Русская линия
Православие и современностьПротоиерей Валерий Генсицкий09.07.2012 

Если жена мудрая, то и муж сильный

Таинство Брака так же неотменимо и необратимо, Протоиерей Валерий Генсицкий с матушкойкак всякое Таинство Церкви. Нельзя человека «раскрестить», нельзя его и «развенчать», «снять венец», как просят иные люди по неведению своему. «…Они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6). Церковь в порядке пастырской икономии (снисхождения) допускает развод в некоторых специально оговоренных случаях (см. «Определение о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью», принятое на Поместном Соборе 1918 года, и «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви», глава Х). Но никакими человеческими силами и установлениями нельзя отменить совершенного уже таинства Брака.

Что нужно делать, чтобы вся последующая семейная жизнь была достойна великого таинства? Об этом мы беседуем с протоиереем Валерием Генсицким, настоятелем храма во имя святого апостола Андрея Первозванного.

— Отец Валерий, вы священник уже более двадцати лет, а в браке с матушкой Галиной — 28 лет. Скажите, семья священника — она такая же, как все остальные семьи, или перед нею стоят особые трудности?

 — Да, иногда люди так думают: у батюшки в доме все идеально, потому что он проповедует, стало быть, знает, как надо жить, как себя вести. Наверное, так должно и быть. Люди на нас так и смотрят со стороны. Если батюшку посылают на новый приход, особенно в маленький городок или в деревню, где он со своим семейством как на ладони, — то этот приход начинается с его семьи, как бы это ни банально звучало. Точнее, из того, как живет его семья, какие в ней взаимоотношения. Мы несколько раз переезжали с прихода на приход, и каждый раз очень хорошо это чувствовали. Когда мы приезжали, наших детей все время расспрашивали о нас — в школе, везде, где бы они ни были. Может быть, многие жители Новоузенска, например, потом стали прихожанами не через меня, не через мою проповедь, а через наших детей — глядя на то, как они себя ведут, что они собою представляют. Наши дети были миссионерами.

Однако и священник, и его супруга — такие же люди, как и все другие, и проблемы у них так же возникают, как и у всех. И у нас были конфликты, проблемы, но было чувство долга, понимание того, что мы венчаны. Хотя и нельзя, конечно, жить только тем, что ты венчан, только чувством обязанности, — это не выход. В семье должен быть иной дух — дух радости встречи друг с другом. Вот эту любовь и радость того, что мы вместе, нужно стараться сохранить от начала до конца.

— Для священника исключен развод, повторный брак, а в современном обществе это давно стало нормой. Как вы на это смотрите — из собственной вашей ситуации?

 — Разводы — какая это норма? Это ужас, это страшно, такого не может и не должно быть. С чего начинается семья — с того, что брак совершается на Небе. Об этом надо и думать при вступлении в брак: не страсть тут должна руководить людьми, а любовь и ответственность.

Сейчас такая есть тенденция, крайне странная: попробуем пожить вместе, испытаем друг друга. А я удивляюсь: как это вы будете испытывать друг друга? Вы же друг друга любите

— А что такое любовь? Как вы на этот вопрос отвечаете?

 — В том-то и беда, что любовь в современном понятии молодежи свелась к плотскому желанию всего лишь: именно это называют любовью, хотя никакого отношения к ней не имеет. И это же понимание — любовь, которой «занимаются», — предлагают нам сегодняшние СМИ. А настоящая любовь — это то, о чем апостол Павел пишет: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего. все покрывает. все переносит (1 Кор. 13, 4−8). Вот это любовь, когда ты готов ради любимого человека пожертвовать и временем своим, и сном своим, и отдыхом, и мнением даже.

Когда священник венчает молодых людей, надевает на них венцы — это же не просто так. Многие говорят: «Ой, какая красивая корона!», но это же венец — тот, который сравнивают с венцом мученика ради Христа. То есть прожить достойно супружескую жизнь — сродни мученичеству. Это на самом деле нелегко, тяжело. Здесь необходима мудрость хотя бы одного из супругов. Встретились два разных характера, два разных воспитания, два разных мира даже, они трутся друг о друга, как камушки, они могут высекать огонь, но кто-то из них двоих, тот, кто мудрее, должен быть водой для этого огня. Чаще это женщина. Не в обиду мужчинам будь сказано, женщина мудрее — потому, что она мать. Ради семейного покоя, ради блага детей она уступает, прощает, терпит, молится. Но, помимо того, что она мама — это самое главное, Богом данное, ее качество, — она должна быть всем для своего мужа: нам ведь не хватает ласки, внимания, похвалы, доброго слова («Какой ты хороший, как я тебя люблю…»), это очень нужно мужчине, каким бы сильным он ни был. Мужчина может сделать всё в жизни своей, как говорят, горы свернуть, если будет у него хорошая, мудрая жена. Если жена мудрая, то и мужчина сильный. Я убедился в этом на собственном опыте. Прихожане идут к батюшке, чтобы он подсказал, посоветовал, поддержал. А самого батюшку кто поддержит? Он тоже человек, ему хочется с кем-то поговорить. Таким человеком стала для меня матушка Галина. Только ей я мог сказать, как мне было тяжело — на новых приходах, в первые годы служения. Больше ведь этого не расскажешь никому!

— Сейчас очень многие молодые пары венчаются, но всегда ли они понимают то, о чем вы говорили выше?

 — Да, можно услышать, что венчаться в церкви «модно». Действительно, бывает такое: приходят венчаться люди без веры, просто так, ради красивой церемонии, которую можно снять на видеокамеру. Есть и те, кто венчается осознанно, но всей глубины, всей меры ответственности, конечно, не видит. В молодости это трудно увидеть. Ведь какими мы вступаем в брак — еще совсем бестолковыми, осознание приходит позже. Я себя вспоминаю: как я смотрел на брак в юности и как сейчас смотрю на это великое таинство. Очень большая разница.

Плохо, когда люди смотрят на венчание как на средство укрепить брак. Помню одну пару из Алгая: внутренний голос мне подсказывал, что их брак вынужденный, хотя я еще молодой был и сам себе не мог этого объяснить. Я пытался их остановить, просил подождать какое-то время, осмыслить, но они твердо стояли на своем. В итоге повенчал я их; проходит некоторое время, приезжает ко мне один из их родственников и сообщает, что «мое» венчание «не помогло»: разошлась, рассталась эта пара. Они думали, что венчание дает гарантию на всю жизнь. Да, действительно, Господь благословляет, Господь помогает в браке, но нужно прилагать свои усилия, самому просить Бога, веровать, и тогда Господь поможет.

— Вы говорите, что к вам приходят люди с семейными проблемами. А насколько здесь вообще возможно помочь пастырским советом?

 — Да я только и слышу, что об этих проблемах. Редко кто придет, чтобы сказать: «Слава Богу, как мне хорошо, как я счастлив». Я сам себе иногда устраиваю такие радости: кого-то специально выведу на разговор, пошучу, пообнимаю, порасспрошу, и когда люди улыбаются — мне так хорошо, я так радуюсь. А так — все идут в храм, к священнику с проблемами. По пословице «Как грянет, так и крестится», или «Как клюнет, так и молится». Когда плохо, когда беда — человеку нужен храм и священник, а вот когда все хорошо — тогда можно об этом не думать. Это о многом говорит! В день бракосочетания сына, поздравляя молодых, я сказал: семейная жизнь похожа на дорогу серпантинную: есть такая, из Судака в Алушту, с такими спусками и подъемами, что не каждый выдерживает, и очень опасная — с обрывами. Редко у кого семейная жизнь бывает гладкой, буквально ни у кого. «Житейское море воздвизаемое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек.» (поется в каноне Пресвятой Богородице). Это море все время бурлит. Поэтому надо благодарить Бога за все хорошее.

— А как вы вообще относитесь к этому празднику — Дню семьи, любви и верности, дню памяти благоверных князя Петра и княгини Февронии, Муромских чудотворцев?

 — Праздник мне нравится, его надо было давно уже ввести. Потому что все эти «валентинки» в «День влюбленных» — до того уж подействовали на наше общество российское, православное. Как жили, как любили друг друга Петр и Феврония — вот пример, а не то, что показывают сегодня каждый день по телевизору, специально дразня и разлагая общество. Показывают один разврат целыми днями. Как это назвать? Откуда это идет? Это разве воспитание?

Слава Богу, что ввели этот праздник. Многие уже ездят в Муром, многие знают, что при создании семьи или для того, чтобы встретить человека, который тебе нужен, следует помолиться святым Петру и Февронии. И сам праздник хороший, и пример тоже — такой добрый, красивый — этих двух людей разного происхождения, друг друга встретивших. Иногда говорят — встретились случайно, поженились, а ведь случайностей не бывает, это Господь сводит. Но дальше все зависит от нас самих.

Беседовала Наталья Кацуба

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=60 742&Itemid=65


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru