Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Александр Жабский16.07.2012 

Где Витгенштейн побил француза

В минувшую субботу в деревне Мерево Лужского районаФестиваль исторической реконструкции событий Отечественной войны 1812 года *Недаром помнит вся Россия…*. прошел фестиваль исторической реконструкции событий Отечественной войны 1812 года «Недаром помнит вся Россия…».
В юбилейный год победы русских войск над Наполеоном реконструкторы представили зрителям малоизвестное сражение той войны — битву под Клястицами, в ходе которой был окончательно похоронен неприятельский план наступления на Петербург.

От дома Лялина пошли на битву с супостатом. Казалось бы, ну кто не знает о «грозе двенадцатого года», как назвал те события Пушкин?! Однако мало кому известно, что Россия оказалась на краю гибели еще до того, как Наполеон подступил к Москве. Одно из двух направленных Бонапартом на наш север соединений — корпус маршала Удино — должен был вести действия в направлении столицы империи. Им противодействовал 1-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Петра Христиановича Витгенштейна, имевшего под командованием 20 тысяч солдат, на который была возложена задача прикрыть пути к Петербургу.

 — Удино занял деревню Клястицы, расположенную на дороге между Полоцком и Себежем, имея под своим командованием 28 тысяч солдат и 114 пушек, — знакомит с диспозицией военный историк Борис Кипнис. — Однако генерал Витгенштейн решил атаковать неприятеля, воспользовавшись растянутостью французского корпуса. Впереди двигался авангард генерал-майора Кульнева (впоследствии павшего в том сражении): около 4 тысяч кавалеристов и 12 орудий, а за ним следовали основные силы русского корпуса — 13 тысяч солдат и 72 орудия.

В той кровопролитной битве русские войска одержали верх над превосходящими силами французов и остановили продвижение врага к столице Отечества. То была, между прочим, первая крупная победа нашей армии в войне 1812 года, весьма воодушевившая Россию.

 — 18 июля — почти ровно 200 лет назад! — в два часа пополудни, тоже примерно, как сейчас, — смотрит Борис Кипнис на часы, — русские передовые силы под командой Кульнева столкнулись с французским авангардом около фольварка Якубово. Вон, видите избушку, крытую соломой?.. — показывает он с холма у деревни Мерево на берег заросшей речушки, которой нынче назначено было изображать реку Нища у Клястиц, рядом с которой разворачивались основные события трехдневного сражения.

Место проведения фестиваля, который придумал ведущий специалист отдела туризма и инвестиций комитета экономического развития Лужского района Михаил Великанов, выбрано совсем не случайно.

 — Мерево — родовое имение героя Отечественной войны 1812 года Дмитрия Васильевича Лялина: он тут родился в семье небогатого помещика и отсюда же, достигнув 14 лет, отправился на военную службу, — рассказывает Великанов. — За три десятка ратных лет генерал-майор Лялин, как значится в его послужном списке, «был в 5 морских и 27 полевых сражениях со шведами и французом».

Одним из таких полевых сражений с «французом» и была как раз битва под Клястицами, которую на наших глазах вскоре очень реалистично разыграли на огромном поле неподалеку от Мерева участники военно-исторической реконструкции из Гатчины, Выборга, поселка Лебяжье, Череповца и, разумеется, Петербурга, представлявшие различные рода войск: кавалерию, артиллерию, гусарские и гренадерские полки. Тогда Дмитрий Лялин еще в чине полковника командовал Тенгинским полком, входившим в корпус графа Витгенштейна.

Доживал свой век победитель Бонапарта в Великих Луках, а деревянный дом его отца, отошедший наследникам, сгорел в Великую Отечественную войну — остался лишь фундамент. Долгое время на его месте была деревенская мусорная свалка, нелепо диссонировавшая с остатками старинного парка из вековых вязов и дубов. Парк, по стародавней русской традиции, раскинулся на трех террасах, спуск по которым ведет к живописному проточному озеру Меревское.

К счастью, во исполнение программы Лужской районной администрации, предусматривавшей возрождение бывших дворянских усадеб и их превращение в современные гостиничные комплексы, разоренная лялинская усадьба в 1997 году была продана с аукциона частному лицу. Новые хозяева восстановили барский дом, привели в порядок живописный парк и очаровательную горку «Парнас» с беседкой, где без конца фотографировались гости фестиваля, устроив тут турбазу.

…Но вернемся на поле боя. Французы в характерных синих мундирах, подойдя к берегу реки, отделявшей их от русских передовых сил, и не подумали в соответствии с принятой в ту эпоху тактикой окапываться или хотя бы залечь. Они так и стояли, отстреливаясь, под огнем стрелков русского авангарда — их роль исполняли реконструкторы Егерского полка (тем полком в 1812-м командовал князь Багратион, павший на Бородинском поле). Не кланялись супостаты и ядрам русской артиллерии, начавшей беглый огонь. Впрочем, 200 лет назад война велась куда медленнее, чем в более поздние эпохи.

 — Тогда темп был на 20 шагов меньше, чем у современной армии, — поясняет бывший вузовский педагог Александр Сенотрусов, руководитель военно-исторического общества «Красная горка», реконструирующего 6-ю легкую артиллерийскую роту русской армии. — Хороший бомбардир, прослуживший лет 10 — 15, мог производить до трех — в лучшем случае — выстрелов из пушки в минуту. Еще медлительнее перезаряжали ружья передовые стрелки — ими назначали обычно недавних рекрутов…

Конечно, реконструкция небольшими силами (с обеих сторон в ней участвовали лишь немногим больше сотни человек) не в состоянии воспроизвести тот многолюдный жестокий встречный бой, который шел 200 лет назад до конца дня 18 июля. Однако старания и азарт членов полутора десятков военно-исторических клубов помогли им передать главное — напряженную героическую атмосферу исторического сражения.

Зрители вполне ощутили, что значит «русский бой удалый», когда на другой день в сражение вступили основные наши силы. Французы потерпели поражение и отступили за Западную Двину.

Таким образом, их наступление на Петербург провалилось и более не повторялось. Столица России была спасена, но битва, которой она обязана своим спасением, увы, оказалась забытой — ее вскоре заслонило эпическое Бородино, потом пожар Москвы, а там и бегство французов по старой смоленской дороге.

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 289 971@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru