Русская линия
Православие.Ru Вячеслав Лобанов11.04.2003 

БЕЗ ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ОБВИНЕНИЯ…
(Заявление членов Высшего Церковного Управления в СНК от 29 ноября 1918 г.)[1]

В недавно опубликованных материалах следственного дела Патриарха Тихона, хранящихся в фонде уголовных дел Центрального архива Федеральной службы безопасности России, помимо следствия в отношении Патриарха в 1922—1924 гг., освещен широкий круг вопросов истории Церкви более раннего периода. [2] В частности приводится ряд документов, связанных с заключением Патриарха Тихона под домашний арест в ноябре 1918 года. [3] Официального обвинения Первосвятителю предъявлено не было, неофициально же ему инкриминировались якобы имевшие место призывы к свержению советской власти.
По поручению Священного Синода и Высшего Церковного Совета, составлявших Высшее Церковное Управление[4], член Священного Собора Русской Православной Церкви Н.Д. Кузнецов дважды обращался в Совнарком с ходатайством освободить Патриарха, если необходимо, под поручительство Синода или всего Высшего Церковного Управления.
Кроме того, под N 15 публикуется заявление членов Св. Синода и ВЦС в Совет народных комиссаров, от 2 января 1919 года, о необходимости освобождения Патриарха Тихона из-под домашнего ареста, в котором они указывают:
«Через Члена Всероссийского Церковного Собора Н. Д. Кузнецова[5] нами было представлено в Совет Народных Комиссаров заявление о необходимости освободить Всероссийского Патриарха от домашнего ареста… В настоящее время мы, нижеподписавшиеся, подтверждаем наше прежнее заявление и согласно разъяснению Управляющаго делами Совета Народных Комиссаров, сделанному через Н.Д. Кузнецова указываем свои адреса».
Можно было бы заключить, что речь идет о подтверждении того, что изложено в двух обращениях в Совнарком А. Д. Кузнецова, от 26 ноября и от 7 декабря 1918 года.[6] Однако существует другой документ, хранящийся в фондах Государственного архива Российской Федерации. Это обращение членов Священного Синода и ВЦС в Совнарком, датированное 29 ноября, в котором, они просят Совет Народных Комиссаров незамедлительно сделать распоряжение об освобождении Патриарха от домашнего ареста под их поручительство в том, что он не уклонится от следствия и суда.[7]
Таким образом, становится ясным о подтверждении какого заявления, теперь уже с приложением адресов, идет речь в документе от 2 января.
Краткий отрывок из этого заявления членов ВЦУ от 29 ноября, приводит М. Вострышев, в своей книге о Патриархе.[8] Однако полностью этот документ по-видимому еще нигде не публиковался. Остался он и за рамками документальных материалов «Следственного дела…».
Поэтому хотелось бы дополнить комплекс документов, относящихся к вышеуказанным событиям, публикацией данного документального свидетельства:

В Совет Народных Комиссаров
В ночь на 25-е (12 Ноября) сего года распоряжением Чрезвычайной Комиссии в покоях Всероссийского Патриарха Тихона произведен обыск, а сам Святейший Патриарх подвергнут домашнему аресту без предъявления ему какого бы то ни было обвинения.
При первом же известии об этом Священный Синод и Высший Церковный Совет, как установленные Всероссийским Церковным Собором, под главенством Патриарха, органы Высшего Церковного Управления, заявили Совету Народных Комиссаров чрез Н.Д. Кузнецова о необходимости немедленного освобождения Патриарха в предотвращение крайних затруднений в ходе церковных дел и тягостного оскорбления чувств православного народа лишением возможности молитвенного общения с своим духовным вождем в патриарших богослужениях, назначенных в ближайшие дни. Несмотря на это заявление, Святейший Патриарх доныне остается лишенным свободы и решение Совета Народных Комиссаров по возбужденному ходатайству откладывается.
Ввиду этого Священный Синод и Высший Церковный Совет считают своим долгом еще раз и со всею настойчивостью просить Совет Народных Комиссаров незамедлительно сделать распоряжение об освобождении Святейшего Патриарха от домашнего ареста. Совету Народных Комиссаров, без сомнения, ведомо, что если эта мера предупреждения возможности уклонения от следствия и суда применима ко всякому другому лицу, то она излишня в отношении к высшему представителю православной русской Церкви, высокий сан коего и личные качества являются лучшей гарантией, обеспечивающей интересы правосудия. Если же эти соображения представляются Совету Народных Комиссаров недостаточно убедительными и требуются формальные гарантии, то нижеподписавшиеся Члены Высшего Церковного Управления просят об освобождении Святейшего Патриарха под поручительство их в том, что он не уклонится от следствия и суда.
Настоящее заявление доверяем подать Члену Церковного Собора Николаю Димитриевичу Кузнецову.
Подлинное подписали: Агафангел, Митрополит Ярославский и Ростовский,
Арсений, Митрополит Новгородский и Старорусский,
Сергий, Митрополит Владимирский и Шуйский,
Евсевий, Архиепископ Приморский и Владивостокский,
Михаил, Архиепископ Гродненский и Брестский,
Протопресвитер Н. Любимов,
Архимандрит Алексий,
Протоиерей А. Санковский,
Проф. П. Лапин,
И. Громогласов,
А. Куляшев.
16/29 Ноября 1918 г.[9]
ГА РФ Ф. 550. Оп. 1. Д. 130. Л. 1. Машинопись. Копия.

Неоднократные обращения Синода и ВЦС, а также ходатайства прихожан[10] о скорейшем освобождении Патриарха свидетельствуют о высокой степени обеспокоенности за жизнь и здоровье Первосвятителя. С другой стороны изоляция Патриарха ставила под угрозу весь ход церковных дел, дезорганизуя церковное управление, и негативно сказываясь на духовном состоянии верующих. Все это в высшей степени устраивало большевистское руководство. Тем не менее, еще не окрепшей власти приходилось учитывать и настроения православного населения и реакцию на арест иностранных держав. Вечером 6 января Патриарх был освобожден из-под стражи и на следующий день уже принял участие в праздничном богослужении.[11]
Тем самым была перевернута еще одна страница трагического пути Русской Церкви в переломный период российской истории.

[1] Все даты указываются по новому стилю.
[2] Следственное дело патриарха Тихона. Сборник документов по материалам Центрального архива ФСБ РФ. М., 2000.
[3] См. документы NN 4−17.
[4] По уставу принятому Поместным Собором 1917−1918 гг., при Патриархе утверждались архиерейский Священный Синод и Высший Церковный Совет из представителей белого духовенства и мирян. Комплекс этих учреждений, во главе с Патриархом, и составлял органы Высшего Церковного Управления в указанный период. (Подробнее см. напр.: Кашеваров А.Н. Церковь и власть: Русская Православная Церковь в первые годы Советской власти. Спб., 1999. С. 29−30.)
[5] Профессор Н.Д. Кузнецов, являлся членом соборной делегации «по переговорам с народными комиссарами», которая впоследствии выступала уже от имени ВЦУ, в силу чего неоднократно обращался в Совнарком с протестами против притеснений духовенства и нарушений интересов Церкви.
[6] Соответственно док. N 9 и N 13.
[7] ГА РФ Ф. 550. Оп. 1. Д. 130. Л. 1.
[8] М.И. Вострышев. Патриарх Тихон. М., 1997. С. 128.
[9] Написано от руки карандашом.
[10] См. «Следственное дело…», док N 16.
[11] Вострышев… С. 129.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru