Русская линия
Православие.RuСвященник Георгий Максимов05.09.2002 

Откровение о Святом Духе в Ветхозаветных книгах

«Ветхий Завет ясно проповедовал Отца, а не с такой ясностью Сына; Новый открыл Сына и дал указание о Божестве Духа; ныне пребывает с нами Дух, даруя нам яснейшее о Нем познание… Надлежало, чтобы Троичный свет озарял просветляемых постепенными прибавлениями, как говорит Давид, восхождениями от славы в славу"[1]; «первобытному человечеству было свойственно бояться Бога; в Законе и Пророках Ветхого Завета пришло детство; Евангелие принесло собою знаки молодости, отрочества церковного. Ныне же Утешитель знаменует Собой зрелость Церкви. Ныне Он наследовал Христу, и человечество не будет уже больше знать иного учителя» (Дев. 1).
Святые Отцы говорят здесь о динамике Божественного Откровения, когда истина раскрывается все полнее, ниспосылаясь Богом в зависимости не от уровня интеллектуального состояния человеских умов в те или иные эпохи, а сообразуясь с разными этапами Божественного домостроительства, совершающегося в истории. Православное святоотеческое учение о последовательном раскрытии Божественных таин совершенно не оставляет места ни для какого «генезиса» идей о Духе Святом; это раскрытие не может быть понято как развитие одних идей из других, более поздних из более ранних, осмыслено как плод рефлексии авторов последующих писаний над более древними текстами, объяснено заимствованиями или влияниями из одновременных языческих культур. Святоотеческое учение состоит не в том, что с течением времени и сообразуясь с ним все новые авторы «додумываются» до все более совершенных представлений, но в том, что разным авторам в разном объеме раскрывается во времени одна и та же вечная истина, одна и та же духовная реальность.
Имеющиеся по указанной теме сочинения православных исследователей нередко грешат некритичным восприятием выводов библейской критики, которые бездумно воспринимаются как аксиомы, и роль православного исследователя в таком случае сводится лишь к роли переводчика и компилятора расхожих мнений западных светских ученых. В результате вместо добросовестного исследования учения о Духе, содержащегося в реальных текстах, мы получаем занятия баснями и родословиями бесконечными (1 Тим 1:4) о том, как «Ягвист» повлиял на «Элогиста», а «Второисайя» на «Третьеисайю» и т. п., что в итоге выливается в секулярно-атеистическое восприятие библейского текста.
С точки зрения Святых Отцов, Ветхий Завет соответствовал одному и тому же этапу в истории Божественного домостроительства, и степень откровения о Духе авторам писаний, составляющих его, была в целом одинакова. Хотя он обладает своей историей и составлен разными лицами в разные эпохи, Ветхий Завет — единый памятник, и именно как единое произведение его и продуктивно исследовать, в том числе и на предмет представлений о Духе Божием.


+ + +


Слово ruah имеет основные значения «дыхание, ветер, дух»; в то время как на арамейском это слово исключительно женского рода, на древнееврейском оно иногда может быть мужского рода. Однако из 84 случаев использования в Ветхом Завете слова «дух», в контекстах, традиционно понимаемых как указания на Святого Духа, 75 раз оно является или явно женским, или неопределенным (из-за недостатка глагола или прилагательного). Только девять раз это слово употребляется как существительное мужского рода. В тексте Библии оно встречается около 394 раз, но лишь приблизительно 25% из них представляют упоминания Духа Божия, на чем и формируются основы ветхозаветной пневматологии.
В Писании Ветхого Завета Духу усвояются преимущественно следующие имена:
— Дух Божий ruah elohim (Быт 1:3 и др.)
— Дух Господень ruah yahve (Суд 3:10 и др.)
— Дух Святой ruah kadosh (Пс 50:13, Ис 63:10, Прем 1:5, 3Езд 14:22)
— Дух благой ruah tov (Пс. 142:10, Неем. 9:20)
Особенно обратим внимание на третье именование. Святость в Ветхом Завете — исключительный атрибут Бога: нет святого как Господь (1Цар 2:2); люди или сакральные предметы могут называться святыми лишь в силу их соотнесенности, посвященности Богу. Изначально слово kadosh (святой, священный), означало «отделенный»; использование этого слова как характеристики Бога имело целью подчеркнуть Его внемирность, трансцендентность. То же свойство переносится и на представление о Духе Божием. Равно как и некоторые другие Божественные свойства, например: вездеприсутствие и всезнание: Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? (Пс 138:7); Дух Господа наполняет вселенную и, как все объемлющий, знает всякое слово (Прем 1:7); непостижимость: кто уразумел Дух Господа, и был советником у Него? (Ис 40:13), но более обращают внимание Его нетварность и соучастие в творении мира, как мы увидим ниже.
Упоминание о Духе Божием мы видим, начиная с самых первых строк Библии: земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою (Быт 1:3, пересказ 3Езд 6:39). Своим участием в творении Дух отделяется от всего тварного. Дух явлен как Тот, чье бытие предшествовало творению, явлен как действующий, как соучастник творения, в котором Ему отводится особая роль. «Как же Он носился над водою? Скажу не свое мнение, но мнение одного Сириянина…, он говорил, что сирский язык выразительнее и, по сродству с еврейским, несколько ближе подходит к смыслу Писания. Разумение же сего речения таково: слово носился, как говорит он, в переводе употреблено вместо слова согревал и оживотворял водное естество, по подобию птицы, насиживающей яйца и сообщающей нагреваемому какую-то живительную силу. Подобная сей мысль, говорят, означается сим словом и в настоящем месте"[2], — толкует св. Василий Великий. Действительно, причастие meraphehet имеет такое значение. Davis замечает, что оно означает, по существу, «парение над». Последняя часть стиха, таким образом, описывает Духа как парящего, защищающего, и участвующего в творении. Тот же самый глагол во Втор 32:11 используется для обозначения орла, парящего над своими птенцами[3].
Тема творения применительно к Духу встречается и в других местах Писания, с более частным оттенком: Дух Божий создал меня, и Дух Вседержителя дал мне жизнь (Иов 33:4); Словом Господа сотворены небеса, и Духом уст Его — все воинство их (Пс. 32:6). Дух Божий выступает как со-творец (или как инструмент творения) небесного воинства (чем сразу же выводится из круга тварных духов) и каждого человека. Первое указание на то, что человек был создан Духом Божиим в Иов 33:4 дополняется тем продолжением, что Дух Божий необходим для людей, чтобы быть живыми; эти два места показывают акцентирование на два действия Духа Божия в мире, а именно Творения и Промысла. По православному догматическому учению, каждое их трех Лиц Божества участвует в Творении мира, Промысле и Спасении человека, но различным образом.
Действие Духа Божьего по сохранению созданного порядка в первых стихах Книги Бытия находит продолжение и в других Книгах: да работает Тебе всякое создание Твое: ибо Ты сказал, — и совершилось; Ты послал Духа Твоего, — и устроилось (Иф. 16:14), и в другом месте: пошлешь Дух Твой — созидаются, и Ты обновляешь лице земли (Пс. 103:30). Контекст относится к созданному порядку, именуя животных, в частности, и их потребности, которые нужно хранить и поддерживать. Дух мыслится как-то, что поддерживает жизненную силу в творении. Начиная с самого возникновения мира, Дух Божий хранит его, оказывает промыслительное действие о сотворенном.
Помимо этого, приведенные выше строки о посланничестве являются ясными свидетельствами о различении в Ветхом Завете Бога и Духа Божия. Посылаемый Дух не тождественен посылающему Богу и не есть аспект Его проявления в мире, по крайней мере, в самом этом посылании. Walvoord полагает, что эти стихи, где о Духе говорится как о посланном Богом, могут быть намеком на вечное исхождение Духа Божия. Он также предполагает, что само словосочетание «Дух Божий» указывает на идею исхождения[4]. Однако что касается первого примера, то здесь говорится о домостроительном посланничестве Духа в мир, а не о вечных соотношениях внутри Триединого Божества. Во втором случае, формулировка «Дух Божий» автоматически не означает Бога-Отца как источник Духа.
Другой аспект деятельности Духа, помимо общего промышления о мире, — это действие его в сообщении с отдельными человеческими личностями и через это активное участие в общей истории и судьбе Израиля.
Уже начиная с Книги Бытия, мы видим определение Иосифа как человека, в котором Дух Божий (Быт. 41:38). В Книге Исход дарование Духа Божия определенным людям происходит для того, чтобы дать им способность выполнить Скинию, освятить их ум и чувства и направить приобретенное ими ранее искусство и умение в соответствии с Божественным замыслом (Исх. 31:3, 35:31 и др.). В книге Чисел нисхождение Духа на человека осмысляется как основа для пророческого служения, то же понимание мы находим в книгах более поздних пророков: я исполнен силы Духа Господня (Мих. 3:8), нисшел на меня Дух Господень и сказал мне… (Иез. 11:5), ныне послал меня Господь Бог и Дух Его (Ис. 48:16). Дух Божий посылает пророка, изрекает ему слова Божии, подает ему силу для его служения. В Книге Судей Дух Божий действует как вдохновитель правителей Израиля, которых Он избирает для этого служения, и в определенные моменты направляет их действия в соответствии с Божественным замыслом, а также подает им силу и решимость. В Книге Царств Дух производит те же действия в жизни первых израильских царей.
Дух пребывает на человеке (Суд. 3:10) и в человеке (Чис. 27:18), в его сердце (Ис. 63:11), Дух наполняет человека (Исх. 31:3) и обнимает его (Суд. 6:34), Дух находит на человека (1 Цар. 10:6, Иез. 11:5), говорит в нем (2 Цар. 23:2), Дух может телесно унести человека (4 Цар. 2:16).
По анализу словоупотребления видно, что сошествия Духа на людей бывают различны как по своей продолжительности, так и по своему характеру: краткие и поверхностные, как у судей, или длительные и глубокие, как у пророков[5]. Но о жизни в Духе, о которой нам известно из Нового Завета, говорить не приходится. Block справедливо проводит различие: если в Ветхом Завете Дух находил на избранных людей, чтобы они были исполнителями какой-либо специальной божественной воли, то в Новом Завете Дух постоянно обитает в верующих[6]. Боговидец Моисей, в ответ на ревность Иисуса Навина, порожденную необычным увеличением пророчествующих, желает, чтобы Бог поместил бы Его Дух во всех людей так, чтобы они могли бы пророчествовать (Чис. 11:29). Из этого восклицания видно, что в те времена исполнение Духа Божия было редким уделом немногих даже среди праведников. Но и на удостоившихся принять Его, Он пребывает не постоянно: Дух находит на личности и оставляет их, иногда из-за их греха: не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня (Пс. 50:13), так, по толкованию свт. Афанасия, царь Давид «молится, чтобы Дух пророческий сошел на него, ибо Он оставил его по причине греха"[7], ибо святый Дух премудрости удалится от лукавства и уклонится от неразумных умствований, и устыдится приближающейся неправды (Прем. 1:5). В третьей книге Ездры содержится целая молитва о ниспослании Духа: если я приобрел милость у Тебя, ниспошли на меня Духа Святаго, чтобы я написал все, что было соделано в мире от начала, что было написано в законе Твоем (3 Езд. 14:22). Таким образом, Святой Дух, передававший пророкам слова Божии, понимается как Божественный автор священных писаний.
Действия Духа на личность человека многоразличны: Дух научает (Исх. 31:3), подает силу (Мих. 3:8), утверждает на дела благие (Пс. 50:14) и ведет по пути Господнем (Пс. 142:10). Kaiser отмечает, что «одним из наиболее важных, но вместе с тем наиболее трудных аспектов в Ветхом Завете является попытка точно описать действие Святого Духа в личном опыте обновления и освящения в этом Завете"[8]. Сам Kaiser отвечает отрицательно на вопрос, было ли перерождение личности под воздействием Духа в Ветхом Завете, указывая при этом на то, что весть о рождении от Духа в Ин. 3:6 прозвучала новостью для ветхозаветного книжника Никодима. Но этому противоречит изречение Самуила: и найдет на тебя Дух Господень, и ты будешь пророчествовать с ними и сделаешься иным человеком (1 Цар. 10:6). Таким образом, Дух не просто управляет личностью, но Своим присутствием воздействует на все существо человека, изменяя его.
За исключением мастеров, участвовавших в создании Скинии и ковчега Завета, мы видим, что Дух в Ветхом Завете нисходит на два типа людей: правители (судьи и цари) и пророки. Это указывает на то, что эти частные действия Духа происходили ради общего руководства народа по пути к исполнению Божественного замысла: Дух ведет и наставляет Израиль: и Ты дал им Духа Твоего благого, чтобы наставлять их, и манну Твою не отнимал от уст их (Неем. 9:20), как стадо сходит в долину, Дух Господень вел их к покою (Ис. 63:14). Действия Духа в пророках осмысляются как одно общее действие, направленное на увещание всего народа: Ты медлил многие годы и напоминал им Духом Твоим чрез пророков Твоих, но они не слушали (Неем 9:30), и сердце свое окаменили, чтобы не слышать закона и слов, которые посылал Господь Саваоф Духом Своим через прежних пророков; за то и постиг их великий гнев Господа (Зах. 7:12).
Помимо раскрытия промыслительного и исторического действий, в Ветхом Завете имеют места два эсхатологических момента, относящихся к Святому Духу.
Первый находится у самого мессианского пророка Ветхого Завета — пророка Исайи, который трижды повторяет изречение о будущем нисхождении Духа на Мессию:
— от лица Бога: вот, Отрок Мой, Которого Я держу за руку, избранный Мой, к которому благоволит душа Моя. Положу Дух Мой на Него, и возвестит народам суд (Ис. 42:1)
— от лица Мессии: Дух Господа Бога на Мне, ибо Господь помазал Меня благовествовать нищим… (Ис. 61:1)
— от третьего лица, лица свидетеля: и почиет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума… (Ис. 11:2)
Под этим нисхождением и почиванием понимается, очевидно, нечто принципиально иное по сравнению с уже бывшими и известными нисхождениями Духа на пророков и правителей; уникальный образ схождения и действования Духа как-то, что может послужить отличительным знаком.
Второй эсхатологический момент связан с удивительным пророчеством о грядущем событии всеобщего исполнения Духом, которое содержится у целого ряда пророков: ибо Я изолью воды на жаждущее и потоки на иссохшее; излию Дух Мой на племя твое и благословение Мое на потомков твоих (Ис 44:3); и не буду уже скрывать от них лица Моего, потому что Я изолью дух Мой на дом Израилев, говорит Господь Бог (Иез 39:29); И будет после того, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабов и на рабынь в те дни излию от Духа Моего (Ил 2:28−29); А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью Дух благодати и умиления (Зах 12:10). Пророки Иезекииль, Иоиль и Захария даже употребляют один и тот же глагол shafat (течь, истекать, изливаться), у пророка Исайи в том же значении употреблен глагол 'atcak. Заметим, что здесь вода выступает как образ Духа, что особенно ярко видно в словах пророка Исайи. Обетование полного излияния Духа на всех (в противопоставление временному нисхождению Его на немногих пророков и правителей) знаменует наступление совершенно иной эпохи — эпохи Духа Святого как эпохи особых отношений человека с Богом, эпохи Нового Завета (Иер 31:31).
Дух Божий противопоставляется силе земной как непосредственное действие Бога: не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь Саваоф (Зах 4:6).
Нельзя обойти стороной вопрос о том, имеется ли в Ветхом Завете понимание личностности[9] Духа. Wood находит только три места в Ветхом Завете, могущих указывать на нее[10]. Аналогичное исследование Walvoord’а показывает тот же самый недостаток соответствующих свидетельств Ветхого Завета, хотя он пытается цитировать большее количество примеров[11]. Некоторые намеки на личностность Духа в Ветхом Завете, безусловно, присутствуют, самый яркий из них — у пророка Исайи, где говорится о том, что иудеи своими грехами огорчили Святого Духа (Ис 63:10), но это и подобные места немногочисленны.
Ветхий Завет о Личности Святаго Духа, в основном, говорит прикровенно, поскольку еврейский народ в ту эпоху еще не созрел для откровения о Пресвятой Троице. В Новом Завете в учении о Боге больше обращается внимание на единство Трех Лиц.

[1] Свт. Григорий Богослов. Слово 31. PG, t. 36, coll. 161−164.
[2] Свт. Василий Великий. Беседы на Шестоднев. М., 1999. — С. 43.
[3] Davis J.J. Paradise to Prison. Grand Rapids, 1975. — Р. 47.
[4] Walvoord J.F. The Holy Spirit. Wheaton, 1954. — P. 14.
[5] Упоминается также о злом духе: и злой дух от Бога напал на Саула, и он сидел в доме своем, и копье его было в руке его, а Давид играл рукою своею на струнах (1Цар 19:9). Stallard предлагает понимать в данном месте под духом настроение. о. Георгий Завершинский видимо, считает, что здесь говорится о служебном духе, посланном с целью возмущать Саула и сопоставляет это с посыланием Духа благого. Однако скорее всего здесь действительно подразумевается злой дух, а уточнение «от Бога» — акцент против язычества, подчеркивание той мысли, что все духи подчинены Богу и нет «автономных» духов.
[6] Block D. Empowered by the Spirit of God: The Holy Spirit in the Histographic Writings of the Old Testament // Southern Baptist Journal of Theology N 1 1997. — Р. 45.
[7] Свт. Афанасий Великий. Толкование на Псалмы / Творения. Т. IV. М., 1994. — С. 177.
[8] Kaiser W.J. The Holy Spirit in the Old Testament // Pentecostalism in Context: Essays in Honor of W. Menzies. Sheffield, 1997. — Р. 38.
[9] Богословское обсуждение личностности Святого Духа обычно предполагает греческое понятие личности как того, что обладает разумом, волей и чувством.
[10] Wood L.J. The Holy Spirit in the Old Testament. Grand Rapids, 1976. — P. 15.
[11] Walvoord J.F. Op. Cit. — P. 6.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru