Русская линия
Радонеж Сергей Худиев19.07.2012 

Мертвая стрелка

На днях мы вспоминали годовщину злодейского убийства Государя Императора Николая Второго, его семьи и верных слуг — семейную трагедию, в которой отразилась трагедия всей страны. Тогда огромная империя стала жертвой банды террористов, страна погрузилась в братоубийственную войну, потом в тиранию и террор. Усвоены ли уроки страшного ХХ века? Боюсь, что нет; есть вещи, которые стоит напоминать снова и снова. Среди интеллигенции начала ХХ века ненависть к своему государству и к Церкви была хорошим тоном, если не чем-то обязательным — как и теперь. И тогда в этой среде государство воспринималось как невыносимая тирания, правительство — как полностью некомпетентное и коррумпированное, Церковь — как преграда на пути прогресса. Некоторые разговоры того времени воспринимаются как сегодняшние — «…Ох, до чего же я ненавижу всю эту — простите меня за резкость — сволочь! Три четверти страны голодает… Вымирают целые уезды… Я больше не могу, не в состоянии, поймите же это!…- Что мы можем? — вдруг воскликнула тетя высоким и чистым голосом. — Мы все можем, все! Если только захотим и не побоимся. Мы можем мерзавцу сказать в глаза, что он мерзавец, вору — что он вор, трусу — что он трус… А мы вместо этого сидим дома и молчим! Боже мой, боже мой, страшно подумать, до чего дошла несчастная Россия! Бездарные генералы, бездарные министры, бездарный царь… «

Сегодня — благодаря интернету — можно сколько угодно обзывать кого угодно мерзавцами, ворами и трусами, но можно, пользуясь тем же интернетом, напомнить, что вскоре после падения царского режима — падения, которое революционная интеллигенция приветствовала бурными и продолжительными аплодисментами, ей пришлось иметь дело с уже настоящим голодом и настоящей тиранией, при которой о том, чтобы говорить кому-то что-то в глаза, пришлось забыть на долгие десятилетия.

Так работает любая революция — от Великой Французской до «Арабской Весны». Сначала люди дают внушить себе, что они живут при невыносимой тирании, и просто должны ее низвергнуть — сами или с великодушной помощью иностранных держав — потом тирания падает, загорается заря свободы, потом ситуация развивается таким образом, что люди начинают воздыхать о прежнем режиме, как о потерянном рае. Для любой революции характерна реакция в стиле «что ж вы сразу не сказали» — и тут можно ответить только то, что настойчиво же говорили, но вы отказывались слушать. Кому-то кружила голову революционная романтика, кто-то был серьезно обижен на режим, кто-то надеялся, что вода будет достаточно мутной для ловли рыбы — но не настолько бурной, чтобы в ней утонуть.

Каким образом такая социальная чума, как большевизм, смогла поразить нашу страну? Это становится понятнее, когда мы наблюдаем те же симптомы — хотя, не будем драматизировать, заметно ослабленные, в наши дни. Ту же самую ненависть к государству, к Церкви, к любым скрепам национального организма.

Нам скажут, что и государство и Церковь могут заслуживать критики. Разумеется, могут. Иногда долг и верного гражданина, и верного сына Церкви — указывать на неустройства и призывать к их исправлению. Но было бы ошибкой путать большевиков с верными гражданами, а изъявления безусловной враждебности — с критикой по существу.

Это стало еще более очевидно после трагедии в Крымске — вернее, реакции части аудитории на это трагедию. Если бы власти все украли и всех убили, блоги и некоторые СМИ были бы полны сообщениями о том, что власти все украли и всех убили. Если бы власти, напротив, проявили превосходную распорядительность и заботу о людях, те же источники были полны сообщений о том, что власти все украли и всех убили. Если бы (как это обычно бывает с живыми людьми) власти в чем-то поступили дурно, а в чем-то хорошо, некоторые их представители показали себя с самой дурной стороны, а некоторые, напротив, проявили подлинный героизм — нам бы сообщили, что власти все украли и всех убили. Сообщения, исходящие из этой среды, в принципе, могут совпасть с реальностью — как остановившиеся часы два раза в сутки показывают правильное время — но такое совпадение будет случайным. Это такая «стрелка осциллографа», которая отнюдь не мечется, но показывает все время одно и то же.

То же самое относится к критике в адрес Церкви. Церковь состоит из людей, люди совершают грехи и ошибки, Православие вовсе не требует веры в личную безгрешность мирян, священников или Епископов. Сообщение о грехах духовенства может оказаться и истинным — но имея дело с такими сообщениями, разумно учитывать, от кого они исходят. Если представители определенной идеологической среды демонстрируют склонность к систематической лжи — разумно предполагать, что они могут лгать и в данном случае. Рассмотрим несколько примеров. Множество блогов облетело сообщение, еще раз подтверждавшее бессовестное корыстолюбие РПЦ: «Среди крымчан резко упало доверие и к церкви. Людей просто потрясло, что попы РПЦ вчера отказались бесплатно отпевать погибших. Поскольку выжившие оказались сейчас в такой ситуации, что не имеют ни копейки денег, чтобы заплатить попам, усопшие уходят в последний путь без отпевания. Ни одна церковь так и не приютила никого из бездомных, не удосужилась расщедриться ни на еду, ни на воду, ни на средства гигиены. От церкви пострадавший город не получил ни крохи помощи. А о том, что наш патриарх отказался разместить хоть кого-то из пострадавших у себя во дворце, в котором не одна сотня комнат, и который расположен недалеко от Крымска, уже писали даже в интернете». Первоначально это сообщение появилось на сайте организации Российский объединенный трудовой фронт («РОТ-Фронт»), которая позиционирует себя как — «левая политическая партия. Партия, выступающая за социализм и Советскую власть». Но вскоре его подхватили люди, которые бы искренне обиделись, если бы кто назвал их большевиками, оно появилось во множестве блогов и на сайте, например, «Московского Комсомольца». Естественно, сообщения сопровождались эмоциональными отзывами в стиле «Прожорливые попы набивают мошну на трупах в Крымске!» «Там где собираются, как черное вороньё, попы РПЦ, там обязательно происходят „чудеса“, сообщают блогеры»

Естественно, вскоре выяснилось, что сообщение было ложью от начала и до конца — людей отпевали бесплатно, Церковь оказалась одним из важнейших центров помощи пострадавшим, церковные помещения охотно предоставляли людям кров и пищу — множество фотографий вскоре было выложено в сети. Даже Марат Гельман, первоначально с энтузиазмом подхвативший эту утку, был вынужден признать ее ложность. Но как получилось, что так много людей с готовностью подхватили ее? С большевиками-то понятно — они лгут всегда, а убивают — при первой возможности. Но все остальные? Они были рады услышать что-то плохое про ненавистную РПЦ, и с радостью передать это дальше, совершенно не задаваясь вопросом, правда ли это. Иногда ложь становится уже не обдуманным актом — когда человек каждый раз принимает осознанное решение соглать — а чем-то автоматическим, атмосферой, которой принято дышать в определенных кругах. Можно привести и другой пример. Юрий Сапрыкин пишет на ленте.ру: «P. S. Отдельно хотелось бы уточнить у иерархов Русской православной церкви и лично Никиты Сергеевича Михалкова, утверждавших недавно, что цунами было послано народу Японии за безбожие — так вот, наводнение тоже было послано народу Кубани за безбожие? или за то, что понастроили там патриарше-президентских дворцов? или есть еще какое-то мистически-промыслительное объяснение? или это только в Японии цунами из-за безбожия, а на Кубани — из-за месячной нормы осадков?»

Никита Михалков прямо и недвусмысленно отрицал, что придерживается такого мнения. Что касается иерархов РПЦ, то поиск по запросу «цунами Япония РПЦ» выдает массу сообщений о помощи, которую православные оказали пострадавшим в Японии, а вот того, что «цунами было послано народу Японии за безбожие» нет. Юрий Сапрыкин мог бы подстраховаться, произведя такой же поиск — что отняло бы у него полминуты времени, но решил этого не делать. Что же, в этом есть свой резон — целевая аудитория с радостью подхватит. Кому интересно, что там было на самом деле. Приведем третий пример — не связанный с трагедией в Крымске и, скорее, курьезный. По антицерковным блогам разнеслось сообщение о некоем священнике, который подрядился за умеренную плату (от 100 $ ло 300 $) крестить домашних животных. Очевидная бредовость сообщения не помещала ему собрать массу откликов про «алчных попов». Что же, таковы особенности этой социальной среды.

Возможна ли честная критика государства и Церкви? Не только возможна, но и необходима. Но давайте не принимать за таковую сочинения наших революционеров и антиклерикалов — с реальными проблемами страны они не соотносятся вообще никак. Скорее они создают тот шумовой фон, в котором честная критика может быть утоплена. Верить этим людям — все равно, что верить остановившимся часам.

http://www.radonezh.ru/analytic/16 600.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru