Русская линия
Крестовский мостПротодиакон Александр Киреев04.07.2012 

«Вся жизнь моя — обыкновенное чудо»
Старейший протодиакон Москвы Александр Киреев — о своей жизни

Как мама ждала папу, а я его искал

Когда мои родители Старейший протодиакон Москвы Александр Киреевещё не поженились, папа работал в артели и был репрессирован по ложному доносу. Его на три года отправили на поселение в Сибирь. Но маме он написал, что ссылка — всего на год. А через год сообщил, что добавили ещё год, потом — ещё раз. Считал, что так ей легче будет ждать. Она была очень видная собой, к ней сватались из соседних домов. Но она папу дождалась. И в 1935 году они поженились. А через год я родился.

Мы жили в Домодедове, а папе, как судимому, нельзя было жить ближе 101 километра к Москве. Он жил в бараках то в Ступине, то в Балабанове, мы с мамой к нему ездили, а он иногда тайком по ночам пробирался к нам.

Когда война началась, папу забрали на фронт, и он погиб. Мама в это время ждала второго ребёнка. Братик всего полтора года прожил и умер. Время было очень тяжёлое.

Потом я долго искал могилу папы. И нашёл через Подольский военный архив уже в 1999 году. Это братская могила в Калужской области, там 260 захоронений. Каждый год мы стали ездить туда 9 мая. Служим молебны.

И мама, и папа у меня были верующими. И я с самого детства верил в Бога.

Чудесная встреча у алтаря

В Домодедове у нас храма не было. И мы ездили к родителям мамы в Измайлово, где они тогда жили, в церковь Рождества Христова. Мне ещё мальчиком очень хотелось прислуживать в алтаре. И однажды мечта сбылась. Ко мне подошёл молодой священник, красивый, черноволосый, и ввёл меня в алтарь.

Это был будущий знаменитый старец отец Иоанн Крестьянкин. Он служил в храме обычным священником. До этого окончил бухгалтерские курсы. И в измайловском храме начинал церковным бухгалтером, потом стал диаконом, священником. Через некоторое время отца Иоанна арестовали. Но наше общение продолжалось всю жизнь. Он хорошо знал всю нашу семью. И до самой своей кончины каждый год присылал мне поздравления — с Пасхой и Рождеством.

Я не раз приезжал к нему в Печоры. Само общение с ним было чудом. Ведь он начинал отвечать на вопросы, которые ты ещё только собирался задать. Едва подумаешь, а он так похлопает тебя ласково и отвечает именно то, что ты хотел спросить.

Отец протодиакон воскрес!

Однажды я поехал к отцу Иоанну с бедой. Это было в 1984 году. У меня обнаружили рак желудка. Встал вопрос об операции. Решать нужно было срочно. Вот и поехал за благословением. А он ведь, бывало, не благословлял людей на рискованные операции и никогда не ошибался.

Посмотрел на меня и сказал:

 — Ну, ладно. Соглашайся. А когда назначат операцию, пусть матушка отправит три телеграммы — мне, отцу Кириллу (Павлову) и отцу Науму. Пособоруйся, исповедуйся, три дня подряд причащайся, а потом иди в больницу.

Я всё так и сделал. И по молитвам трёх старцев операция моя прошла успешно.

А когда отец Кирилл (Павлов) увидел меня после этого в лавре, то воскликнул:

 — Вот и отец протодиакон воскрес!

Здоровье-то у меня с ранних лет было слабым. Я поэтому и в священники не мог пойти. И в семинарию сначала не принимали.

Но Господь даёт возможность жить и служить, это тоже чудо. А вот близких терял. Родителей, братика, в 1994 году — жену, а два года назад — старшего сына, Сергея. Царствие им Небесное!

Митрополит тогда ещё был Витей

Когда в Московскую семинарию меня не взяли по состоянию здоровья, поехал в Одесскую — там приняли. В комнате мы жили вчетвером. Ребята весёлые, компанейские. Особенно выделялся Виктор Сабодан. Он вообще для всех на курсе был примером. Отличник, заводила, замечательно песни украинские пел. Все четыре года учёбы мы дружили. А сейчас это — митрополит Киевский и всея Украины Владимир. Я бываю у него раза три-четыре в год.

Когда окончили семинарию, меня благословили и дали рекомендацию в Московскую академию, а Виктору — в Ленинградскую. А с будущей женой я познакомился, когда в семинарии учился. Потом долго не виделись. А когда заканчивал академию, поехал в Одессу, разыскал её, она в институте доучивалась. Оказывается, тоже меня не забывала. И поженились.

Огонь, который не обжигает

Когда встречаешься в жизни с чудесным, не сразу понимаешь, что перед тобой что-то необыкновенное. Ведь и многие люди, с которыми сводила судьба, были для меня подарком свыше. Среди них иерархи Русской Церкви, такие, например, как митрополит Никодим (Ротов) и архиепископ Киприан (Зернов), или такие разные, но по-своему яркие священники, как Михаил Кузнецов, Александр Мень, Валериан Николаев и многие другие. Каждый человек оставляет у другого что-то в душе. Иногда понимаешь это только по прошествии многих лет.

И каждое богослужение для меня всегда — чудо. Такая радость наполняет, что забываешь и о возрасте, о здоровье.

А особые переживания случались в паломничествах. Рядом со святынями сам становишься немного другим. Мне довелось побывать и в наших знаменитых обителях, и в Бари — у мощей святителя Николая, и на Святой земле. Был свидетелем сошествия благодатного огня в Иерусалиме. Держал в руках этот огонь, прикасался к нему лицом — и никаких ожогов. Только через некоторое время он становился настоящим огнём. Как это объяснить? Никак. Многое в жизни не объяснения требует, а веры, радости и любви.

5 фактов об отце Александре
1 Он сослужил четырём патриархам: Алексию I, Алексию II, Пимену и Кириллу, близко общался со многими иерархами.
2 Живёт в подмосковном Пушкине, после смерти жены — один. На службу каждый раз добирается на электричке и маршруткой —
или ночует в храме перед ранней службой.
3 Его сын Димитрий — священник, служит в храме в Коломенском районе.
4 Отец Александр — старейший протодиакон Москвы, в июле исполняется ровно полвека его служения, уже более 30 лет из них он служит
в Крестовоздвиженском храме в Алтуфьеве.
5 Готовится уже четвёртое издание книги отца Александра о епархиях и архиеереях нашей Церкви, он работал над ней более 40 лет.

Подготовил Валерий КОНОВАЛОВ

http://krest-most.ru/?c=article&id=196


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru