Русская линия
Православие.RuСвященник Алексей Яковлев 16.07.2012 

Негативные репрезентации миссионеров в прессе конца XIX — начала XX века

Первым клеветником был дьявол. Само слово переводится с греческого как клеветник[1]. Господь Иисус Христос говорит о нем: «Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин. 8: 44). Некогда, оклеветав, распяли Богочеловека Иисуса Христа. И в отношении Его учеников поступали так же, как и в отношении Учителя, особенно если ученики проповедовали свою веру.

Из 12 апостолов только Иоанн Богослов не умер насильственной смертью. Рассмотрев историю, можно видеть, что почти все проповедники терпели незаслуженное поношение.

Святитель Филарет (Дроздов) отмечает: «Путь миссионера легок не бывает"[2]. Алтайскому миссионеру архимандриту Макарию (Глухареву) мудрый иерарх дает совет, который состоит в том, чтобы он посмотрел на предпринимаемое дело миссии «оком осторожности. Век сей лукав, чистому добру не охотно верит, случаи к нареканию и клевете ловит жадно; жалом насмешки, даже неосновательной, язвит иногда не без вреда успехам добрых предприятий"[3]. Этот совет был дан еще в первой половине XIX века, но, пожалуй, за весь период русской истории степень ненависти и клеветы никогда не были столь сильны, как в конце XIX — начале XX века.

До 1905 года, благодаря цензуре, открыто клеветать было либо невозможно, либо весьма затруднительно. Поэтому авторы шли иным путем — писали литературные произведения, в которых, под видом отрицательных персонажей, изображали тех или иных миссионеров.

Так, например, выдающийся начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме архимандрит Антонин (Капустин) был осмеян и опорочен в романе-памфлете «Пейс-паша и его консорты. Мозаики, камеи и миниатюры из любопытных раскопок в трущобах Святой Земли». Роман был издан в 1881 году в Петербурге, автор скрылся за псевдонимом.

Причиной появления романа, как считает архимандрит Киприан (Керн), стала борьба русских консулов в Иерусалиме с Русской духовной миссией. «Чиновничество наше, приученное синодальным строем всегда смотреть на Церковь как на подчиненное ему ведомство, лелеяло мысль поскорее ликвидировать и миссию, и ее неутомимого и независимого начальника"[4]. Исчерпав политические возможности устранить абсолютно безукоризненную личность отца Антонина, они прибегли к клевете.

Отцу архимандриту, который, по словам профессора Дмитриевского, расчесывал волосы как еврейские пейсы и потому оказался узнаваем в образе Пейс-паши, были приписаны столь гнусные и низкие поступки, что это соответствующим образом характеризовало и само произведение, обозначая его бульварный уровень. Но, к сожалению, и у такой «литературы» нашлись свои читатели. Роман-памфлет успешно распространялся на Святой Земле и в России. И хотя цензура все-таки изъяла книгу из продажи, грязная цель клеветы была достигнута — поползли слухи.

Клевета не повлияла на отношение к отцу Антонину синодального начальства. Хотя архимандрит Антонин внешне и относился к такого рода творчеству презрительно, оно не могло не задевать его. «Книга глубоко возмутила то тихое и светлое течение моей жизни, которому многократно удивлялись имевшие со мной дело люди, — писал он В.Н. Хитрово 24 марта 1881 года. — Бесстыдные нападки на меня этого человека-диавола не дают мне совершенно успокоиться. Мне до смерти хочется ответить безумному по безумию его."[5].

Как пишет современный исследователь О.Л. Церпицкая, отец Антонин перестал выходить из миссии без особой официальной необходимости. Но народ за советом и утешением стал приходить к нему[6]. В России же интерес к Святой Земле все более и более возрастал — это утешало начальника миссии.

Ко второй половине XIX века усилия миссионеров стали направляться не столько к духовному просвещению среди нехристианских народов, сколько к просвещению исконно православного населения Российской империи, что позднее получило название «внутренняя миссия».

Одним из наиболее ярких деятелей внутренней миссии этого времени является святой праведный Иоанн Кронштадтский. Большинство биографов упоминают о том, что во время обучения в духовной школе он хотел стать миссионером на Аляске, в Африке или Китае[7][8]., но, познакомившись с разгульной столичной жизнью, пришел к выводу, что в России «достаточно своих язычников»

Немало великих подвижников знала Россия в то время, но мало кто был столь всенародно известен, как святой праведный Иоанн Кронштадтский. Именно это и приводило, по мысли известного русского писателя Бориса Шергина, к ожесточенной клевете на праведника. В своем дневнике он писал: «Знали отца Иоанна Кронштадтского, но если «тот берег» (либеральной интеллигенции. — о. А.Я.) Амвросия Оптинского не желал замечать, то Иоанна Кронштадтского «те» поносили и забрасывали грязью. Вот тут-то аксиома «мир во зле лежит» (1 Ин. 5: 19) и подтверждается. Узнав о святом, если святого поставят на свещницу, наш век не только не умилится, не только не почтит святого, а будет тщиться в грязь имя святое втоптать"[9].

Первым ярким произведением, направленным против все возрастающей в обществе известности отца Иоанна, была повесть Н. Лескова «Полунощники"[10]. Впервые опубликованная в либеральном «Вестнике Европы» в конце 1891 года, повесть высмеивает официальную Церковь, и в первую очередь отца Иоанна, показывая его хитрым и лицемерным высокообразованным столичным священником, противопоставляя ему «святых» последователей учения графа Льва Толстого.

Надо сказать, в этот период Н. Лесков претерпевал изменение своих взглядов. Он, по словам митрополита Антония (Храповицкого), увлекся сектантской «мистикой пашковского пошиба и после периода отчаянного увлечения спиритизмом примкнул к воззрениям гр. Л. Толстого"[11].

Для характеристики мотивов, которые подтолкнули Лескова к написанию повести, весьма показательна переписка его с гр. Л. Толстым. В своем письме от 6 декабря 1890 года он пишет об отце Иоанне: «Слава его и глупость общества все растут, как известного рода столб под отхожим местом двухэтажного трактира в уездном городе. Зимой на морозе это даже блестит, и кто знает, что это такое, — тот принимает это совсем не за то, что есть. Но мерило одурению это верное"[12]

«Я шел и иду сам в течение всей жизни, но люблю себя поверять и укреплять Вашими суждениями». Письмо подписано: «Любящий Вас Николай Лесков». В другом письме он пишет: «Простите меня, что я Вам докучаю, и не лишайте меня своей нравственной поддержки. Преданный Вам Николай Лесков» [13]. Л. Толстой, в свою очередь поддерживал развитие творчества Н. Лескова в этом направлении. Так, например, он писал Лескову: «Рассказ ваш об И[оанне] чудесен, я хохотал все время, пока читал его вслух. Тут ужасно то, что сделали в продолжении 900 лет христианства с народом русским"[14]. При этом совершенно противоположные чувства у Лескова к графу. В этом же письме можно прочесть:

Комментируя «Полунощников», глубоко почитавший отца Иоанна митрополит Антоний (Храповицкий) писал: «Рассказ. раздался звонким заушением Православной Церкви. <.> Довольно раскрыть любую проповедь очерненного пастыря, чтобы понять, как далеко от истины обвинение его в непонимании тайн христианских, и в частности о новой благодатной жизни, о возрождении. <.> Православный пастырь, конечно, ничего не потеряет от клеветы Лескова: было бы слишком странно, чтобы такой видный деятель не был бы никем очернен, когда даже о Спасителе «одни говорили, что Он добр; а другие говорили: нет, но обольщает народ» (Ин. 7: 12)"[15].

Время расставило все по своим местам. Толстовские общества давно перестали существовать, а отец Иоанн Кронштадтский прославлен в лике святых.

А в то время, после манифеста 17 октября 1905 года о свободе слова, нападки на отца Иоанна Кронштадтского усилились. В пьесе В.П. Протопопова «Черные вороны», созданной во время революции 1905 года, «пастырь был изображен как псевдоцелитель, а его сторонники — как сектанты"[16]. Пьеса была представлена публике во многих театрах империи в декабре 1907 года.

Духовенство выступило на защиту отца Иоанна. Снятию пьесы со сцены много способствовал Саратовский епископ священномученик Гермоген (Долганов; 1858−1918)[17]. 11 декабря 1907 года, во время аудиенции у императора Николая II, священномученики Гермоген, Серафим (Остроумов) и Иоанн (Восторгов) подробно рассказали о травле пастыря. «Царь отдал приказ П.А. Столыпину снять пьесу с репертуара"[18].

Для участвовавшего в аудиенции у государя священномученика Иоанна Восторгова отец Иоанн Кронштадтский был живым свидетельством благодати Божией, пребывающей в Церкви, утверждением и утешением всех ее чад: «Вот проявление силы Господней, — восклицает отец Иоанн Восторгов в одной из своих проповедей (после рассказа об исцелении по молитвам отца Иоанна Кронштадтского тяжело болящей женщины), — одно из многих чудес, совершающихся около дивного верою, кротостью и благостью всероссийского пастыря. Напечатали ли о нем газеты?.. Просим все правые газеты перепечатать это известие. О делах Божиих умалчивать грешно"[19].

Для характеристики духовно-нравственного состояния общества предреволюционного периода весьма показательны замечания отца Иоанна, сделанные им в 1911 году: «Один из вдумчивых наблюдателей сказал о современной русской жизни, что она „насквозь пропитана ненавистью“. Безотрадная характеристика! Но если она верна относительно политических партий, сословий и бытовых групп русского общества и их взаимоотношений, то еще вернее она относительно чувств, питаемых ныне к Церкви» [20].

Отец Иоанн Восторгов отмечал, что на страницах «прогрессивных» газет любая религия поддерживалась и уважалась. И только по отношению к православным епископам, священникам и монахам допускались в печати невероятно гнусные оскорбления и заведомо ложные обвинения, подрывающие всякий авторитет Церкви[21].

Нападки на Церковь со стороны революционных сил России, по словам отца Иоанна, были в «степени гораздо большего озлобления, чем даже против самодержавия"[22]. По мнению отца Иоанна, это было связано с тем, что именно Православие, живущее в народной душе, было причиной неудач революции.

«Тяжкая тревога закрадывается в сердце при виде этой зияющей бездны ненависти, окружающей Церковь и истинно церковных людей. <…> Государство, видя, что сила Церкви умалилась и она не имеет прежней «популярности», выражаясь современным пошлым языком, с легкостью отказывает Церкви в покровительстве, думая угодить прогрессивным течениям и — тщетная надежда! — привлечь их на свою сторону. У тайного врага Церкви сразу получается осуществление двух целей: подрыв Церкви и подрыв государства. В обществе, среди простодушных людей, читающих газеты и принимающих газетные фразы за чистую монету, из года в год растет недоверие и нерасположение к Церкви. У верующих порождается растерянность, недоумение, полное непонимание и незнание, кому же и чему верить. В молодом поколении год от году возрастает недоверие и отчужденность от Церкви. Всюду и везде, особенно среди простого народа, падает авторитет Церкви, подготовляется почва для равнодушия, безцерковья и воспринятия всякого вида сектантства или даже особого «мужицкого нигилизма», самого страшного по своим проявлениям и последствиям"[23].

Интересно, но иногда клевета оказывала «лечебное действие». Так, например, клевета в «прогрессивных» и крайне правых газетах о пастырских курсах в Москве, организованных отцом Иоанном Восторговым, дала слушателям курсов возможность «излечиться» от доверия этой прессе. Доходило до публикации сведений, что слушатели все разбежались, что курсы закрыты, тогда как ни один из учащихся не покинул курсы, а занятия шли непрерывно[24].

Будучи миссионером-проповедником Москвы, выразителем официальной церковной позиции, священномученик Иоанн Восторгов, пожалуй, как никто другой, подвергался различной клевете и травле. Во многом это было вызвано тем, что отец Иоанн всеми силами старался удержать свою паству от увлечения революционными идеями. За что его ненавидели и преследовали революционеры, которым он, по его собственному выражению, «стоял поперек дороги"[25]. С другой стороны, рассудительность и забота о Церкви раздражала и крайне правых.

Травля пастыря началась еще в период его служения на Кавказе. После перевода в Москву в 1908 году вышел целый сборник клеветы под названием «Протоиерей И.И. Восторгов и его политическая деятельность», собранной Н.Н. Дурново. Книга была широко распространена. Ее рассылали даром по всей России; она была передана всем членам Государственного Совета и Государственной Думы, министрам, всем крупным начальствующим лицам, перепечатана во всех левых газетах, а во время поездки отца Иоанна по Сибири при въезде в каждый город революционные газеты устраивали ему встречу перепечатыванием этого пасквиля.

Клевета была столь сильна, что даже вполне адекватные люди смущались при встрече с человеком, подвергавшимся таким яростным нападкам. Так, например, митрополит Евлогий (Георгиевский) в своих воспоминаниях о встрече с отцом Иоанном пишет: «Протоиерей о. Иоанн Восторгов был человек незаурядного ума и большой энергии. При жизни о нем ходили разные сплетни, но, кажется, они были не обоснованны"[26].

Отец Иоанн ответил на всю возводимую на него клевету только один раз в своей книге «Клевета Н. Дурново. Ответ протоиерея Восторгова», вышедшей в 1909 году, в которой он шаг за шагом обличал официальными документами лживость сборника г-на Дурново. Но, несмотря на это, клеветнические книги продолжали и продолжали выходить[27].

Сам отец Иоанн говорил друзьям: «Мне часто приходится идти над зияющей бездной ненависти человеческой. Страшно заглядывать в нее, и нередко сердце сжимается от боли и естественных страхований"[28].

Позже, когда отец Иоанн овдовел, клевета остановила решение Святейшего Синода, по специальному представлению митрополита Московского и Коломенского Макария (Невского), о возведении отца Иоанна по принятии монашества в сан епископа, викария Московской епархии, с целью объединения в митрополии всего миссионерского дела [29] А еще позже по сфабрикованному ЧК делу священномученик Иоанн был расстрелян 5 сентября 1918 года на Ходынском поле.

В современном мире информационно-технологическое развитие общества порождает особые методы манипулирования информацией и специальные технологии управления сознанием людей. В таких условиях разрушительное оружие клеветы становится еще более доступным и действенным. Что требует особой осторожности в отношении разнообразных сведений, особенно если они касаются людей, ведущих обширную просветительскую и миссионерскую работу.

Необыкновенно актуально звучат в этом смысле слова Святейшего Патриарха Кирилла: «Сегодня массовые настроения людей определяются не Божией правдой, а информационными технологиями. Как важно, чтобы мы, наследники великой России, прошедшие через страшные испытания XX века, сегодня оказались способными воспринять уроки прошлого и не повторять ошибки отцов, совершенные ими в канун 1917 года"[30].

[1] Православная богословская энциклопедия / Под ред. А.П. Лопухина. Т. 4. СПб., 1903.

[2] Письма митрополита Филарета к игуменье Спасо-Бородинского монастыря Марии (Тучковой). М., 1868. С. 18 / Цит. по: Скурат К.Е., профессор. Алфавит духовный. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского. М., 2010.

[3] Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Письма к высочайшим особам и разным другим лицам / Собраны и изданы Саввою, архиепископом Тверским и Кашинским. Ч. 1. Тверь, 1888. С. 130.

Несмотря на предостережения, отец Макарий был объявлен митрополитом Санкт-Петербургским Серафимом (Глаголевским) «безумным фанатиком», которого нужно отправить в монастырь с лечебницей для душевнобольных, но Синод ограничился наложением нестрогой епитимьи. См.: Смолич И.К. История Русской Церкви. М., 1997. Кн. 8. Ч. 2. С. 12.

[4] Киприан (Керн) архимандрит. Отец Антонин (Капустин), архимандрит и начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме. Белград, 1934. С. 146−148.

[5] Дмитриевский А.А. Императорское Православное Палестинское общество и его деятельность. СПб., 1907. С. 170.

[6] Церпицкая О.Л. Архимандрит Антонин (Капустин) и русские святыни на Святой Земле // http://palomnic.org/sz_sr/personalii/arx_antonin/tser/.

[7] Михаил (Семенов), иеромонах. Отец Иоанн Кронштадтский. Полная биография с иллюстрациями. СПб., 1903. С. 26; Большаков Н.Я. Источник живой воды. Описание жизни и деятельности отца Иоанна Кронштадтского. СПб., 1910; репр.: СПб., 1995. С. 38−40; Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский: В 2-х т. Т. 1. Белград, 1938. С. 22.

[8] Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадтский. Т. 1. С. 22.

[9] Шергин Б. Праведное солнце. Дневники разных лет. СПб., 2009. С. 37.

[10] Лесков Н.С. Полунощники // Вестник Европы. 1891.. 11−12. С. 92−137, 537−576.

[11] Антоний (Храповицкий), архимандрит. Знамение времени («Полунощники». Повесть Н. Лескова) // Богословский вестник. 1892. Т. 1.. 2. С. 418.

[12] Письмо от 6 декабря 1890 г. // См.: Лесков Н.С., Толстой Л.Н. Переписка // Лесков Н.С. Собрание сочинений: В 6-и т. Т. 3. М., 1993.

[13] Письмо от 7 октября 1894 г. // Там же.

[14] Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. Т. 65. М., 1953. С. 135. Цит. по: Киценко Н. Святой нашего времени: отец Иоанн Кронштадтский и русский народ. М. 2006. С. 229.

[15] Антоний (Храповицкий), архимандрит. Знамение времени («Полунощники». Повесть Н. Лескова). С. 415.

[16] Ильяшенко Ф., священник, Фирсов С.Л. Иоанн Кронштадтский // Православная энциклопедия. Т. 24.

[17] См.: Мраморнов А.И. Борьба с позорищем. Как епископ Гермоген с «Черными воронами» воевал // НГ-Религия. 2004. 3 ноября.

[18] См.: Ильяшенко Ф., священник, Фирсов С.Л. Иоанн Кронштадтский.

[19] Восторгов И.И., протоиерей. В Кронштадте у отца Иоанна // Правда веры и жизни. Житие и труды священномученика Иоанна Восторгова. М., 2004. С. 186−187.

[20] Восторгов И.И., протоиерей. Новогодние думы (К 1 января 1912 г.) // Восторгов И.И. Полное собрание сочинений. СПб., 1995. Т. 4. С. 613.

[21] Восторгов И.И., протоиерей. Патриотическое начинание. По поводу издания газеты «Патриот» // Там же. С. 507.

[22] Там же.

[23] Восторгов И.И., протоиерей. Новогодние думы (К 1 января 1912 г.). С. 612.

[24] Восторгов И.И., протоиерей. Пастырские курсы в Москве // Восторгов И.И. Полное собрание сочинений. Т. 4. С. 479.

[25] Восторгов И.И., протоиерей. Клевета Н. Дурново. Ответ протоиерея И.И. Восторгова. М., 1909. С. 24.

[26] Евлогий (Георгиевский), митрополит. Путь моей жизни. М., 1994. С. 185.

[27] Дурново Н.Н. Несколько слов к «восторговцам». М., 1908; Он же. Новые подвиги протоиерея И.И. Восторгова. М., 1909; Он же. Правда о протоиерее И.И. Восторгове. М., 1910.

[28] Восторгов И.И., протоиерей. Возвращение дара любви // Восторгов И.И. Полное собрание сочинений. Т. 4. С. 617.

[29] Гумеров А., священник. Житие протоиерея Иоанна Иоанновича Восторгова (1864−1918) // http://www.pravoslavie.ru/put/1450.htm.

[30] Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси. Проповедь за Божественной литургией в храме Христа Спасителя 17 декабря 2011 г. // http://www.patriarchia.ru/db/text/1 837 473.html.

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/54 834.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru