Русская линия
Татьянин деньМитрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)26.07.2012 

Надеемся, что православные люди, которые с ненавистью относятся к нашей Церкви, изменят свое мнение

Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины ВладимирМитрополит Киевский и всея Украины Владимир в интервью телеканалу «Эра» впервые открыто рассказал о своей болезни, дал оценку суете и толкотне вокруг престола Киевских митрополитов, прокомментировал закон об основах языковой политики и поведал о том, что вселяет в него надежду и радость.

 — Добрый день, Ваше Блаженство. Искренне рада Вас видеть вновь и иметь возможность пообщаться с Вами, ведь наша последняя встреча была не так давно, буквально два или три месяца назад. Но сегодня я рада видеть Вас бодрым и полным сил и, знаете, убеждаюсь еще раз и могу повторить свои прежние слова: чудны дела твои, Господи.

 — Спасибо.

 — Ведь по молитвам народа Божия и всей Украинской Православной Церкви, Господь действительно не только поднял Вас с больничной койки, но и даровал новые силы и новое вдохновение на несение Вашего предстоятельского служения. Сколько же было всего за это время Вашего вынужденного отсутствия в активной жизни — и плохого, и хорошего. И я верю, что еще немало предстоит впереди более радостных и менее тяжелых и тревожных моментов. А самое, наверное, главное — это еще больше продуктивных действий и различных шагов. Конечно, жизнь не стоит на месте, и каждый день мы являемся свидетелями каких-либо событий. Тех или иных, значимых или не очень, но они все подтверждают одну очень старую истину: время уходит навсегда, и как же хочется, чтобы оно не было напрасно потеряно. Ваше Блаженство, я все эти последние месяцы наблюдала за церковными событиями как журналист и как человек верующий, которому небезразлична жизнь Православной Церкви, о чем хотелось бы с Вами сегодня поговорить, конечно, с Вашего благословения и доброго расположения к беседе. Скажите, пожалуйста, за свою большую и долгую жизнь в Церкви Вы видели много-много интересных и поучительных, добрых и злых, Вы видели человеческие взлеты и падения, различные человеческие судьбы. Вдруг, в какой-то момент, на человека нападает болезнь. Болезнь как явление в человеческой судьбе, причем порой болезнь тяжелая и очень страшная. Что это — наказание, попущение, испытание или безразличие Божие к человеку? Почему люди иногда так сильно и горько страдают? Ваш опыт пережитого недуга, о чем он Вам говорит?

 — Прежде всего, нужно помнить, что болезнь есть физическая, и болезнь есть духовная. Они между собой связаны, но различие есть. Все в руках Божьих — наша жизнь, наша деятельность. И как говорят святые отцы, без нас Бог не спасает нас. Болезнь нужно рассматривать с многих позиций. Первое — это наказание Божье за грехи человеку, за его неправедную жизнь попускаются болезни Богом. И благочестивые люди говорят, когда долго не болеют или не страдают: забыл меня Бог. Это одна сторона. С другой стороны, болезнь дается как вознаграждение. Как маковка — пока не высохнет вся, зерна в ней несовершенные. А когда она высохла, тогда зерна и созревшие. Так и человек в этой жизни созревает для Царствия Божия всеми своими силами и всем своим существом. Бог вознаграждает людей болезнями, чтобы они были более человечными, и, глядя на чужие страдания, чтобы участвовали в судьбах окружающих их людей, своих ближних и дальних. Дает урок человеку ценить жизнь, не транжирить попусту время, которого отводится нам не так уж много. И глядя на чужие страдания, сострадать сердцем и душой, быть мягче, любовнее относиться друг к другу. Таким образом Апостол Павел заключает: друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов.

— Я помню, когда Вы еще находились в начальной стадии врачебной реабилитации, и Вам нужна была активная медицинская помощь. Я наблюдала, как на Ваши литургии, которые вы служили в коридоре больницы, приходили десятки людей, людей из города и также пациентов больницы. Все хотели быть с Вами. Все хотели сопереживать таинство евхаристии с Вами, Митрополитом Киевским и всей Украины. Я видела, какие тяжелобольные люди и даже инвалиды приходили к Вам на исповедь по вечерам в палату. Вы были очень слабы, и сами нуждались в помощи, но находили в себе силы помогать этим людям. Скажите, откуда Вы брали эти силы, для того чтобы делиться с простыми людьми, верующими нашей Православной Церкви? Я видела также, поверьте мне, как многие люди плакали, глядя на Вас, и это были слезы радости. Потому что они видели в Вас верного пастыря, который не оставил своих детей. Я убеждена, что Вы совершали духовный подвиг, и это видели сотни людей. Ваше самопожертвование и Вашу самоотдачу.

 — Сила у человека появляется при сильной воле его характера, его внутреннего содержания. И, конечно же, по молитвам Бог посылает нам и силу, и утешение. Так и здесь люди чувствуют, когда пастыри с ними молятся Богу по-настоящему, в каком бы состоянии они ни находились и где бы это ни было — в больнице, в тюрьме или в роскошных соборах и храмах крупных городов и населений. Сила эта приходит как раз именно оттого, я о себе говорю в данном случае, что ты видишь страдания людей, которые во много крат превышают твои скорби и твои болезни. И вот поэтому душа к душе тянется. Недавно был случай — молодые родители принесли мне мальчика, чтобы благословить его. У него дефекты от рождения, нет половины ручки левой, нет одной почки, но удивительное дитя на лицо, какое можно увидеть только на картине где-нибудь. Сначала испугалось дитя, думало, что привезли на укол. Ручки у него все обвязанные, исколотые, в вену, наверное, дают лекарства. А потом успокоилось тихонько, я взял его за ручку, посмотрел ему в глаза, и он посветлел и послал мне воздушный поцелуй. Я спросил: что, его обучили, он так и другим делает? Нет, — говорят, — откуда он взял, мы не знаем. Конечно, сочувствие друг к другу умягчает наши нравы. И особенно глядя на тяжелобольных, сам будучи больным, воскресаешь потихоньку, и приходят те силы, которые можно назвать только благодатными. Очень много значит в жизни человека молитва, беседа с Богом. В молитву мы вкладываем благодарение, прощение и славословие, хваление Бога. И молитва делает чудеса. Поэтому я, пользуясь случаем, еще раз хочу поблагодарить тех людей, которые молились за меня и просили у Бога милости, чтобы Бог проявил надо мной свою милость.

 — Некоторые и вчера, и сегодня никак не могут смириться с тем, что их время еще не наступило. Кое-кому хотелось бы самому порулить, как говорят в народе, и примерить шапку Мономаха, пусть даже и церковную. Вам жалко этих людей, или вы рассматриваете это как человеческую слабость и тягость к власти и жажду удовлетворения своей гордыни? Почему люди переступают через многое или готовы это сделать ради тленного? Собственно, кто-кто, а церковные иерархи не хуже других знают цену, которую нужно заплатить за борьбу во власти, и понимают или должны понимать, что диавол как отец лжи прибирает их к своим рукам и затягивает их в свои сети. Наверное, для современного человека это порой звучит странно — Рай, Ад, ангелы и бесы. Но ведь мы, верующие люди, знаем, что оно так и есть, и это очень пагубно. Почему же тогда эта суета и толкотня у престола так милы некоторым сердцам?

 — Нельзя сказать, во-первых, что это систематически происходит, но такие явления есть, я их не исключаю. Видел в жизни и, наверное, еще увижу, если буду жить. Это очень грустно, потому что среди стада Христова должны быть и пастыри, и пасомые, объединенные одной любовью и одним направлением. Кому-то, не исключена возможность, хочется власти церковной, и кто-то прилагает какие-то усилия. Но без Бога не до порога. И если Господь не поставит, то не поможет ни гордыня, ни средства, ни воинственность характера. Это приходится отмечать с большим сожалением, но и с хорошей надеждой, что это все-таки редкие явления, исключения из числа других.

 — Даже относительно недавняя история приводит нам примеры того, как физически ослабленные недугом лидеры честно несли свой крест и выполняли свой долг. То, что Вы сегодня вынуждены пользоваться инвалидной коляской, меня лично абсолютно не смущает, потому что я читала и видела хроники ограниченного передвижения президента США Рузвельта, который из инвалидной коляски руководил огромной страной. И в самые трудные годы ее истории — во время Второй мировой войны. Четыре президентских срока подряд, и народ, нация верили в него. И он оправдал надежды всех тех людей, которые в него верили. Я читала совсем не старые журналы ЖМП и видела фото, как Патриарх Пимен боле пяти лет не мог самостоятельно передвигаться. Но огромная Русская Православная Церковь жила, благовествовала, и даже организация юбилейного торжества к тысячелетию крещения Руси прошла достаточно хорошо, и все было очень хорошо организовано. И уж Вам-то, как бывшему при управлении РПЦ, хорошо это известно. Пять лет в тяжелейшем состоянии здоровья провел настоятель Кипрской церкви. И также практически был прикован к инвалидному креслу бывший Иерусалимский Патриарх Диодор. И не было там абсолютно никаких всплесков борьбы за власть, особенно явных и публичных. Все епископы, клирики и миряне с честью выполняли завет Христов — любить ближнего своего и иметь любовь между собой. Неужели у нас другие верующие и другие иерархи? Неужели не дочитали Евангелие любви? Я не нахожу ответа на этот вопрос, а Вы находите?

 — Нельзя сказать, что это имеет место в нашей Церкви. Если даже кому-то хочется чего-то большего, чем он имеет, какие-то могут быть закулисные беседы, планы какого-то человека. Но нельзя сказать, слава Богу, что это часто встречается, что это общее явление и заболевание, будем так говорить.

 — Теперь можно мы поговорим с Вами о вещах более приземленных? Вот собор епископов в прошлом году создал комиссию, задачей которой было изучить некоторые поправки, дополнения и изменения к Уставу об управлении УПЦ. Но уже с самого разбега многие увидели тревожные симптомы в работе комиссии и сочли их угрожающими нынешнему каноническому статусу УПЦ — широкая автономия и самоуправление. Очень многие православные люди, верные чада УПЦ, были встревожены таким крутым поворотом и опасались именно насмешек со стороны других православных групп над тем, что Москва якобы в свое время обманула УПЦ, и теперь пришло время реванша — урезать этот статус и подрубить эти ростки самостоятельного бытия. Неужели есть клирики и миряне, которые хотели бы повернуть колесо истории вспять? И тогда вопрос от тысяч молодых людей: зачем? Кому это выгодно — постоянно подогревать этот котел страстей? Хотя на этом фоне не может не вселять в нас уверенность твердая позиция большинства епископата, которая была высказана в ответ на эти реваншистские потуги: статус УПЦ не менять, смуту пресечь. Это достаточно красивая позиция, это очень правильная позиция. Вас как предстоятеля радует то, что соборный разум Церкви это все-таки реальная преграда на пути мироправителей мира сего и духов злобы поднебесной?

 — Конечно, было бы грустно, если бы это было не так. Что касается комиссии, она была организована на местном соборе нашей Церкви в прошлом году. Комиссия немножко не уразумела сущности своей, почему она была организована. Для изучения поправок, которые могли быть внесены или были внесены, но были утверждены уже собором Русской Православной Церкви и собором Украинской Православной Церкви. Церковь остается при своем Уставе, который дает ей самостоятельность в управлении, и никто этого не меняет. Разговоры об автокефалии или автономии на соборе не поднимались совсем. Но если какие-то были предложения, как раз комиссия должна была это рассмотреть и доложить Синоду, а потом собору. Но вышло так, что пока успехов эта комиссия не имела. Из 34 епископов, у которых мы запросили их мнение о работе комиссии, о ее существовании 32 ответили отрицательно.

 — Вы наверняка слышали о тех происшествиях и акциях протеста, которые были в Киеве и по территории всей Украины. Они были в связи с принятием закона о статусе языка. Я понимаю, что Вам, наверное, тяжело оценивать мотивы, которые лежали в основе этого движения к принятию закона, но все-таки что Вы думаете по этому поводу? Все мы преодолеем это внезапно возникшее разделение или обречены на вечную конфронтацию по любому поводу?

 — Очень серьезный вопрос, который беспокоит многих людей. И украинцы, и россияне, и другие нации, каждый дорожит своим языком, своей родной культурой и хочет больше узнать об этом и утвердиться. Закон, который был принят, с одной стороны, имеет положительное значение, потому что это сближает людей. С другой стороны, разъединяет. И это очень важно понять и спокойно рассудить. Но самое главное, это не должно послужить раздору между двумя национальностями, между двумя странами и народами, отношения между которыми и так довольно хрупкие. Так что мы молимся, чтобы Господь послал мир и умиротворение тем, кто очень активно принимает в этом участие. И рассудить по-людски, по-братски, по закону, но не допустить конфронтации.

— Ваше Блаженство, 20 лет Вы являетесь предстателем Украинской Православной Церкви. 20 лет Вы несете свое послушание, возложенное на Вас полнотой всей Церкви. Скажите, трудно ли быть пастырем такого масштаба? Что больше всего Вас огорчило за эти годы, а что больше всего обрадовало? Что подарило Вам радость и надежду?

 — Подарило радость само бытие Церкви, нашего верующего народа и той ситуации, которую переживали люди и переживают, которые болеют за Церковь, за ее благополучие. Радость в том, что увеличилось количество епархий, увеличилось резко количество приходов на Украине православных, Украинской Православной Церкви. Увеличилось количество духовных школ, призваний. Вот уже сегодня духовные школы имеют массу прошений зачислить на заочный сектор или на стационар. Так что увеличилось количество молодежи, которая не только посещает храмы, но и принимает активное участие в храмовых действиях, богослужебных и служебных. Очень много людей подключились к благотворительной миссии, помощи старым людям, детям, брошенным и больным. Чем могут, тем и помогают, в основном своим присутствием, своей силой и своей любовью. Ну и, слава Богу, не было таких чрезвычайных происшествий, которые могли бы потрясти православный мир в Украине. Кроме одного, что является печалью и предметом нашей скорби. Это разделение православных, это раскол Церкви, который произошел 20 лет назад и который очень трудно уврачевать. Потому что пропаганда была сильная, насилие проявлялось по отношению к нам, захваты церквей, монастырей и прочие нападения. И письменно, и устно, и практически. Мы скорбим по этому поводу. Но найти пока что пути к единению не можем, потому что мешает политика. Политика тоже играет роль в жизни Церкви. Но мы надеемся, что православные люди, которые с ненавистью относятся к нашей Церкви, можно сказать, считая ее прокоммунистической, прорусской, изменят свое мнение. Это суть прискорбно, и мы молимся, чтобы Господь вселил в сердца наши дух мира, дух единства, дух понимания задачи и цели Церкви на земле. Господь призвал всех к единству. Он един пастырь и сказал, что будут едины овцы. Мы надеемся на это.

— Дорогой Владыка, спасибо Вам большое за встречу, за возможность побеседовать. Я думаю, что все верующие будут рады услышать ответы на очень важные для них вопросы. Благодарим всех тех людей, которые помогли нам организовать эту встречу, Ваших помощников. Я и мои коллеги желаем Вам скорейшего и окончательного выздоровления.

 — Спасибо вам. Дай вам Бог всего доброго. И пусть помогает вам Бог в вашей благородной деятельности, просветительской деятельности. Это то, чем вы занимаетесь.

http://www.taday.ru/text/1 726 630.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru