Русская линия
Взгляд-инфоМитрополит Саратовский и Вольский Лонгин (Корчагин)07.08.2012 

В России нет культуры оппозиционности

Рассуждая о том или ином общественном явлении, я всегда пытаюсь разграничить Митрополит Лонгин (Корчагин)интернет-публику и основную массу людей, тем более верующих. Потому что на самом деле те, кто ходит на всякого рода публичные мероприятия и выступает «за» или «против» чего-либо, — это очень узкий круг людей, чье мнение не является репрезентативным для большинства наших сограждан, и верующих в том числе. И в отношении некоторых из этих людей я бы даже слово «православный» не всегда употреблял без кавычек, потому что это очень разные люди — и по степени православности, и порой по степени адекватности. Причем такие люди есть во всех лагерях — и среди правых, и среди левых. И думать, что все, что они делают, о чем говорят и пишут, является отражением действительности, конечно же, неправильно. Специфика Интернета в том и состоит, что единичные и совсем не характерные случаи становятся достоянием общественности, на них пиарятся различные силы, их раздувают до вселенских масштабов. В то время как в иных случаях и обсуждать нечего — настолько все очевидно.

ПРАВОСЛАВИЕ В КАВЫЧКАХ

Как можно относиться к тому, что какой-то молодой человек, называющий себя православным, ударил на улице женщину? Конечно, это плохо, и другой оценки быть не может. Тут не надо быть активистом или, наоборот, не активистом, верующим, атеистом, православным, буддистом или еще кем-то. Это просто некие нормы человеческого общежития, которые даже не обсуждаются. Вы говорите: как же так? Человек называет себя православным, почему он оказывается способен на такой поступок? Во-первых, нужно для себя понять одну вещь: человек может сам себя назвать как угодно, без малейших на то оснований. Знаете, есть люди, которые склонны отождествлять себя, например, с Наполеоном или с каким-то еще историческим персонажем. Правда обычно таких людей от общества изолируют. Тем паче можно назвать себя и православным, не будучи православным. Есть мусульмане, которые называют себя «самыми настоящими мусульманами» и стреляют в других мусульман, которые, по их мнению, ненастоящие. Слава Богу, у нас в православии пока такого нет и, надеюсь, не будет никогда. Но вот это общая проблема — насколько самоназвание соответствует реальности, насколько человек, который именует себя православным, действительно таким является.

Христос заповедовал не отвечать злом за зло. В Евангелии Он указал совершенно определенную модель поведения: мы должны любить не только любящих нас, потому что это делают мытари и язычники, но и тех, кто нас ненавидит. Тем более мы не должны давать места гневу и не отвечать злом на зло. Это общие места. Но нам навязывают обсуждение очевидных вещей. И вместо того, чтобы не обращать на это внимания, мы фактически начинаем, как говорят сегодня, на это «вестись» и всерьез обсуждать — хорошо это или плохо. Наивно думать, что наше обсуждение и наши оценки изменят мнение некоторых людей относительно православных верующих. И что они перестанут ассоциировать действия нескольких людей со всей Церковью. Потому что нормальный человек и так понимает, что к чему. Остальные все равно будут обобщать, поскольку Церковь — их враг и тут всякое лыко в строку. И думать, что мы их убедим, что они ничего не знают, не понимают и просто ошиблись, — это совершенно наивно.

Возможен ли православный активизм? Я считаю, возможен вполне. Как сказал один русский философ, мы не можем превратить окружающий нас мир в рай, но мы можем и должны делать все, чтобы он не стал совершеннейшим адом. Но здесь очень тонкая грань. Когда три человека подают в суд на Фейсбук (я, кстати, до вас об этом даже не слышал) — это одно дело. И совсем другое — когда достаточно широкая общественность борется против ювенальной юстиции, засилья порнографии или иного очевидного зла. И я считаю, что суд в данном случае — это совершенно нормальный метод. В гражданском обществе суд — самый адекватный способ борьбы. И тут, я думаю, дело даже не в православии. Дело в том, что в нашей стране просто нет элементарного гражданского опыта борьбы, того уровня сознательности, организованности гражданского общества, который есть на Западе.

«НЕ НАДО НИКОГО СМЕШИТЬ…»

Посмотрите, как у них проходит та же борьба трудящихся за свои права, как бы ни смешно звучало это словосочетание из уст православного архиерея. Им можно только позавидовать в хорошем смысле слова — настолько люди организованы. Собственно говоря, демократия — она в этом и заключается, что общество и власть контролируют друг друга и не дают друг другу зайти слишком далеко. В той же Греции тоже достаточно высока степень православной активности. Помню, как во времена моей молодости, когда я еще учился на богословском факультете, в Греции к власти в очередной раз пришли социалисты. И по своей всегдашней привычке стали православную Церковь всячески ущемлять. И что вы думаете? По призыву Синода в маленькой Греции, в Афинах, на улицы вышел миллион человек, и правительство социалистов пало. Там никто ничего не крушил, не бил, в отличие от анархистов, которые крушат автомобили, поджигают банки и убивают полицейских. Ничего подобного — все было мирно и очень даже благопристойно, но правительство после этого пало.

Я убежден, активность не только может иметь место, она нужна, и, скажу еще больше — мы вступаем в такую полосу времени, когда без нее совсем будет плохо. Другое дело, что должна вырабатываться отсутствующая сегодня культура этой активности. Это касается всего общества. А православного человека это касается вдвойне и втройне. Не надо никого смешить и злить беспричинно тоже не надо. Вот вы спрашиваете, нужно ли православным ходить с плакатами? Вы знаете, что действие рождает противодействие. В каком-то случае, может быть, и можно ходить с плакатами. Почему бы и нет? Но на этих плакатах должно быть написано, по крайней мере, что-то правильное, отображающее реальные запросы общества.
Я считаю, что на самом деле большая трагедия всего нашего общества — это отсутствие культуры как таковой, культуры диалога и культуры оппозиционности, в частности. Особенно если заглянуть в Интернет — там своим политическим противникам желают таких вещей, каких даже дикари, которые заклинали «на смерть» своих врагов, не желали. А здесь это делается так, между делом, просто как такое дежурное вступление к любому тексту. Это очень плохо. И, к сожалению, в данном случае Интернет, точнее, его безнаказанность, виноват в таком нарастании градуса взаимной ожесточенности.

Мы говорим: люди называют себя православными. Они, может быть, действительно искренне так говорят, они и хотят быть православными, но уровень их православности — это примерно как слой растительности в тундре. Он тоненький-тоненький. Проехал один раз гусеничный трактор, и потом там 50 лет ничего не растет. И степень православности этих людей — она примерно такая же.

ЦЕРКОВЬ — НЕ МАГАЗИН

Теперь что касается иска потребительского общества. Понятно, что это пиар чистейшей воды, который не является действительным выражением общественного настроения. В то же самое время есть люди, и, к сожалению, их достаточно много, которые воспринимают Церковь как некий магазин ритуальных услуг, и ваш покорный слуга говорит об этом уже много лет в своих выступлениях и интервью. Это проблема, и она возрастает с каждым годом. Дело в том, что общество потребления делает очень большие успехи, оно развивается гораздо более бурно, чем, скажем, коммунистическое, атеистическое общество. Оно ведь не требует от человека ни самоограничений, ни каких-то там аскетических усилий, оно не требует затянуть пояса и потерпеть, а наоборот, предлагает позволить себе как можно больше. Это с одной стороны. Но, с другой стороны, я не понимаю, почему в храме нельзя обменять какой-то предмет, если человеку что-то не понравилось? Я, например, всегда на всех епархиальных собраниях священникам говорю: если бывает так, что человек приобрел крестик, и он почернел или сломался или у иконки что-то отклеилось и пришли к вам — меняйте без слов. Взяли — отдали, и все. И не надо создавать проблему на пустом месте.

Что же касается чеков, то все-таки это не торговля и не магазин. Кроме того, у нас очень мало храмов, которые имеют возможность содержать церковную лавку за пределами собственно молитвенного помещения. И если такая возможность появляется, мы сразу ей стараемся воспользоваться, потому что, представьте, идет служба, а тут: «Дайте мне свечку», «Дайте крестик», «А покажите мне эту книжку», «Покажите иконку». Конечно, это на самом деле всем очень мешает в молитве. А тут, представьте, еще кассовые аппараты будут щелкать…

Слава Богу, государство все-таки в этом плане идет навстречу Церкви и согласно с нами, что мы не занимаемся торговлей в прямом смысле этого слова, мы не продаем товары народного потребления. Потому что та же свеча — вот вы ее взяли, пожертвование дали, свои 5 рублей, тут же ее поставили на подсвечник, и она тут же сгорела. Все! Более того, когда на церковном заводе «Софрино» эту свечку или эту иконку делали, то уже все налоги заплатили.

Некоторым кажется, что Церковь держится за возможность распространять в храмах предметы религиозного назначения. Но лично я был бы просто счастлив, если бы в храмах этого не было. Но тогда у Церкви просто не будет источников для существования, даже у городских приходов. Просто потому, что брать десятину, вытрясать ее из людей, как сектанты это делают: ходят по домам, звонят по телефону, подстерегают на улице своих злостных неплательщиков этой десятины, — мы не можем.

Есть старая народная мудрость — в чужой руке ломоть всегда кажется больше. Все наши храмы, даже те, которые стоят в центре города, в материальном смысле еле сводят концы с концами: все, что заработали сегодня, все сегодня и потратили. Я вам могу сказать так: практически нет храмов, которые бы строились, восстанавливались и ремонтировались на тот доход, который они получают отсвоей деятельности. Все это делается на деньги благотворителей. А тех средств, которые приносят люди, приобретая предметы церковного значения, хватает только на ежедневное содержание храма: выплату зарплаты, оплату коммунальных услуг, и все.

Но это отношение к Церкви, как к магазину, — не самое страшное. Самое прискорбное — это потребительское отношение к Богу.

ЛЮБОВЬ — ЛЕКАРСТВО ОТ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Видите ли, в чем дело… Опять же это нельзя как-то рассматривать отвлеченно, вне контекста нашей сегодняшней жизни. Мы уже к близким людям относимся точно так же, потребительски. Дети смотрят на родителей — что от них можно еще получить и сколько еще от них можно взять. Родители тоже смотрят на детей: мы вам дали, теперь вы должны, давайте, выплачивайте долг… Отношения с близкими, друзьями, вообще отношения человеческие — они перестали на наших глазах, на глазах людей моего поколения, быть тем, чем они являлись всегда. Вы спрашиваете: а раньше разве как-то по-другому было? Во всем общество потребления виновато? В человеческом обществе было все и будет все до самых последних дней. Дело в готовности в открытую провозглашать то, что еще, может быть, 20 лет назад люди таили где-то в глубине сознания и в чем даже себе боялись порой признаться. А сегодня эти табу исчезли, они рухнули, и все стало совершенно нормальным — все абсолютно. Вот мы кричим: жулики, воры, такие, сякие. А сами намного ли лучше?

Также и к Богу: на всякий случай как минимум, а максимум: «Ты мне — я тебе». Я Тебе свечку, а Ты мне пятерку на экзаменах или еще что-нибудь. А если Бог пятерку не дает, то все, Бога нет. И примеров такой логики можно встретить сколько угодно. Опять же я не стал бы преувеличивать массовость такого отношения. Все-таки основная часть людей, которая регулярно ходит в храм, все понимает. У них может возникнуть чувство, о котором мы говорим, но оно у них не господствующее и не главенствующее. Оно именно может восприниматься как некое грехопадение. А среди тех людей, которые только заходят в Церковь, — вот там такого отношения гораздо больше.

Что можно противопоставить такому отношению? Только одно — любовь. Настоящая любовь как раз и подразумевает бескорыстность. Люди любят друг друга, тянутся друг к другу, они не могут друг без друга, по крайней мере, в тот момент, когда они любят друг друга. Вот, наверно, такую аналогию можно провести в отношении человека к Богу. Но это уже тема для другого разговора.

http://www.vzsar.ru/special/2012/08/02/v-rossii-net-kyltyry-oppozicionnosti.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  лександ    07.08.2012 13:18
любовь – это дар Божий. Он может дать эту любовь, а может и не дать, при этом ничего не объясняя….

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru