр в одном из интервью.

Мне известно, что значительный опыт накоплен и у протестантов, которые досконально исследовали и продолжают исследовать эту тему: как общаться супругам, почему возникает взаимонепонимание, что делать, чтобы была психологическая совместимость и радость от общения друг с другом. Супруги за 20 лет устали друг от друга, надо бы им отдохнуть. В каком смысле? Год не жить друг с другом или поменять партнера? Так подсказывает светская психология и просто решает эти вопросы. Но ведь в христианстве должно быть не так. А как, мы это знаем?

«Этику и психологию семейной жизни» нужно вернуть в школы

Но вместе с созданием таких центров необходимо подумать над профилактикой семейных кризисов. В общеобразовательных школах, православных гимназиях, в духовных училищах, семинариях и даже высшей школе (ПСТГУ, РПУ) нужно ввести предмет «Этика и психология семейной жизни», который преподавался у нас в 1990-х годах. Но с учетом православного мировосприятия. И не сухо, а на конкретных, живых примерах открыто говорить о проблемах семейной жизни и методике их решения. Будущие семьи нужно воспитывать, тем более если речь идет о семьях священников. Даже будущим монахам это пригодится в пастырской практике.

Точно так же нам сегодня нужна разветвленная система семейного служения во всех епархиях. Везде должны быть семейные клубы, психологические консультации, проводиться семинары и конференции для молодых пар и для несемейной молодежи. И вот тогда у нас начнут создаваться хорошие прочные семьи среди мирян и у кандидатов в священство. Они, может быть, и не мыслили о священстве, а у них в силу этой системы уже хорошая семья сложилась. А когда они станут священнической четой, то будут защищены, насколько это возможно, от катастроф в своей семье. А их семейные отношения смогут служить эталоном для многих других, и они сами будут учить и вдохновлять другие семьи.

И я уверен, что это по силам многим приходам уже сейчас, было бы желание. Например, моя супруга в нашу бытность в Лесосибирске вместе с предметом «Мировая художественная культура» четыре года вела в ­нашей православной гимназии предмет, который мы назвали ОБЖ — «Образ Божий — женщине». Со старшеклассницами (8−11 классы) она откровенно говорила на все женские темы, касательно семейных отношений в христианском понимании. Эти уроки пользовались огромной популярностью у девочек. К сожалению, мы не смогли создать школьную программу по этой теме для мальчиков, а они очень об этом просили.

Мы открыли на своем приходе семейный клуб для семейных пар и неженатых (одной из наших задач была организация места знакомств желающих создать семью). Матушка Ольга подбирала актуальные темы: роль мужа и жены в семье, воспитание детей, проблемы супружества, вплоть до глубоко личных тем. Например, что муж ждет от жены и что жена от мужа — система взаимоотношений на тонком психологическом уровне.

Я сторонник идеи, что вся семья священника должна служить Церкви не только на клиросе, но и участвуя в социальной работе. Наши дети вели разные молодежные мероприятия, такие как акция против абортов, рождественская помощь старикам, издание гимназического журнала, организовывали молодежные клубы, готовили концерты, с которыми выступали на приходских и городских праздниках, приглашая к этой работе своих одноклассников и друзей. И, глядя на нашу семью, другие семьи тоже подключались к этой работе, стараясь сами сделать что-то полезное. Например, в одной семье дети с родителями придумали приходской кукольный театр.

Нужен современный «Домострой»

У нашей темы есть еще одна сторона, довольно болезненная. На некоторые острые вопросы семейной жизни у нас нет ответов, потому что их не очень принято обсуждать в Церкви.

Для сравнения: Католическая Церковь специально проводит международные конгрессы, где идет поиск таких ответов. Обсуждаются и такие интимные проблемы, как способы предохранения от беременности и возможность применения их для верующих христиан.

Тема острая, в наших кругах об этом почти нигде не говорится, и она остается на усмотрение самой семьи — мужа и жены, батюшки и матушки. Из своей пастырской жизни я знаю матушек, которые пользовались и пользуются контрацептивами. Это допустимо? Уже предвижу обвинения в свой адрес в мракобесии! Но дело в том, что многие матушки и батюшки серьезно об этом не задумываются и живут так же, как жили еще мирянами. А бывает, что мечутся, боятся, стыдятся спросить об этом. Третьи советуются с духовником. А если он со своей матушкой неправильно решил эти вопросы и то же самое посоветует? Жизнь показывает, что, пока не заостришь, не актуализируешь тему, она остается закрытой для всех.

Или менее острый, но не менее актуальный вопрос: в каких вузах нежелательно учиться детям священников, какие нежелательно избирать профессии? На физмате или в Бауманском можно учиться, а если он или она в театральный хочет поступать? А если девочка мечтает стать фотомоделью, планируя связать свою жизнь с модельным бизнесом? Допустимо ли это или нет? Ведь православные мужи древности размышляли о спорных для своего времени вопросах, даже таких как, можно ли человеку в духовном сане присутствовать на языческих ристалищах, и составили книгу правил. И я считаю, если и не «Домострой современной семьи», то широкое обсуж­дение таких тем не в форме запретов, а в форме советов, рекомендаций и последующая выработка какого-то соборного решения сегодня были бы крайне необходимы.

* * *

Живи не как хочется, а как Бог велит

О подходах к решению семейных проблем духовенства: комментарии

Епископ Николай (Погребняк), викарий Московской епархии, благочинный Балашихинского округа, настоятель Преображенского храма г. Балашиха

Хочу сказать, что случаи, подобные описанному, мне известны. Это всегда трагедия, причем по большей части вина действительно лежит на священнике. «Слабое звено», каковым в таких случаях являются их супруги, конечно, тоже несет ответственность, но должен подчеркнуть, что пастырская ответственность несоизмеримо больше.

Что касается решений священноначалия, то, как правило, оно не просто учитывает, а всесторонне учитывает все обстоятельства при назначении священника на приход. Исключения (они достаточно редки) лишь подтверждают это правило. К сожалению, значительно чаще встречается иная ситуация, когда священник — особенно молодой и дееспособный — считает себя самодовлеющей ценностью с жизненным принципом: я хочу всё и сейчас, то есть он заражен духом, простите за выражение потребительства.

Для помощи священническим парам нужно создавать не психологические консультации, а усилить или, может быть, даже реорганизовать институт епархиальных духовников. Чаще всего сложные семейные вопросы успешно решаются именно на таком уровне при условии доверия со стороны страдающей (впрочем, там ведь обе стороны страдают). Доверие подразумевает некоторое насилие над собой, изменение своей жизни, то есть покаяние. Результат тогда бывает положительный, но не потому, что дело по-моему решилось, а так Бог велит. Знаете, есть такая хорошая поговорка: не так живи, как хочется, а как Бог велит. Исполнить бывает трудно, но в конечном счете всегда полезно.

В отношении этики и психологии семейной жизни как составной части курса пастырского богословия — в настоящее время она преподается далеко не всегда на должном уровне. Этим надо заниматься самым серьезным образом. В общеобразовательных заведениях такой курс был бы полезен, даже желателен, но есть опасность, что вместо психологии семейной жизни подсунут какую-нибудь мерзость вроде психологии нетрадиционной семьи и т. д., то есть традиционную, нормальную семейную жизнь будут рассматривать как один из вариантов, причем не главный. А вот в воскресных школах обязательно надо этому учить.

Теперь о соборном обсуждении проблем интимной жизни семейных христиан и священников. По моему мнению, это неуместно. Проблему следует решать не «большинством голосов», а соборным разумом, который должен базироваться на тщательно подготовленном специалистами материале. То есть к обсуждению этого вопроса надо привлечь опытных духовников, православных врачей — специалистов именно этого направления, да и педагогов, конечно. Что же касается поднятых автором статьи вопросов (контрацепции. — Ред.), то ответ на них Церковь дала двенадцать лет назад в Основах социальной концепции (см. 10 и 12 разделы).

Что касается выбора профессии, «где можно и где нельзя учиться детям священников», то совет здесь простой: если избираемая профессия может нанести непоправимый урон нравственности, ее избирать не следует. И если в отношении театральных вузов какие-то варианты возможны, то в отношении «модельного бизнеса» — категорическое нет. Ко мне обращались бывшие фотомодели — это, без исключения, люди с искалеченной судьбой. Модельный бизнес, как и шоу-бизнес (думаю, первое можно считать подвидом второго), безусловно, одно из самых уродливых явлений современной жизни.

Архимандрит Кирилл (Семенов), духовник Московской епархии, клирик Новодевичьего монастыря

Я уже несколько лет несу послушание епархиального духовника, и мне также приходится исповедовать ставленников и их жен, будущих матушек. Пока не было случая, чтобы у тех, кто прошел у меня ставленническую исповедь и рукоположен в священный сан, разрушилась семья. Это отрадно.

Но тем не менее в моей пастырской практике был случай, похожий на описанные в статье, когда матушка ушла от своего мужа-священника и через суд добилась запрета на общение отца с их общими детьми. Хотя была воцерковлена, получила образование в церковном вузе, не раз исповедовалась у меня. В это время им обоим было меньше 25 лет. Никогда на исповеди она не говорила о своих семейных проблемах, напротив, всё, с ее слов, было хорошо, и я думаю теперь, что она была неискренна.

Как предупредить такие ситуации? Для этого нужно очень хорошо знать обоих супругов, часто общаться с ними и исповедовать, чтобы у них не было от духовника никаких секретов. Но немалая ответственность лежит и на самом муже — священнике или дьяконе, как он воспитывает жену, как он выстраивает отношения в семье. Не подает ли плохого примера своим поведением, насколько он внимателен к ее душевной жизни. Например, она постоянно сидит с детьми, а он всё время на приходе. Насколько он сам понимает, что происходит в это время с его женой?

Я абсолютно убежден, что архиерей не должен иметь в виду только практические цели, решая вопрос, куда какого священника направить. Приведенные в статье примеры чудовищны, когда семья разваливается из-за того, что священника переводят с прихода на приход. У священника есть семья, дети, и они не всегда готовы путешествовать вместе с ним с одного разрушенного прихода на другой, ютясь в непростых условиях и живя в крайней бедности.

Я согласен с тем, чтобы в епархии существовала психологическая служба, которая могла бы оказать содействие, если у семьи священника возникла такая потребность. И вопрос воспитания детей в христианских семьях и подготовки их к будущей семейной жизни также актуален. Нужно объяснять, что такое семья, христианский брак, его особенности в отличие от мирского понимания, чтобы дети изначально знали, если они хотят создать семью, насколько это ответственно и серьезно. Говорить на эту тему в воскресных школах, может быть, ввести отдельный предмет в православных гимназиях, курс психологии семейной жизни в семинариях, академиях, на регентских курсах для девушек. Как это сделать, отдельная тема.

Протоиерей Георгий Бреев, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы, епархиальный духовник, Москва

Разъясняя супружеские конфликты, святой Амвросий Оптинский учил свою паству: «Супруги, не будьте взаимно упруги». То есть: «Вы не до конца приняли друг друга, не до конца соединились, между вами нет полного внутреннего желания отвергнуть себя, чтобы служить Богу и ближнему своему». Моя практика духовника (а мне приходится исповедовать и священников) показывает, что если существуют проблемы в духовной жизни человека, то они зеркально отражаются и в его семейной жизни. И это, наверное, главная или одна из главных причин возникающих нестроений.

Что же делать? Первое. Понять, что раз вы оба решились стать священнической четой, то вас ждут серьезные духовные испытания. Не случайно сказано: «Если хочешь служить Богу, уготовь душу свою к искушениям». И тут всегда нужна тонкость душевная, благородство и вера, что никогда никто не позволит себе — ни он, ни она — даже подумать, что у него (нее) будет другая супруга (супруг).

Второе. Нужно хорошо знать Священное Писание, усвоить дух христианства, понять, что такое Церковь, найти в ней свое место.

Третье. Нужно учиться противостоять искушениям. Ведь они захлестывают человека и меняют его восприятие мира. Даже те, кто любит, может оглядываться назад и говорить себе: «В моей жизни было то и то, а сейчас у меня этого нет, я несчастна». В таком настроении нет евангельского духа. Всякий оглядывающийся назад неблагонадежен для Царства Небесного.

Четвертое. Нужно всё время стараться поддерживать в себе духовное устроение через чтение святоотеческой литературы и Священного Писания. Нужно открыть в себе другое измерение жизни — духовное. Вот тебе строй духовной жизни, ты тогда всё соблюдешь и всё сохранишь.

Мы ищем причины распада семьи в психологии, в личных отношениях, а причина в том, что мы были не готовы принять священство, не понимали, что это такое, не возлюбили всё дело Церкви, не прикипели к нему всем сердцем.

Вместе с тем всё, что предлагает автор статьи в помощь семье священника, тоже нужно по возможности делать. От себя я бы предложил еще структуру, которая только создается, — это совет викариатства, который в Москве, например, включает в себя два-три благочиния. В этот совет входят викарный епископ, благочинные, духовник. И, когда ставленник рукополагается, нужно, чтобы такой совет приглашал на беседу и его, и супругу. Нужен внимательный и сердечный подход, когда епископ, благочинный и духовник прочувствовали готовность семьи принять на себя крест служения.

Кроме того, вменить в обязанность викарного совета решать вопросы, возникающие в священнических семьях. Тут можно и психологов пригласить, которые занимаются проблемами семьи. Но если на этом уровне проблема не будет успешно решаться, тогда уже на уровне всей Церкви попробовать создать центр проблем семейной жизни. Или синодальный орган, который подобрал бы специалистов и священников.

http://www.e-vestnik.ru/analytics/dom_svyashchennika_steklyannyy_5418/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru