Русская линия
НГ-Религии Станислав Минин02.08.2012 

Об истории умалчивают
РПЦ готовится к подписанию совместного документа с польскими католиками

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освятил 15 июля храм Воскресения Христова у мемориального комплекса «Катынь» в Смоленской области. Он заявил, что россиянам и полякам пора осознать Катынь как «страшный символ общей трагедии», протянуть друг другу руки как братьям и сестрам, начать новую эпоху в отношениях двух стран.

Это не первый адресованный полякам жест Русской Православной Церкви за последние годы. В 2009 году монахи Нило-Столобенской пустыни на озере Селигер привезли из Польши и поместили в монастырскую часовню копию Ченстоховского образа Богоматери. В конце 30-х — начале 40-х годов прошлого века на территории монастыря находился лагерь для польских военнопленных, расстрелянных в 1940 году НКВД в районе села Медного.

Дружеские, примирительные жесты продолжатся. В середине августа Патриарх Кирилл отправится в Польшу с четырехдневным визитом. 17 августа в варшавском Королевском замке он вместе с председателем Конференции католических епископов Польши архиепископом Пшемысля Юзефом Михаликом подпишет совместный документ — воззвание к польскому и российскому народам.

Этот документ можно назвать долгожданным. Официально о том, что обращение будет подготовлено и подписано, объявили в феврале 2010 года, когда в Польшу для встречи с католическими иерархами приезжала делегация РПЦ во главе с игуменом Филиппом (Рябых) и секретарем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) по делам дальнего зарубежья протоиереем Сергием Звонаревым. Польская пресса писала тогда, что текст документа разработают и согласуют «в ближайшие месяцы», а подпишут осенью 2010 года. Глава ОВЦС МП митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) уже тогда говорил о том, что подписать православно-католическое обращение может сам Патриарх, который для этого специально — и впервые в истории — приедет в Польшу.

Фактически так и произойдет. Просто текст, вопреки оптимистическим прогнозам, готовился и согласовывался целых два года. Его окончательный вариант был утвержден этой весной.

С чем связана задержка? Один из соавторов документа архиепископ Гнезненский на покое Хенрик Мушиньский говорит о различии в интерпретации некоторых исторических событий и явлений. К таковым относятся, например, советско-польский военный конфликт 1920 года или принципиальная оценка коммунистического режима. «У нас общий опыт жизни в тоталитарных государствах, который нас, с одной стороны, объединяет, а с другой — разделяет, — отмечает Мушиньский. — Мы, поляки, однозначно заявляем о том, что пострадали от двух тоталитарных режимов: немецкого, нацистского, а также советского, коммунистического. Наши российские партнеры, в свою очередь, не привыкли ставить на одну полку немецкий тоталитаризм и тоталитаризм безбожного коммунизма».

Это любопытно. Дело в том, что митрополит Иларион, правая рука Патриарха Кирилла, в своем памятном интервью журналу «Эксперт» в 2009 году (тогда еще в сане архиепископа) как раз говорил о сопоставимости двух тоталитарных режимов. По мнению Илариона, высказанному тогда, Сталин был «чудовищем, духовным уродом, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре», развязал геноцид собственного народа и в этом плане вполне сопоставим с Гитлером. «Нет существенной разницы, — говорил глава ОВЦС МП, — между Бутовским полигоном и Бухенвальдом, между ГУЛАГом и гитлеровской системой лагерей смерти».

Однако при подготовке совместного документа с польскими католиками эта точка зрения второго (де-факто) человека в иерархии РПЦ не возобладала. Она уступила место традиционной государственной интерпретационной матрице, в рамках которой знак равенства между тоталитарными режимами (при том что преступления сталинского режима признаются и осуждаются) не ставится. Другими словами, мирные инициативы Московского Патриархата вполне вписываются во внешнеполитическую концепцию и стратегию российских властей. Как это было во времена СССР, к слову.

Едва ли случайно и то, что активизация РПЦ на польском направлении по срокам совпадает с поездкой Владимира Путина в Гданьск 1 сентября 2009 года, когда он пригласил польского премьера Дональда Туска вместе посетить Катынский мемориал весной 2010 года.

Оценка советского тоталитаризма, впрочем, не единственный проблемный исторический вопрос, с которым столкнулись РПЦ и Католическая Церковь в Польше при подготовке обращения. Как быть с разрушением православных храмов в Польше в 1938 году? Как быть с так называемой ревиндикацией, то есть политикой отчуждения имущества Русской Церкви и православных общин и передачи его в собственность Римско-Католической Церкви во времена Второй Речи Посполитой (1918−1939)?

Итог: в документе, который подпишут в Варшаве Патриарх Кирилл и архиепископ Михалик, будет очень мало истории. Политики и ученые до сих пор не пришли к общему знаменателю по историческим вопросам, Церкви решили не бежать впереди паровоза.

Что же в принципе будет в тексте долгожданного документа? Его обещают опубликовать за два часа до подписания. На пленарном заседании Конференции католических епископов Польши 21−23 июня, в свою очередь, говорилось о том, что текст состоит из трех частей. В первой речь будет идти о том, что Христос призвал Церкви к диалогу и примирению. Во второй Церкви коснутся прошлого «в перспективе нового будущего». В третьей части православные и католики пообещают совместными усилиями бороться за христианские ценности в Европе. Ничего сенсационного, прорывного в тематической структуре документа, таким образом, нет.

Это обращение сравнивают с историческим примирительным документом, подписанным польскими и немецкими епископами в 1965 году. Однако в том тексте были действительно сильные формулировки вроде «прощаем и просим у вас прощения». На сей раз подобных слов не ожидается. Впрочем, экс-министр иностранных дел Польши Адам Ротфельд отмечает, что в тексте документа есть отсылка к молитве «Отче наш», а конкретно — к словам: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». Это, по мнению Ротфельда, и есть искомая формула примирения и прощения.

В Польше сама инициатива подписания совместных обращений с РПЦ воспринимается неоднозначно. Правоконсервативная оппозиция принимает документ в штыки. Аргументация проста и привычна. Московский Патриархат в советские времена сотрудничал с КГБ и не покаялся. Сейчас он выполняет задания Путина. Доверять РПЦ не следует, ее мирные инициативы — камуфляж для подлинных антипольских планов «путинского режима» и правящей элиты Польши. Храм в Катыни тоже не повод для радости. Он призван отвлечь внимание от польских жертв расстрела 1940 года. Польско-российское примирение — «фальшивка».

Польские журналисты не исключают, что в тексте документа будет упомянута катастрофа самолета президента Леха Качиньского под Смоленском в апреле 2010 года. Контекст, в котором такое упоминание стало бы возможным, не вполне ясен. Для правых консерваторов тема смоленской трагедии стала главной в польско-российских отношениях, вытеснив даже Катынь. Катастрофа воспринимается в этой среде как событие подозрительное, а подчас и как результат преступного сговора правящих элит Польши и России. Никакие слова Патриарха Кирилла, никакие совместные православно-католические декларации это не изменят. Разве что усугубят.

http://www.interfax-religion.ru/?act=print&div=15 016


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru