Русская линия
Русская линия Алексей Осипов17.07.2012 

Молитва может, как спасти человека, так и погубить
На вопросы слушателей телеканала «Союз» отвечает профессор Московской духовной академии А.Н.Осипов

Алексей Ильич Осипов— Правда ли, что всё, что происходит в Русской Православной Церкви, это зеркальное отражение того, что происходит в нашем обществе? Все священники и чиновники отвечают обтекаемо, я не чувствую искренности в их речах, только полное равнодушие и отсутствие чувств. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Здесь взаимоотражаемость. То, что происходит в мире, налагает сильную печать на церковную жизнь, и наоборот, духовное состояние Церкви, ой, как определяет жизнь в нашем обществе. Обратите внимание, как много написано, например, о событиях 1917 года, но вы там нигде — я говорю о церковных историках — не найдете, какова же была основная причина этой катастрофы. Пишут о всяких заговорщиках, о жидомасонах, о врагах и злодеях, о западных агентах. Только об одном никогда не пишут — о духовном состоянии нашей Церкви — тех, кого называют народом Божьим. И очень жаль, ибо вдвойне опасен нарыв, скрываемый от глаз, загоняемый внутрь. А если бы почитали, что писали, например, в 18 веке Тихон Задонский (христианство незаметно удаляется от людей, остается одно лицемерство); что в 19 веке — Игнатий Брянчанинов о состоянии, хотя бы монашества (как весенний снег, сверху, кажется, надежный, плотный, а чуть наступил и провалился в воду, а он-то прекрасно знал монастыри); что Феофан Затворник (еще одно-два поколения, и православия у нас не останется); что Иоанн Кронштадтский (кровью обливается сердце мое, когда я вижу, что происходит с нашим христианским народом). И таких примеров можно привести множество.

Как видим, духовное состояние Церкви к началу 20 века оказалось в тяжёлом положении, и это при внешнем процветании, при наличии огромного количества монастырей, храмов, духовных школ. Наша богословская наука, по сравнению с западными университетами, была на высочайшем уровне, это был блеск научного богословия. А духовная жизнь какова? (Дошло до того, что высшее общество принимает с почтением французских оккультистов Филиппа, Папюса и прямо-таки молится на Распутина, а Иоанна Кронштадтского и Оптинских старцев даже и не замечает).

Это, прежде всего, духовное состояние христиан, при всем внешнем блеске церковной жизни, и привело страну к трагедии. Ибо Церковь является закваской всей жизни народа. Но в ней интенсивно развивался тот процесс, о котором с такой горечью писали, как видим, многие наши святые и который называется омiрщением. Что это такое? Это полное поглощение сознания чисто внешней церковной деятельностью, а духовная жизнь рассматривается как личное дело, понятное каждому. Глубокое заблуждение. Духовная жизнь, ее законы, критерии истинности в ней, опасности, стоящие на ее пути, необходимые средства ее осуществления и правильное ими пользование, и масса других важнейших вопросов, — всё это целая наука, которую святые называли наукой из наук и искусством из искусств. Приведу один простой пример — молитва. Призывы к ней слышим постоянно. Но она, оказывается, может, как спасти человека, так при неверном к ней отношении, и погубить его! Поэтому, когда вопросы духовной жизни не рассматриваются в общецерковном масштабе, их верное понимание не доводится до самого широкого круга верующих, то происходит духовная деградация поместной Церкви. И это самым негативным образом отражается на духовной и нравственной жизни всего общества.

Но, с другой стороны, и в Церковь приходят люди не с какой-то другой планеты, а от нас, из нашего мира, из нашей жизни. А мы знаем, в каком духовном и нравственном состоянии она сейчас находится. Посмотрите, куда ее направляют, что делают с нашей молодежью, что творят, как извращают, развращают, превращают в овечье стадо, рабски послушное всем повелительным крикам западного образа жизни. А они, бедные, часто даже не понимают этого. Не знают страшного дьявольского девиза, направленного на человечество: разнуздать, чтобы взнуздать. Так вот, из этого мира приходят люди в Церковь, часто чисто внешне принимают крещение, поступают в духовные школы, входят в духовное сословие. И если у этого человека нет особого стремления к познанию сути христианства, а не просто узнавания внешних правил церковной жизни и кое-каких вероучительных истин, то он, приходя в Церковь и становясь священнослужителем разных уровней, привносит туда страсти и страстишки, нравы и привычки, вкусы и интересы мирской жизни, которые самым негативным образом влияют на церковную жизнь. Потому очень важно понимать и помнить, что Церковь это мы все — все те, кто считает себя христианами, а не только Патриарх, архиереи, священники и монахи.

Итак, взаимно влияют Церковь на мир и мир на Церковь.

-Уважаемый Алексей Ильич, подскажите, как научиться молитве, а то меня не покидает ощущение, что я просто занимаюсь вычитыванием правил. Могу ли я по каким-либо критериям осознать: что делаю неправильно и избавиться от сомнений?

— Очень насущный вопрос. Таким первым критерием, я бы назвал его внешним, является степень внимания к тем словам молитвы, которые человек произносит. Если нет внимания, то нет и молитвы, и наши слова превращаются в пустой звук. Это очень важный критерий, о нем говорят все святые отцы и при этом подчёркивают, что без внимания молитва становится не только бесполезной, но часто приносит даже вред. Почему вред? Потому что читающий молитвы без понуждения себя к вниманию, а тем более вычитывающий не только всё «положенное», но и сверх того, начинает расти в своих глазах: какой я молитвенник, а на самом-то деле молитвы и нет. И это самое страшное в духовной жизни. Святитель Игнатий писал: «Без внимания молитва — не молитва. Она мертва! Она — бесполезное, душевредное, оскорбительное для Бога пустословие«! Поэтому, говорит он, «сначала должно произносить слова с крайнею неспешностью, чтобы ум успевал вмещаться в слова, как в формы».

Если говорить о внутреннем критерии правильной молитвы, то таковым, по святым Отцам, является осознание своей греховности, возрастание чувства покаяния и смирения. Ведь если нет чувства раскаяния в грехах, то что же это за молитва? Преподобный Петр Дамаскин указывал: «Первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской».

И еще об одном условии правильной молитвы.

Если человек привыкает читать молитвы без внимания (а к этому, к сожалению, легко привыкается), то у него скоро начинает теряться одно из самых основных свойств религиозного состояния — благоговение. Посмотрите, какой скороговоркой, с какой небрежностью нередко вычитывают «Отче наш», например, перед обедом — просто стыдно слушать. Полное впечатление, что обращаются не к Богу, а как к какой-то безликой силе! Или забываем, что проклят всяк, творящий дело Божие с небрежением?

Итак, внимание, благоговение и сокрушение сердца являются важнейшими состояниями ума и сердца человека, по которым можем судить, молимся мы всё-таки или только вычитываем положенное, скатываясь в самое настоящее язычество.

Таковы основные критерии христианской молитвы.

Конечно, ни один человек не может сразу научиться молиться так, чтобы всегда сохранять внимание. Поэтому важно понуждать себя к вниманию, постоянно возвращая его к словам молитвы. Тогда наш ум, который сейчас находится в каком-то расслабленном состоянии, постепенно укрепляется и становится способным всё более продолжительное время совершать молитву без рассеяния.

Для этого святые Отцы советуют совершать краткую молитву как можно чаще. И более всего советуют ту, которую можем произносить в любом положении — идем ли, сидим, стоим, лежим, больны ли, здоровы. Это — молитва Иисусова: «Господи, Иисусе Христе, помилуй меня», или «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня». Эту молитву должен знать каждый христианин. Она краткая, ее легко совершить с вниманием, и она является очень хорошим средством приучения ума и сердца к вниманию, покаянию и благоговению.

— Есть первый звонок — Ханты-Мансийский округ на связи.

— Интересно услышать мнение профессора, почему Русская Православная Церковь не создаёт свою политическую партию?

— По очень важной причине. Если вам приходилось читать Новый Завет, то вы могли обратить внимание, что ни Иисус Христос, ни апостолы нигде и никогда не затрагивали никаких политических проблем. Более того, они уклонялись от этого. Почему?

Совершенно очевидно, что политические проблемы, как и все прочие, в конечном счёте, обусловлены нашим нравственным и духовным состоянием. Посмотрите, как различно ведет себя один и тот же человек в зависимости от того, в каком состоянии он находится. В злобе он убивает, разрушает, уничтожает, напротив, в любви и радости сколько доброго делает. Поэтому и проповедь Христа и апостолов была обращена не на изменение общественной жизни, а на то, чтобы человека сделать лучше. Ибо только в таком случае могут произойти положительные внешние (политические, социальные, экономические и проч.) изменения в жизни, которые принесут реальное благо каждому человеку. В этом причина, что Христос не предложил никакой идеальной политической программы или модели государственного устройства, но дал заповеди о любви, милосердии, великодушии, скромности, даже смирении, терпении, воздержании и прочих свойствах нормального состояния человека. (Христианство при этом указывает и реальные средства к достижению такого состояния.) Ибо без духовного исцеления человека никакое государственное устройство и никакие политические системы не принесут людям благоденствия.

Кстати, всё русское образование до 16-го столетия, которое осуществлялось при монастырях, при княжеских дворах, было направлено на то, чтобы не просто набить голову формальными знаниями, а сделать человека лучше, святее. Этой христианской идеей живет и наша церковь, и потому она не создаёт никакой своей политической партии.

Есть и другие причины этого. Ведь совершенно ясно, во что превратится наша жизнь, если появятся православная, иудейская, мусульманская, буддийская партии… Посмотрите, что творят во время выборов политические партии — какие взаимные упрёки, оскорбления, какие интриги и инсинуации — совсем забыли самые элементарные нравственные нормы поведения. Что доброго после этого можно ожидать от них?! Православие стоит за то, чтобы созидать между людьми мир, насколько это возможно, а не создавать новые предпосылки для противостояния и вражды. Задача Церкви — помочь человеку стать человеком, который, к сожалению, всё ниже опускается на наших глазах.

— В Евангелии от Марка, глава девятая, есть такие слова: «Учитель, мы видели человека, который Именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами, и запретили ему, потому что он не ходит за нами». Иисус сказал: «Не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо Именем Моим, не может вскоре злословить меня, ибо кто не против вас, тот за вас». Будьте добры, прокомментируйте эти слова.

— Каждый человек есть образ Божий, и в нем в какой-то степени сохраняется понимание норм правильной духовной жизни. Поэтому, когда он, даже не зная Христа, не зная Евангелия, говорит истину, и даже Именем Христа, как написано, творит чудеса, тогда можно говорить, что он, конечно, не против нас, а за нас.

Но, к сожалению, можно, исповедуя Христа, быть и против Него. Помните, в другом месте Евангелия Христос говорит: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Матф.7:22,23). Оказывается, ведущий беззаконную жизнь, хотя бы и исповедовал Христа языком и даже творил чудеса Его именем, является Его противником.

Так что важно не само по себе внешнее признание Христа, не иконы в доме, не формальное чтение молитв, что с нарочитостью, напоказ делают многие колдуны и колдуньи, маги и экстрасенсы, чтобы поймать несведущих людей, а внутренняя устремлённость человека, которая и определяет его близость или, напротив, противостояние Христу. Потому Христос в одном случае отвечает: «Тот, кто не против вас, тот за вас. Не запрещайте». А в другом: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие». Он-то видел душу человека.

— Как наши праведные и неправедные поступки влияют на судьбу наших близких, как живых, так и умерших?

— То, что влияют, это непреложный факт. Даже дохристианское человечество, например, древнегреческие философы, признавало, что всё человечество, то есть все люди в мире, составляет единое тело. Так учит и христианство. А если это так, то ответ очевиден. Посмотрите, что происходит с человеком, когда у него болит, всего-навсего, один зуб. А в теле человечества каждый из нас является одним из его «зубов». Поэтому мы все влияем и друг на друга, и на состояние всего мира, хотя степень этого влияния, конечно, различна.

По этой причине мы в молитвах обращаемся не только к Богу, но за помощью и к святым. Но что такое молитва и в чём ее действенность? Посмотрите, как Христос молился в Гефсиманском саду? До кровавого пота. Посмотрите, как многие святые молились за тех, которые попадали в трудные обстоятельства в духовном и даже в житейском плане. Оказывается, сила молитвы — не просто в словах, но в сопряженном с ними подвигом и ума, и сердца, и тела, ибо человек цельное существо и в нем всё взаимосвязано.

Что Христос сказал ученикам, когда те спросили: почему они не могли изгнать беса? Он ответил: «Сей род изгоняется молитвою и постом». Не одною молитвою, но и постом, то есть подвигом тела! Потому, кстати, у нас за богослужением верующие стоят, ибо еще сохраняется понимание, что молитва совершается не только душой, но и телом. А вот на Западе уже давным-давно утеряно это евангельское учение. Там для плоти создан полный комфорт, полностью отменены посты, никакого воздержания даже перед причастием (у католиков целый час поста!), за богослужением все удобно сидят, исповедь не обязательна, и она, практически, исчезла. По их новому учению телу в молитве участвовать не нужно — прямо по Лютеру, который говорил: «Душа не участвует в сладострастных делах плоти».

Вы, наверное, помните, как Авраам обращался к ангелу, который пришел уничтожить Содом и Гоморру: «Господин, а если там пятьдесят праведников, не уничтожишь»? Тот отвечает: «Нет». Авраам продолжает: «А если сорок пять праведников, а если сорок, … если десять, не уничтожишь»? Ангел сказал: «Нет, не уничтожу», и отошел. Есть, оказывается, некий уровень духовности человека и общества, за пределами которого начинается распад жизни не только человека, но и самой природы. Так что характер духовной жизни как отдельного человека, так и народа в целом, конечно же, влияет не только на наших близких и дальних, но и на все стороны жизни.

Более того, по твёрдому учению Церкви, характер нашей духовной жизни влияет и на участь усопших. Церковь с самого начала своего существования молится об усопших с верой в то, что есть возможность изменить их состояние. Это изменение происходит не каким-то внешним, принудительным путем, но по молитвам Церкви и в зависимости от изменения нашего духовного состояния. Мы, живущие, через исполнение заповедей, покаяние, дела милосердия можем очищать свою душу ради любви к усопшим, которые этого сделать уже не могут. Поэтому тот, кто хочет действительно помочь усопшим, должен не просто свечку поставить или записочку написать, но взять на себя хотя маленький подвиг ради того усопшего, которого поминает. Вот тогда эта молитва будет действенна.

— Зачем для общения с Богом нужен посредник в лице священника, тем более что некоторые из них ведут себя не всегда примерно?

— Поскольку посредник — это лицо, без участия которого невозможно общение с Богом, то священник — не является таковым, так как каждый человек имеет полную возможность лично обращаться к Богу без каких-либо посредников. Более того, Православие учит, что Бог не может спасти человека без воли самого человека, а не какого-то посредника. Так что ни о каком священно-посредничестве в общении с Богом в Православии нет и речи. Это в католицизме есть учение о священстве как посредничестве между Богом и человеком, но это неверно, как неверно у него и многое другое.

В Православии священник, во-первых, помощник верующим в их духовной жизни, во-вторых, он совершитель таинств, благодать которых одинаково нужна как ему, так и всем верующим. Поэтому он должен знать и Священное Писание, и святых Отцов и должен более, чем прочие, жить по-христиански, чтобы помогать другим. Это первейший его долг перед Богом и людьми. Священник- это предстоятель (т.е. стоящий первым) верующих перед Богом, но никак не тот, через которого только верующий может получить доступ к Богу.

Священник имеет право и обязан совершать таинства и другие богослужения, которые являются помощью верующим в их христианской жизни. Но при этом, если он ведет себя недостойно, то он теряет благодатную помощь Божию в руководстве верующими, хотя и сохраняет право совершать богослужение, пока его не запретят. Ибо благодать в таинствах подает Господь, а не священник. Поэтому пока он не запрещен, все таинства, совершаемые им, действительны. Но и здесь он не посредник, ибо действенны таинства настолько, насколько верующий с верой, покаянием и молитвой приступает к ним.

— В Евангелии написано: «Всякий, призывающий Имя Господне, спасется». А еще там написано: «Если исповедуешь Иисуса Христа Господом своим, и веришь, что Он — Сын Божий и пришел от Бога, то спасешься». Как это трактуется у нас в Православии?

— Уже говорилось, что можно по-разному произнести Имя Иисусово и исповедовать Иисуса Христа. Помните в Евангелии, как бесы кричали: «Ты — Сын Божий». Исповедовали они Его? Кажется, да, но во спасение ли?

Если обратитесь к западному христианству, то увидите, что там, если хотите, основным «догматом» является понимание веры как, фактически, простого признания Христа. Заповеди же Его перетолкованы таким образом, что в них мало остается христианского. Всё приспособлено к запросам плоти и крови, к ветхому человеку. О духовной жизни, как она раскрыта в святоотеческом учении, там уже нет никакого представления, произошло полное омiрщение сознания. Ясно, что не о таком исповедании, не о такой вере говорится в данном отрывке Евангелия. Сам Христос в другом месте как бы объясняет это: Что вы зовете Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю? (Лук.6:46). Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие" (Матф.7:23).

Оказывается, можно веровать и исповедовать Иисуса Христа по — бесовски, а можно и по — святому. Поэтому в данном случае речь идет только о верном исповедании, о правильной вере.

— Почему мы столько лет ходим в храм, а наша жизнь не меняется, какой должна быть правильная духовная жизнь, как нужно жить христианину?

— Вы задали чрезвычайно важный вопрос, который касается практически всех без исключения. Действительно, можно сто лет ходить в храм, и каким я был — таким остался. Почему это происходит? По очень простой причине, простой и печальной: само понимание Православия мы свели к исполнению чисто внешних церковных предписаний. Мы ходим в храм, исповедуемся, причащаемся, венчаемся, соблюдаем посты, подаем записки, ставим свечи, читаем молитвы. Я говорю о т.н. воцерковленном христианине. И при всем этом, оказывается, человек может ни разу не помолиться. В лучшем случае он помолится, когда его постигнет какая-то болезнь, скорбь, когда предстоит что-то ответственное — тогда кому только не молится. О самом же главном — о грехах — редко молимся, вяло, формально. Потому и остаемся без плода.

Духовная жизнь невозможна без двух вещей: без понуждения себя к исполнению заповедей Евангелия и без молитвы покаяния. И когда этого нет, когда о заповедях фактически не помним, а выполняем лишь внешние церковные обычаи и предписания, когда забываем о своей душе — не боремся с завистью, тщеславием, с неприязнью и прочими вещами, которым нет числа, когда, кажется, каемся и опять спокойно продолжаем жить по-прежнему, и при этом не осознаём своего бессилия, не смиряемся, — то, естественно, никакого духовного изменения в нас произойти не может. Не может быть изменений, если сама исповедь — не более, как отчет о проделанных грехах, а Причастие — обычай. А где же очищение души от страстей? Получается точно по дедушке Крылову: «Слона-то я и не приметил».

— Как вы относитесь к толерантности?

— Толерантность можно трактовать по-разному. Представьте себе, что произойдет с нашей научной, культурной, религиозной, философской и т. д. деятельностью, если по причине т.н. толерантности будет запрещена любая дискуссия, любая критика. Во что тогда превратится вся наша творческая жизнь? В болото?

Нельзя смешивать возможность открытой, свободной дискуссии для выяснения истины со свободой разжигать межнациональную, межрелигиозную и др. ненависть. Поэтому толерантность, понимаемая как терпимость к праву каждого человека иметь свое мнение по любому вопросу, есть естественное и необходимое явление общественной жизни. Но толерантность, рассматриваемая как закон, запрещающий критическое обсуждение иной системы взглядов, и таким образом открывающий полный произвол в пропаганде каких угодно идей есть не что иное, как полное извращение принципа свободы и элементарного условия нормальной социальной жизни.

Христианство призвано созидать мир между людьми, а дискуссии о воззрениях всегда были, есть и должны быть.

— Можно ли мирянину руководствоваться в жизни трудами святителя Игнатия Брянчанинова, его аскетическими опытами или другими трудами? Ведь он сам при жизни советовал изучать труды Тихона Задонского и не рекомендовал мирянам читать святых отцов, которые писали для монахов. Понимаю, что Господь в лице свт. Игнатия дал нам бесценное сокровище, но как им правильно воспользоваться? С уважением, Елена из Красноярска.

— Есть определенные принципы духовной жизни, соблюдение которых необходимо для каждого человека и тем более для христианина. А есть особенности духовной жизни, которые обусловлены главным образом степенью ревности человека к этой жизни и ее условиями. Речь идет о тех двух ступенях, о которых сказал Сам Господь в беседе с богатым юношей, указав, что для спасения необходимо исполнение известных заповедей, а для достижения совершенства — отречение от всего (Мф. 19: 17, 21).

Ясно, что мирянину практически невозможно вести тот аскетический образ жизни с постоянным умным деланием, к которому призывается монашество. Но тем не менее принципы духовной жизни и здесь, и там остаются одними и теми же. Каков главный критерий правильной духовной жизни? Он один и для монаха, и для мирянина. Его кратко выразил один из отцов Церкви преп. Петр Дамаскин: «Первым признаком начинающегося здравия души является видение грехов своих, бесчисленных, как песок морской». А святой Исаак Сирин писал, что «плачущий о грехах своих выше воскрешающего мертвых».

Потому свт. Игнатий Брянчанинов писал: «Важность — в христианстве, а не в монашестве; монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному христианству». То есть монашество и мирянство — это не разные веры, но особые образы жизни, и это должно понимать. Мирянам в творениях святых отцов нужно брать не специфически монашеское, а то основное, о чём так чётко сказал преп. Петр Дамаскин.

У святых отцов есть труды, адресованные отшельникам, затворникам, подвижникам, о подвигах которых и их состояниях мы даже и помыслить не можем. Читать их мирянам не безопасно, ибо легко впасть в мечтательность и в прелесть. Потому святитель Игнатий советовал читать Иоанна Златоуста, Тихона Задонского, Паисия Величковского, Георгия Затворника, он часто ссылается на Исаака Сирина, Иоанна Лествичника, Серафима Саровского. Конечно же, необходимо читать творения его самого, письма его верных учеников: игумении Арсении (Себряковой), схигумена Иоанна Валаамского, игумена Никона (Воробьёва).

— Я пятнадцать лет хожу в церковь, и не замечала, чтобы изменения какие-то были. Но последние года два-три я стала свои грехи так чувствовать, что стала за них страдать. У меня что-то переворачивается внутри, жалко людей всех, детей особенно. Работаю я нотариусом, у меня очень много искушений на работе, и мне приходится всех клиентов успокаивать, уговаривать, умолять. И я сама чувствую, что Господь идет мне навстречу, мои пожелания Он исполняет. Если я чего-то не хочу, ну, допустим, куда-то поехать, то так поворачивается, что я и не еду. Господь всегда помогает, и я очень рада, но не знаю даже, отчего это происходит. Вот и хотела спросить.

— Благодарите Бога за Его помощь, но нельзя допускать мысль, что Он награждает Вас за особую добродетельность, за особое Ему угождение. Ведь если мы заглянем немножко внутрь себя, то увидим, что в нашей душе настоящий Ноев ковчег, в котором гади, их же несть числа. Верное духовное направление определяется тем, когда человек всё больше начинает осознавать не чистоту свою перед Богом, а свою греховность. Мы не лучше других людей. Но это, к сожалению, не просто увидеть. Поэтому никогда нельзя забывать прекрасные слова свт. Феофана Затворника, сказанные обо всех нас: «Сам дрянь дрянью, а всё твердит: несмь, якоже прочии человецы» (= сам дрянь дрянью, а всё твердит: я не такой, как прочие люди). Забвение этого может погубить нас.

Страдать же за грехи можно по-разному. Можно страдать по гордости: как это я мог такое сделать! — и приходить от этого в отчаяние — это уже духовная беда. А можно страдать, сознавая свою испорченность и бессилие исправиться без помощи Божией — и каяться, всё больше смиряясь перед Богом и людьми — это верное направление. Помоги Бог!

— Мы ходим в церковь, ставим свечи различным святым, чтобы не болел, не пил, выздоровел и так далее. И вот за таким частоколом святых Лик Христа слабо просматривается. А Богородица почти затмила Самого Христа. Правильно ли это?

— Если Христа забываем, то это, естественно, означает, что мы идем не по тому пути. Истинный путь приводит как раз к Христу. Кто Он? Спаситель. А кому нужен Спаситель? Когда я загораю на пляже, мне никакого Спасителя не надо. А вот когда не могу выплыть из разбушевавшегося моря, тогда всем своим существом понимаю, кто мне нужен. Так и в духовной жизни. Пока нас никто и ничто не затрагивает — мы хороши, как ежи. Вот он, ежик, бежит, симпатичный, хочется взять в руки. Но только прикоснулись к нему, и он всеми иглами вонзился в вашу руку. Все мы такие же ежи. Заденьте мое самолюбие и вы, а может быть даже и я сам, увидим — кто я есть на самом деле. И если раз за разом убеждаюсь, насколько я наполнен разными иглами, от которых страдаю и сам, и другие люди, то постепенно начну понимать, насколько мне нужен Врач. К Нему тогда, прежде всего, и будет обращена моя молитва.

Почему молимся святым? Если мы, зная, что тот или иной мирянин или священник не безгрешные люди, и тем не менее, обращаемся к ним с просьбой: «Помолись, никак не могу избавиться от вспыльчивости», или: «У меня завтра операция», то почему же не можем обратиться к Богоматери, к святому? Ведь, как сказал Сам Господь: Бог не есть Бог мертвых, но живых (Мф. 22,31). Но любой святой, к которому мы искренне обращаемся, является лишь нашим сомолитвенником Богу, а не самостоятельно действующим. И мы молимся святым с полной уверенностью, что их молитвы более, чем наши, действенны перед Богом. Если так будем понимать обращение к святым, то у нас всё уравняется и Лик Христа не померкнет.

Но в настоящее время во многих церковных лавках продаются книги, в которых чётко описано, какому святому и в каком случае нужно молиться, служить молебен. При этом не понимаем, что всё это есть классическое язычество, с которым христианство боролось с самого начала своего существования. Такая «специализация» святых является опасной верой. Очень легко, сохраняя всю православную форму, превратить Православие в многобожие.

Однажды в одной аудитории я спросил: «Кому нужно молиться от пьянства?». Все хором ответили: «Неупиваемой чаше». Я ответил: «Правильно. Не вздумайте молиться перед Иверской или Казанской — не поможет». И всем стало стыдно. Вот до какого суеверия можно дойти, как легко свести Православие до язычества. Почитайте о религиях Древней Греции или Древнего Рима. Там каждый бог заведовал своей стороной человеческой жизни, и к нему обращались, приносили жертвы. Ой, как опасно и нам скатиться на эту стезю. Уже, к великому сожалению, многие верующие ищут у святых не помощи в исцелении от страстей, не спасения, не святости, а только знамений и чудес. И эта ложная вера оказывается одной из серьёзных причин бесплодности, как правило, наших молитв и бесчисленных молебнов.

Тут вы правы, при такой вере святые действительно могут стать тем частоколом, за которым можем потерять Христа.

— Есть звонок из Барнаула, здравствуйте.

— У меня недавно умер муж, я постоянно хожу в церковь, причащаюсь, пощусь, молюсь за него, но не знаю, помогают ли ему мои молитвы. Почему тот мир для нас так закрыт, что мы не можем получить ответ, что усопшие чувствуют, что мы за них молимся и что наши усердия не напрасны? Как нужно за них молиться?

— Если бы там невозможно было изменение духовного состояния души, то зачем было Церкви с самого начала своего существования молиться за усопших? А она постоянно поминает их и призывает к молитве всех верующих, научая и как правильно это делать. Особенно важна молитвенная помощь в первые 40 дней по кончине человека, что, конечно, совсем не означает ненужности, или бесполезности молитвы в последующее время. Но какой она должна быть?

Отвечая на этот вопрос, необходимо сказать о двух совершенно разных пониманиях молитвы, совершаемой как индивидуально, так и на богослужениях. Одно — это действительно молитва — искренняя, сердечная, покаянная. Другое — псевдомолитва -произнесение лишь слов молитвы, но без ее самой.

К великому сожалению, второе понимание, как правило, преобладает в нашей жизни. Происходит это по незнанию, по лености, по самооправданию. Молитвой часто называют вычитывание или пение слов молитв, или правила, внешнее совершение богослужения и просто присутствие на нем — но без самой молитвы, то есть без обращения к Богу с вниманием, благоговением и сокрушением сердца, в результате чего сами богослужения и молитвенные правила остаются для человека пустыми, бездейственными словами. Тем самым мы обманываем себя.

Все знают, как можно, не молясь, постоять в храме, послушать хор, помечтать, нагрешить в мыслях и с этим полным коробом возвратиться домой. Такое отношение к молитве обличил Господь: «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мф. 15,8).

Так вот, когда умирает человек, то очень часто его родные ограничиваются лишь внешней стороной поминовения: заказывают панихиды, сорокоусты, подают заупокойные записки, ставят свечи, дают деньги в монастыри, в храмы и т. д. Но необходимо знать, что если я сам при этом палец о палец не ударю, чтобы помолиться о своем усопшем, и не буду воздерживаться от гнева, злословия, осуждения, чревоугодия и проч., понуждать себя к исповеди и причащению, к чтению слова Божия и святых Отцов, к помощи нуждающимся, больным, то проку от всех этих заказов не будет. Мы хотим без труда (над собой) вынуть рыбку из пруда, без малейшего подвига борьбы со своим ветхим человеком надеемся починить ветхость усопшего. И это, увы, называем поминовением, молитвой за него! Надеемся, что где-то кто-то вместо меня помолится за усопшего. Но помолятся ли там или только имена назовут?

Одна внешняя форма поминовения, в том числе и богослужебная, без понуждения себя человеком к действительной молитве (а не пустозвонству), к жизни по заповедям, является самообманом, оставляя усопшего без всякой помощи. Священное Писание прямо говорит об этом: «Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо, всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50; 18,19).

То есть только от сердца сокрушенного и смиренного принимает Бог жертвы, дары и поминовения. В противном случае Он не благоволит: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф. 23,23). Видите, с какой угрозой предупреждает Господь: «Горе вам, лицемеры», если ограничиваетесь «десятиной», то есть одними внешними делами, а очищение своей души, оставляете.

Протестанты, кстати, отвергли молитвы за усопших. Православная же Церковь учит, что состояние души, оказавшейся после смерти в узах демонов-страстей, можно изменить. Ведь, за кого Церковь призывает молиться? За грешных, а не за святых. Как молиться? На это Господь прямо ответил ученикам, не изгнавшим беса из человека: «Сей же род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17; 21). Этим Он открыл великую истину: освобождение человека от рабства демонам и страстям, требует не только молитвы, но и поста, под которым подразумевается посильная борьба с ненасытными греховными похотями души и тела, понуждение себя хотя бы к минимальному подвигу.

Поэтому, если кто действительно хочет помочь своему усопшему — тому, кого он искренне любит, то средство есть, и оно в наших руках — отдай, человек, частицу своей души, частицу своей привычной, духовно-пассивной жизни. Возьми на себя хотя бы маленький подвиг. Поживи в посильном воздержании тела, страстных чувств и мыслей, в понуждении себя к молитве, к чтению слова Божия. Постарайся примириться с врагами своими. Добро сделай ненавидящим тебя — по заповеди Божией. Постарайся не осуждать, не завидовать, не отвечать на зло злом, чаще исповедуйся и причащайся святых Христовых Таин. Очисти хотя немного свою душу, хотя на короткое время возьми себя в руки — ради дорогого тебе человека. Всё это будет бесценным даром усопшему. Не нужно искать откровений о судьбе усопшего, а иметь, хотя бы некоторую веру Церкви, предлагающей действенные средства помощи ему.

— Почему церковь не молится за некрещёных?

— Это неправда, ошибка и непонимание. Послушайте слова, произносимые на любом богослужении: «Еще молимся о богохранимой стране нашей, о властех и воинстве ея». О ком это Церковь призывает молиться? Не только о стране в целом, но и о тех конкретных людях, которые находятся во властных структурах, состоят на военной службе. А разве все они крещёные, все православные, все христиане? Да кого там только нет, Ноев ковчег: и атеисты, и люди каких угодно религий и сект, и скрытые сатанисты. Так что, видите, Церковь сама молится о некрещёных и всех верующих призывает к этому.

Но нужно различать молитву и специальные священнодействия в Церкви. Если молиться Церковь повелевает о всех, то священнодействия она совершает только о тех, кто получил крещение, вступил в нее.

Например, нельзя подать записку о некрещёных на проскомидию, потому что на ней вынимаемая частица из просфоры символизирует крещёного человека. Но это, как видите, совсем не означает, что Церковь вообще не молится за некрёщеных. Повторяю, она за всех молится. Ибо Церковь есть воплощение Христовой любви ко всем. Вспомните, за кого молился Христос на кресте? За откровенных сатанистов, негодяев, которые, когда Христос воскресил Лазаря и уже для всех стало ясно, кто Он, постановили убить и Лазаря. До них ли было Христу во время жутких страданий? Но Он с креста вдруг обращается: «Отче, прости им, ибо они не знают, что делают». А наша Церковь — Христова, а не какая-то секта, которая признаёт только своих.

— Можно ли жениться на разведенной женщине, нет ли в этом греха?

— В Вашем вопросе видно неверное понимание слов Христа: «И кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». Но о чём здесь говорит Господь? О том, что тот, кто соблазнит состоящую в браке женщину развестись и выйти за него замуж, прелюбодействует. А если женщина уже была в разводе или развелась по независящим от него причинам, то греха в его женитьбе нет.

— Чего нужно избегать родителям при воспитании детей?

— Это тема очень большая, и я, не имея опыта, едва ли могу сказать что-то особое. Есть один общий принцип, который всем известен: невозможно воспитать ребёнка тому, кто сам невоспитан. Я иногда произношу даже такие не очень корректные слова: «Нельзя, будучи дьяволочком, воспитать ангелочка». Если в семье нет даже элементарной дисциплины, каждый живет по своим желаниям и вкусам, не считаясь с другими, если в ней постоянные ссоры, грубые крики, грязные слова, дикая музыка, всюду сплошной непорядок, всё раскидано, разбросано; если детей совсем не приучают к тому, с чем им обязательно придется столкнуться в жизни, особенно в семейной; если вся забота родителей лишь о том, чтобы создать детям материальный комфорт, а к прочим сторонам жизни ребёнка практически нет никакого внимания, то о каком воспитании может идти речь, чего хорошего можно от него ожидать?

Известен психологический закон, что лучшим средством испортить, буквально развратить ребёнка является вседозволенность, безнаказанность. Это, кстати, прекрасно знают враги человечества и потому насильно внедряют пресловутую ювенальную юстицию, основной принцип которой — ребёнок это божок, а родители — рабы, обязанные исполнять все его желания и прихоти.

Древняя мудрость гласит: «Привычка — вторая натура». Потому в высшей степени важно с детства прививать ребёнку добрые навыки: послушание и уважение к родителям, трудолюбие, умение бороться со своими желаниями, дурными мыслями, а не только не совершать дурных поступков. Очень важно приучать ребёнка к честности и в делах, и в словах, и … в мыслях, ибо с мыслей всё начинается. Но бесчестный много будет страдать в жизни, потому что, как говорил преподобный Варсанофий Великий, страсти тяжелее скорбей, а преп. Исаия Отшельник предупреждал: «Пренебрегающий мелочами мало-помалу нисходит в гибельное падение».

Огромное и неоспоримое значение в воспитании имеет, конечно, привитие ребёнку православных взглядов и навыков. Этому очень помогают жития святых, жизнь замечательных своим высоким нравственным уровнем людей, вообще хорошая литература, начиная с прекрасных народных сказок, церковная, народная и классическая музыка и проч. Ребёнок обязательно должен знать Евангелие, христианские начала жизни.

Однако без строгих ограничений ребёнка в отношении некоторых вещей успеха в воспитании добиться невозможно. Должен быть полный запрет на хулиганские словечки, на развращающие фильмы, картинки, книги и журналы, на дикую музыку и тому подобное. Без разумной дисциплины невозможно достичь ничего хорошего. Но главное в воспитании — это пример родителей.

— У нас в храме много родителей с маленькими детьми. Кажется, что присутствуешь не на литургии, а в детской поликлинике. Здесь и плач со всех сторон, и мамы пытаются их укачать. Ты молишься, а они рядом трясутся, и беготня всегда, очень трудно сосредоточиться, иногда ухожу, не дождавшись окончания службы. Вы сами иногда в лекциях критикуете такую ситуацию, но каким видите выход? Как поступать? Или это мои личные проблемы от недостатка смирения?

— Священник, конечно, должен объяснить родителям, какой страшный вред они наносят себе и своим детям, позволяя им и себе так вести себя в храме. Родителям особенно нужно знать, что задача бесов в том и состоит, чтобы любым путем отвлечь христианина от молитвы, нарушить молитвенную атмосферу в храме, помешать внимать богослужению и молитвенно участвовать в нем. Орудиями же бесов может быть кто угодно: ненормальный человек, хулиган, орущий хор, и — дети.

Интересно, кто из родителей хочет, чтобы его ребёнок (а мама или папа сами, прежде всего) оказался исполнителем бесовской воли?! Поэтому, если родители любят своих детей, они ни в коем случае не должны допускать, чтобы дети отнимали молитву у верующих. Храм — это не детская площадка, а место молитвы. И здесь нельзя позволять детям исполнять ту ужасную работу, которой занимаются бесы. Причастие в таком случае не только не принесет детям пользы, но может причинить и вред из-за греха родителей, отнимающих своими детьми молитву у людей. В этом легко убедиться, посмотрев на часто причащавшихся в детстве, но теперь выросших, и которых большей частью в храм уже не заведешь.

Иногда родители оправдываются и говорят, что хотят побыть на литургии, но это самообман и лукавство, потому что при таком поведении детей они молиться не могут. Поэтому надо предупреждать родителей, что в храм можно приходить только с детьми, которые уже могут вести себя нормально, или приходить к самому причастию.

— Алексей Ильич, подскажите, есть ли возможность жить, как неверующий и колеблющийся большую часть жизни, а потом истово бить поклоны в храме, причаститься, исповедаться, получить все блаженства и попасть в рай? Разбойник-то ведь спасся.

— Это просто самообман. Как дьявол иначе называется лукавым, так и здесь то же самое лукавство: сейчас поживу без совести, а потом стану святым. Кто так лукаво мыслит, тот вовеки веков не покается. Одно дело, когда человек по незнанию живет не по-христиански, и совсем другое, когда он не хочет бороться со своими страстями, лукаво надеясь, что когда-нибудь покается.

Почему правый разбойник покаялся, а распятый с левой стороны — поносил Христа? Видите, какая разница в их духовном состоянии. А в чём дело? Нет сомнения, что правый, хотя и грешил, но внутренне страдал об этом, переживал за свои преступления. И Бог, видя его внутреннее состояние покаяния, дал ему время, хотя бы на кресте, для покаяния. А у левого разбойника ничего подобного не было в душе, потому и умер без покаяния. Поэтому заниматься самообманом, обольщаться подобными лукавыми мыслями избави Бог.

— Что будет в жизни вечной с нехристианами, например, с буддистами?

— Я слышал, что какой-то Осипов написал книгу «Из времени в вечность: посмертная жизнь души». Видимо, он там был, всё видел, посмотрел, кто где находится, и был, кстати, крайне удивлён, что в самом нижнем отделении преисподней, находится множество православных. Он спросил тамошнего заведующего: как это понимать, почему здесь крещёные, причащенные православные? А тот ответил: они знали, как правильно жить, Сам Бог открыл им, но они лукавили и жили хуже нехристиан. Так, пусть теперь и посидят у нас в этом престижном месте.

Не будем гадать о судьбе кого бы то ни было. Оставим суд Богу. Мы не знаем состояния души ни одного человека. Есть Судья истинный, Который есть любовь. И Он сказал: Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем (Матф.12:31,32). Видите, слово на Христа, то есть отвержение Его по неведению, простится. А что такое непростительная хула на Духа Святого? По святоотеческому учению, ею является сознательное противление истине, какое, например, видим у иудейского синедриона, постановившего убить Христа после воскрешения Им уже разлагавшегося Лазаря, то есть когда стало уже совершенно ясно, что этот Иисус и есть ожидаемый Мессия-Христос.

И эти правоверные (православные), но хулители истины, погибли, а разбойник, распятый справа от Христа, спасся. И если бы об этом не было написано в Евангелии, то никому никогда и в голову бы не пришло, чтобы такой человек мог спастись. Потому о вечной судьбе отдельного человека мы ничего не можем сказать. Но можем и должны судить об истинности или ложности того или иного мировоззрения, той или иной религии, чтобы не пострадать за леность и небрежение к истине. Ибо, как писал святой Исаак Сирин: «Остережёмся в душах наших, возлюбленные, и поймем, что хотя геенна и подлежит ограничению, весьма страшен вкус пребывания в ней, и за пределами нашего познания — степень страдания в ней».

О вечной участи всех людей находим и в Священном Писании, и у святых Отцов разные суждения. Одно — привычное — о спасении праведников и вечной гибели грешников. Другое — на первый взгляд неожиданное, но не менее авторитетное — о спасении всех. О втором, как менее знакомом, приведу несколько примеров.

Апостол Павел писал: Христос есть «Спаситель всех человеков, а наипаче [особенно, тем более] верных», или: «Бог будет всяческая во всех». В последовании Утрени страстной Пятницы слышим такие слова о Христе: «избавль всех от уз смертных воскресением Твоим…». В Великую Субботу: «Царствует ад, но не вечнует над родом человеческим…». Эта же мысль звучит во множестве богослужебных текстов Октоиха, Триоди постной и цветной.

О том же говорят многие святые: Григорий Нисский, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, Амфилохий Иконийскй, Епифаний Кипрский, Иоанн Дамаскин, Максим Исповедник и другие.

Например, Иоанн Златоуст в Пасхальном слове: Христос опустошил ад, сошедши во ад… Воскресе Христос, и мертвый ни един во гробе. Епифаний Кипрский: Христос за нас Пострадавший,… ад соделал пустым. Амфилохий Иконийский: Когда явился аду, Он разорил гробницы его и … все были отпущены. Григорий Нисский: И по совершенном устранении зла из всех существ, во всех снова воссияет боговидная красота. Афанасий Великий в своем Пасхальном послании: Он весь род человеческий искупил от смерти и возвел из ада. Григорий Богослов высказывает мысль о том, что для непознавших Христа здесь, возможно крещение огнем там, правда, самым мучительным и самым продолжительным, но которым очищается всякая скверна души.

Но спасение стало возможным только благодаря Жертве Христовой.

Церковь молится обо всем мире, а не просто только о нас с вами. Так что будем надеяться, что Господь никого не оставит Своей милостью — и буддистов, и атеистов, и всех прочих, и особенно нас, не редко лишь по названию, православных.

13.05.2012

http://rusk.ru/st.php?idar=55939

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Коммерческая Недвижимость в Греции.