Русская линия
Вера-Эском Игорь Иванов30.07.2012 

Две волны

Невозможно в эти дни пройти мимо трагедии на Кубани, где в трех городах и станицах в ночь на 7 июля паводок затопил 7,2 тысячи жилых домов и погибли более 170 человек.

О том, что происходило во время стихийного бедствия и после него, немало написано и сказано. Разрушительная волна, прокатившаяся по Крымску, оставила за собой осиротевшие семьи, уничтоженные дома, завалы из грязи и мусора. Но на фоне этой горестной картины есть свет: самоотверженность тех, кто приехал из разных уголков страны, чтобы помочь бедствующим. Не по поручению или обязанности, а по велению сердца уже во время наводнения в городе появились люди, рискующие жизнью ради спасения ближних. Были среди них и представители духовенства — о. Александр Карпец, о. Александр Онищук и о. Роман Осташевский в ночь наводнения плавали на надувной лодке между разрушенных домов, вытаскивая людей. «Я только что и сумела — залезть на сундук, приготовилась умирать, — рассказывала 80-летняя Клавдия Высочина, — но Бог спас. Смотрю: подплывает лодка, в ней сидит отец Александр. Он меня туда и затащил». Как дороги, должно быть, о. Александру такие слова: «Бог спас», — ведь это значит, что Сам Господь действовал через него! До утра, пока лодка не порвалась, им удалось вывезти в безопасное место полсотни человек.

Храм Архангела Михаила стал после наводнения центром благотворительной помощи, причём даже раньше, чем развернуло свои центры МЧС. Людям раздавали здесь питьевую воду, продукты, средства гигиены, вещи. Но, может быть, важнее была та психологическая и духовная помощь, которую оказывали священники, приехавшие из разных регионов и по 12−15 человек постоянно дежурившие в храме. Скажут: подумаешь, психологическая помощь, хоть бы так-то выжить! Но нет. Стресс, даже психоз, охватывающий людей после утраты всего, своим отрицательным зарядом способен нанести огромный ущерб как самим пострадавшим, так и окружающим. Ведь немало людей, выживших после наводнения, не смогли пережить утраты и умерли в последующие дни.

Проявилось во время трагедии и другое. Слава Богу, власти быстро взяли ситуацию под контроль — мародёров было мало (вспоминаю потоп в американском Нью-Орлеане несколько лет назад, где мародёры просто захватили город). Зато, как пишет с места катастрофы волонтёр — иерей Сергий, проявилась «ещё одна личина трагедии — наглость, хамство, воровство и жажда наживы на халяву. Однажды под смех всех наблюдавших бабуля, уже явно за 70, живо улепётывала от очумевшего волонтёра, унося в каждой руке по 25-килограммовому мешку муки и сахара, при этом отчаянно матерясь… Мою супругу чуть не избила группа цыган, в темноте через забор храма пытавшиеся перекинуть мешки с мукой, когда она помешала им мародёрствовать». Этот вопрос удалось урегулировать: добровольцы во избежание драк стали развозить помощь по заявкам. Духовенство при этом выполняло и свои прямые обязанности — служило, отпевало, причём бесплатно, более того — бесплатно раздавались все необходимые для этого принадлежности. На 17 июля через церковный штаб в Крымске прошло 750 тонн гуманитарной помощи, питанием было обеспечено 17 тысяч человек…

Особенно приятно читать о самоотверженном служении духовного попечителя нашей редакции архимандрита Трифона (Плотникова), который с первого дня оказался в гуще работ по оказанию помощи пострадавшим. Возглавляя на Кубани епархиальный отдел социального служения, он, как отмечали буквально все православные волонтёры, без продыха и сна встречал, организовывал, размещал приехавших, успевая ещё фотографировать и рассказывать СМИ о происходящем — а это, как выяснилось, было едва ли не менее значимо. Связавшись с батюшкой в первую же ночь после трагедии и узнав, что наутро он снова едет в Крымск, я не стал мучить его вопросами — думаю, у нас ещё будет возможность побеседовать об уроках трагедии, о доверии к Богу и Его промысле в таких ситуациях. Здесь же хотелось сказать о второй волне этой катастрофы — том ужасном мусоре, который притащили блогеры (главным образом, анонимные) в информационное пространство.

Обратил внимание: в теленовостях Президент на совещании в Крымске трижды переспрашивал местного начальника о своевременном оповещении жителей, явно таким образом отвечая на слухи, распространившиеся в Интернете. Это порадовало: наконец-то власти, пусть и под информационным давлением, начинают обращать внимание на опасения людей. Губернатор Ткачёв, дабы опровергнуть слухи о прорыве плотины, посадил инициативную группу горожан на вертолёт, чтоб они своими глазами увидели водохранилище. Заслуга реально болеющих за дело блогеров была в указании руководству на болевые точки в организации сбора помощи. Но в интернет-пространстве появились свои «дети лейтенанта Шмидта». Началось с уже помянутых слухов про прорыв дамбы, подхваченных активистами. Вслед за тем — про «закрытие» города из-за эпидемии, потом — про три (а затем и шесть) тысячи погибших, про «продажу гуманитарной помощи» и т. д. Отряды анонимных интернет-орков набросились и на Церковь. Преобладали среди этого тёмного воинства «рядовые», и в другое время изливающие душевный яд в комментариях на страницах разных сайтов в Интернете. Этим превосходящим по численности ордам противостояли не столь многочисленные «эльфы» — и не без успеха. Они не только отвечали паникёрам и злопыхателям (даже создали сайты с изобличением слухов), но главное — сумели честно, без прикрас, непрерывно рассказывать о происходящем.

Подобные катаклизмы полезны тем, что все показывают своё истинное лицо или трусливо прячутся. Обнаруживают себя и «сауроны» — главари злобно-клеветнического воинства «орков». Одним из них оказался со своей 10-тысячной армией «френдов» небезызвестный Марат Гельман, знакомый нашим читателям как организатор антицерковных выставок. В своём дневнике он разместил текст, где говорилось: «Среди крымчан резко упало доверие и к церкви… попы РПЦ отказались бесплатно отпевать погибших… церковь не удосужилась расщедриться ни на еду, ни на воду, ни на средства гигиены…» Это Гельман поместил в качестве перепоста и с пафосом прокомментировал: «Я вот с ужасом думаю, что всё простят и забудут».

Это сообщение в дневнике Гельмана появилось 14 июля — через неделю после трагедии. Можно ли поверить, что он не знал об участии Церкви в ликвидации последствий катастрофы? Ведь ими были полны информационные ленты. Но даже после изобличения он отказался извиниться и убрать это сообщение. Самое поразительное в другом: записной либерал и интеллектуал Гельман в ненависти к Церкви и православию объединился с отъявленными леваками из «Революционной партии коммунистов». Так это мне напомнило 1917-й год, когда против Государя объединились социалисты и западники, самозванные «русские патриоты» и евреи из «Бунда"…

Трагедия в очередной раз показала: соотечественники способны объединяться перед лицом беды. Как среди добровольцев, трудившихся в Крымске, так и среди виртуальных «эльфов», противостоящих натиску «орков», были сторонники самых разных взглядов на будущность России. Здесь они были вместе. И даже если после трагедии они вновь окажутся по разные стороны политических баррикад, им будет о чём подумать.

http://www.rusvera.mrezha.ru/664/2.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru