Русская линия
Переправа Александр Черкасов09.07.2012 

Духовность русской армии и «Философия войны»
Рационализм и материализм засорили русскую военную мысль. Духовность, а вслед за духовностью и дух представителей русской военной школы… угашены

В издательстве Московской Патриархии Генерал-майор Александр Черкасоввышла удивительная книга — «Философия войны» Антона Антоновича Керсновского. Я хотел бы поделится ощущениями и мыслями, которые посетили меня в процессе чтения, и не оставляют до сей поры. Основное ощущение: Слава Богу! Сдава Богу, что издан этот труд, что мы хотя бы заговорили о духовных основах армии.

Готов подписаться почти под каждым выводом Керсновского. Собственные же мысли при этом очень печальны, ибо практически всё, о чём он сетует, мы имеем и сегодня. Увы, остается актуальным возмущение А.А.Керсновского тем, что «рационализм и материализм засорили русскую военную мысль. Духовность, а вслед за духовностью и дух представителей русской военной школы… угашены»

Вооружившись Евангельской Истиной, «руководствуясь примером Христа и деяниями отцов Церкви» (с.32), А.А.Керсновский осуществляет анализ явления войны с точки зрения «критерия высшего порядка — критерия духовной ценности» (с.33). Именно так он рассматривает важнейшие философские проблемы, кратко излагая их в главах, названия которых говорят сами за себя «Война и христианская этика», «Понятие „справедливости“ и цели войны», «Война и мир», «О разоружении», «Природа военного дела, военное искусство и военная наука», «Политика и стратегия», «Качества военного человека», «Военная этика и воинская этика», «О полководце», «Армия в государстве», «О военном потенциале», «Фронт и тыл», «О доктрине национальной и доктрине военной», «Русская национальная военная доктрина» и др. Исследуя проблемы войны и мира, размышляя о соотношении политики и стратегии Керсновский руководствуется мыслью, что нет более высокой цели, как «на земли мир, в человецех благоволение», и особо подчёркивает, что «Войну ведут не для того, чтобы убивать, а для того, чтобы побеждать. Немедленной целью войны является победа, конечной — мир, восстановление гармонии, являющейся естественным состоянием человеческого общества»

Керсновский противник войны, но, столкнувшись с современным ему либеральным гуманизмом и пацифизмом, он пишет, необыкновенно актуальные и сегодня слова «если мы хотим предохранить государственный организм от патологического явления, именуемого войной, — мы не станем заражать его пацифистскими идеалами», и напоминает нам, «что „идеологи“ обошлись человечеству дороже завоевателей — и последователями утопий Руссо пролито больше крови, чем ордами Тамерлана» (с.46).

Беспощаден Антон Антонович к Толстому за отрицание им «так называемой стратегии». Керсновский очень образно и справедливо характеризует это, как «отрицание дикарём письмен, в которых он не в состоянии разобраться» (с.108). «Войну и мир» пишет художник, имевший в военном деле ограниченный и устаревший кругозор «севастопольского артиллерии поручика», с которым он приступил «к изображению Наполеона и Кутузова» (с.109). Чтобы понять «Войну и мир» Л.Н.Толстого, Керсновский советует сначала прочитать его «Севастопольские рассказы», хорошо показывающие блестящий талант писателя и слабый уровень его военной подготовки.

Сегодня даже далекие от военного дела люди видят, как война меняет свое лицо. Несмотря на бурное развитие техники и вооружений, основным содержанием войны все больше становится противоборство в духовной, нематериальной сфере, близиться время, когда окончательная победа в войне будет достигаться за счет духовного превосходства, духовно-нравственной и морально-психологической стойкости одной из противоборствующих сторон (1). Керсновский через десятилетия подсказывает нам, что необходим решительный и бесстрашный пересмотр устоявшихся представлений о сути войны, особенно ее глубинных духовно-нравственных аспектов.

Некоторые подходы к этой проблеме даны им в главе XVIII «Русская национальная военная доктрина», которая начинается с замечательной мысли: «Сущностью .русской национальной военной доктрины, является превосходство духа над материей» (136). Будто полемизируя с современными реформаторам нашей армии и флота, Керсновский подчёркивает, что основой военной доктрины государства является её национальный характер: «Военное искусство и военная наука (причём вторая призвана обслуживать первое), имеют строго национальный характер, вытекая из духовных свойств и особенностей данного народа, данной нации. Русского Мольтке не может быть, как не может быть немецкого Суворова» (с.137). В воспитательном отношении наша отечественная доктрина всегда выдвигала в качестве приоритетов религиозное начало и национальную гордость. «Мы русские, с нами Бог!» — учил Суворов. Поэтому-то его наука и сделалась действительно «Наукой побеждать» (с.138), — подчеркивает автор «Философии войны».

А.А.Керсновский писал свой замечательный труд восемьдесят лет назад, но большинство его положений и выводов актуальны и сегодня. Война, как «патологическое явление» (с.45), превратилась в реальную угрозу существования человечества, которое не смогло отказаться от неё даже под страхом самоуничтожения. Как и предвидел Керсновский, пацифизм, разоруженчество, абстрактно — либеральный гуманизм, демократизация военного дела, «демократическое умиротворение» и другие изобретения «интеллектуальной черни XX века» (с.41) принесли народам Земли неимоверные страдания.

Любому, кто собирается осуществлять те или иные реформы вооружённых сил страны следует обратить внимание на мысли А.А.Керсновского, которые можно лишь процитировать, без комментария, настолько они ясны и актуальны: «Устроителю вооружённой силы надлежит разрешить две задачи: устройство постоянного состава (2) — дав ему статут военной касты либо военного сословия — и устройство переменного состава (3) — статус вооружённого народа; офицерский состав, имеющий характер „механического соединения людей, связанных индивидуальным служебным контрактом с государством. — человеческая пыль, карточный домик, положение, в XX веке невозможное“;(4) столь же „невозможно придать офицерскому корпусу партийную окраску. Партийность несовместима с воинским духом и воинской этикой. Плачевная история Красной армии тому наглядный пример“ (117); остаются каста и сословие. Каста не подходит., „кастовая гордость и заносчивость глубоко претят православному русскому миросозерцанию“ (с.118) и не нам перенимать обычаи потомков побеждённых на Неве, в Ледовом побоище и при Грюнвальде.; России нужна система Петра Великого — полковая система, кадетские и юнкерские училища (5). „В полках создаётся дух армии, как на кораблях куётся дух флота“ (с.119). Сегодня правда полков почти не осталось, это как раз то, с чем борется нынешнее руководство Минобороны, которому полки чем-то не угодили; „льготы по образованию“ — пагубны и преступны. Настоящая льгота, которую надлежит дать образованному человеку — это честь в первую очередь и раньше других служить своей стране и кровью запечатлеть ей преданность» (с. 220.) Комментарии, как уже сказано излишни.

Говоря о труде А.А.Керсновского, следует напомнить читателям, что в начале 20-х гг. был создан выдающийся военно-теоретический труд с таким же названием «Философия войны». Его автор глубокий военный теоретик и блестящий практик военного дела, генерал царской армии, а с 1919 г. начальник академии Генерального штаба РККА, А.Е.Снесарев (1865−1937). Создавая свой труд в условиях безбожной власти, он не мог опираться на Библию и учение отцов Церкви. Может быть поэтому, обширная глава «Нравственная оценка войны» несколько невнятна. Кроме того, в ней содержится ошибочное утверждение, что христианская «заповедь „не убий“ запрещает и войну как массовое убийство и какое бы то ни было убийство вообще».(6) Но в то же время большинство выводов этих выдающихся русских военных мыслителей в своей основе не противоречат друг другу.

Работа А.А.Керсновского буквально завораживает военного читателя, настолько она интересна и актуальна. Несомненно, что и другие читатели не только насладятся красотой мысли Антона Антоновича, но почерпнут в его труде много полезного. Если военный человек обретает в нём настоящую военную энциклопедию, то дипломат найдет там современные мысли о подчинении своих трудов исключительно государственным интересам; политолог — об ответственности политики за военные преобразования; философу будут интересны мысли А.А.Керсновского о соотношении военной науки и философии, и само его миросозерцание; историк найдёт неизвестные ему факты и новую интерпретацию известных; священнослужитель лучше поймет своеобразие воинского труда и особенности мышления военного человека; педагог найдет замечательные мысли о неоспоримости приоритета воспитания перед обучением,(7) а также о положении учителя в обществе, о роли преподавания истории и словесности; каждый читатель найдет в этом труде что-то интересное. Даже врач найдёт мысли о том, что лечить надо не болезнь, а организм в целом, что надо восстанавливать здоровье больного и устранять причины заболевания, а не симптомы болезни, ибо это бесполезно ввиду неизбежности рецидива

Следует отметить, что Антон Антонович в своих оценках и выводах бывает резок, прям и непримирим, а в некоторых случаях и явно предвзят. Он убеждённый монархист, а потому утверждает: «Армия не меч. Она — рука, держащая меч. Живая рука, направляемая волей головы. А голова — царь. Это — единственно возможная в русских условиях формулировка. Всякая другая исключается» (с. 121). Читатель встретит в его работе антисоветизм и антикоммунизм, неприятие «демократического маразма» и «либерального пацифизма и гуманизма», откровенную германофобию, политический консерватизм и т. д. Всё это присутствует и излагается им открыто и аргументировано, но не навязывается, а именно излагается как естественный и органичный собственный взгляд, выстраданный всей жизнью автора.

Политические предпочтения А.А.Керсновского, это не теоретические построения, а практический опыт, приобретённый в реальной и жестокой военно-политической борьбе не на жизнь, а на смерть, в которой Антон Керсновский с детских лет занял и всю жизнь занимал вполне определённую сторону. Зная биографию Антона Антоновича, необходимо согласится, что он имеет право на подобные взгляды.

Поэтому, анализируя его военно-теоретический труд, мы помним об этом и сосредотачиваем своё внимание не на пристрастном рассмотрении его личных политических взглядов и их совпадении или несовпадении с ныне господствующими и нашими собственными, а на его блестящем методе военно-исторического анализа, позволяющего ему делать выводы не в угоду личным пристрастиям, а максимально объективные, продиктованные его желанием внести вклад в возрождение национальной русской военной доктрины.

Вне всяких сомнений, что с некоторыми мыслями и выводами Керсновского часть современных читателей не согласится, но этого не от кого и не требуется. Главное знать их и понимать, а согласие принесет сама жизнь, когда развитие военного дела и опыт ведения войн покажет их истинность или ошибочность.

Несомненно одно, что имя Антона Антоновича Керсновского заслуживает быть в ряду тех граждан России, которыми она будет гордиться всегда, независимо от конъюнктуры времени, именно такие люди создают её славу, интеллектуальную и духовную мощь. Его талант, с блеском раскрытый в «Философии войны» явление достойное славы и гордости нашего Отечества, показатель высокой нравственности и духовной силы русского народа.

1 Формулируя это мнение, автор опирался на подобные мысли и мнения многих офицеров и генералов ВС РФ, в т. ч. крупных военных учёных и в первую очередь одного из своих учителей, профессора, д.ф.н., генерал-майора Даниленко Игната Семёновича.

2 Здесь Керсновский имеет в виду офицеров и младший командный состав сверхсрочной службы.

3 Война есть удел не только военных (с.119), а потому, исполняя Долг перед Отечеством, через воинскую службу должно проходить все мужское население страны, но, прежде всего, образованная его часть.

4 А в XXI веке тем более. Офицер — это Призвание, Долг, Честь, Отечество, а не наёмник по контракту. Прим. автора.

5 Именно училища, а не институты, университеты и центры, которые тоже нужны, но не могут заменить училищ.

6 А.А.Снесарев. Философия войны. М., 2003. С. 165.

7 А.А.Керсновский считает, что в военном деле, как и в школьном, первенство воспитания над обучением очевидно: «Мы должны считать это аксиомой» (с.127).

http://pereprava.org/privacy/1291-duhovnost-russkoy-armii-i-filosofiya-voyny.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru