Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургПротоиерей Димитрий Арзуманов27.06.2012 

Дети — оправдание за нашу жизнь

— У нас в гостях исполняющий обязанности настоятеля храма Святого Праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине (Москва) протоиерей Димитрий Арзуманов.

Сегодня мы будем говорить о детях в семье.

Сложно и радостно

— Отец Димитрий, часто молодые люди, которые либо собираются вступить в брак, либо только вступили, задаются вопросом, сколько в семье должно быть детей. Это актуальная проблема для всей нашей страны. Что Вы можете сказать о сложностях многодетной семьи?

 — Что можно сказать? Сложно и тяжело, но в то же время радостно. Когда у нас с матушкой появился второй ребенок, Васенька, нам стало тяжело, когда появился Коленька, третий, стало очень тяжело. И казалось, что тяжелее некуда. Как ни странно, когда появился Степочка, четвертый, то стало значительно легче, когда появилась Лизочка, стало еще легче. А появился шестой, и когда дома оставались два-три ребенка, а остальные уходили в школу или в гости, казалось, что дома вообще никого нет. Тяжелее стало сейчас, когда у нас с матушкой уже девять детей, но это, наверное, потому, что мы просто старые уже. Главное — перейти какой-то рубеж и понять, что дети это великая радость.

Я понимаю какие-то, может быть, выгодные позиции людей: вырастили двух или трех детей и сейчас живут в свое удовольствие. Но, понимая положительные стороны ситуации, я не понимаю, что бы у себя дома делал, когда бы не стало там маленьких детей. Господь нас с матушкой любит, и у нас постоянно маленькие дети. Ощущение радости, постоянного детского сада, колоссальной любви к малышам, к их жизни, к их восприятию мира, нас — это такое наслаждение! Я думаю: когда последние наши детки подрастут, что мы с матушкой будем делать? Мы привыкли к этому как к дополнительному источнику каких-то благ и наслаждений, и для нас это великое дело, хотя это не было просто. Но любовь к ним и наслаждение от их присутствия перевешивают все тяжелые моменты многодетности.

— Но те, кто боятся многодетности, обычно говорят о страхах, связанных с финансовым положением. Есть и другая сторона — здоровье. Люди говорят, что с плохим здоровьем они не в состоянии воспитывать детей, сил-то уже не хватит.

 — Есть Божие благословение людям, которые в браке находятся. Дети — оправдание за нашу жизнь. И если семейные люди не хотят иметь детей, то это неправильно. Лучше не будет, и болезни появятся сами собой, как вразумление за противление Божественной воле. Скажу по опыту: да, бывают болезни, и не только у взрослых людей, но и у детей, но это как бы прибавляет сил всей семье.

Когда болен ребенок, все мобилизуют свои запасы любви, энергии, сил. И из сердца человеческого истекает сострадание. Это колоссальное чувство — ничто, наверное, так человека не подвигает на жизнь, на труд, на созидание, на молитву, как сострадание. Поэтому не все должны быть здоровы в семье, наверное. Господь посещает многодетные семьи и болезнями, и смертью даже. У меня самого погиб мой второй сын, Васенька, разбился на велосипеде. Но, рассмотрев эту ситуацию со стороны, мы поняли, что Вася из всей нашей семьи был самый хороший, самый добрый, самый чистый. И если нужно было кого-то из нас забрать, конечно, нужно было бы его забирать, и Господь это сделал совершенно правильно, потому что все остальные были для этого не готовы. Даже маленькие дети в силу своих зачаточных страстей, характера — разные. А Вася был идеально подобран для Царствия Небесного, и мы так поняли, что это наш первый плод и первый посланец в Царствие Божие. Поэтому я не сомневаюсь, да и не только я, а люди духовные, с которыми я общаюсь, которые знают про наше горе, не успокаивая нас с матушкой, говорят, что он нас там будет ждать.

Вот такими скорбями посещает Господь многие семьи. И скорби эти не разрушают семью, но сплачивают и делают ее лучше. И дети, когда видят смерть своего брата, того, с кем они воспитывались, кто был такой же маленький, как они, смотрят на это без ужаса. А, наоборот, задумываются о своей жизни, о том, что нас ждет там, за гробом, о том, как мы будем пребывать там все вместе. И чтобы там увидеться, тоже надо постараться. И они стараются жить лучше, чтобы встретиться там, обрести Царствие Небесное.

Поэтому даже в таком горе есть положительные стороны. Его можно пережить с Божией помощью.

У меня много знакомых многодетных священников, которые потеряли детей, и среди прихожан очень много таких. Либо ребенок болеет в семье, ребенок-инвалид — это тоже сплачивает.

Родители должны быть примером

 — Одна из проблем современности — эгоизм. Как в многодетной семье его можно преодолевать?

 — Надо самим не быть эгоистами, потому что папа и мама — это образцы. Безусловно, ребенок больше всего любит папу и маму, какими бы они ни были. Мама и папа до какого-то возраста — это эталон, пример. Соответственно, если ты не хочешь, чтобы ребенок у тебя был эгоистом, нужно самим им не быть, подавать детям пример любви, жертвенности, сострадания, снисходительности.

— Насколько целесообразно старших детей привлекать к воспитанию младших?

 — Целесообразно, конечно, но сложно. Нужно обязательно детям дать понять, что пока они не ушли из дома, должны принимать в жизни семьи участие. Они видят, как стараются родители, как они выбиваются из сил, и должны тоже какое-то послушание нести, безусловно. Многодетная семья это, прежде всего, уход за маленькими детьми. У меня одна из дочерей это все хорошо понимает и очень сильно нам помогает, она даже лучше справляется с домом, чем мы. Мы можем с матушкой уехать совершенно спокойно, в доме всегда будет порядок: полы помыты, обед приготовлен, посуда убрана, уроки сделаны. И даже старшие дети ее слушаются. Это необходимо, к этому детей надо привлекать и объяснять, для чего это нужно.

Но не у всех получается, здесь нужен талант. Потому что как человека ни проси помыть посуду, он может помыть плохо, пойдет в магазин — что-нибудь потеряет. Но все равно нужно стараться, нужно прощать какие-то недочеты, главное, чтобы был процесс. Дети любят быть полезными, понимать и знать, что они члены семьи и тоже несут какие-то тяготы и заботы.

Исповедь — по мере понимания

 — Московская область на связи, здравствуйте.

— Я крестная, но родители против, чтобы я встречалась с ребенком; ему десять месяцев, на нем даже крестика нет — как мне поступать, могу ли я хотя бы молиться за ребенка?

 — Ситуация не из приятных. Странно, что вы, соглашаясь быть крестной, не спросили у родителей, для чего они собираются крестить ребенка. Во-первых, надо постараться объяснить с позиции крестной: «Ну, вы же просили меня, чтобы я стала крестной. А крестная мать должна заботиться о духовном воспитании ребенка. Как же я могу заботиться, если вы не разрешаете мне делать совершенно элементарные вещи?». Если и это не поможет, то нужно молиться. Молитва очень много может.

— Вопрос задает Татьяна из Белгорода: «Наша семья — воцерковленная, дочери три года, она молится своими словами. Может ли она вместе с нами приступать к таинству Исповеди, если она не осознает, что такое грех?».

 — Что могу сказать о молитве — хорошо бы, чтобы вы молились вместе со своим ребенком, он видит, что вы молитесь, это входит в его привычный обиход, постепенно он слова молитвы запоминает и сам участвует, а если он может внятно говорить, надо дать ему «Трисвятое» прочесть или какую-то еще молитву, детям это очень нравится. А о грехах: если ребенок не понимает, что такое грех, то это не нужно. Вообще, у нас по Уставу дети исповедовались в 6−7 лет, потому что они были более наивны. Сейчас дети и в 4−5 лет хорошо понимают, что совершают довольно серьезные грехи. Как только ребенок понял, что такое грех, и сделал что-то плохое, ему уже надо исповедоваться, даже если ему всего четыре года.

Когда я служил в Кашине, ко мне приезжал сын соседнего священника, которому еще не было четырех лет. И у него были такие глубокие Исповеди, я таких исповедей больше не помню, я сам плакал — насколько он все понимал. Не знаю, как Господь дал ему такое разумение и такое внутреннее переживание. Бывает и наоборот, когда ребенок и в семь лет достаточно наивен, не понимает аналитических духовных моментов. И здесь надо, чтобы и родители, и батюшка, потихонечку, не пугая, объяснили ему, что такое грех. Но как только ребенок понимает, что он поступает плохо, он уже может исповедоваться.

— Звонок из Белгородской области.

 — Отец Димитрий, скажите, кто перед Богом будет отвечать за воспитание ребенка? Часто его воспитывают все, кому не лень: бабушки соревнуются в добывании дешевых авторитетов, от которых больше вреда, чем пользы; социальная защита воспитывает. Только кто будет отвечать за воспитание ребенка перед Господом?

 — Будут отвечать родители, прежде всего. Не социальные органы, не бабушки и дедушки, не тети и дяди. Поэтому родителям надо быть очень осторожным, перекладывая ответственность за воспитание ребенка на других людей или организации. Ответ в равной мере будут держать и мать, и отец.

Бесполезный досуг вреден

— Следующий вопрос актуален для всех семей — и многодетных, и малодетных. Как организовать досуг ребенка? Давайте разделим досуг на полезный и бесполезный. — У нас очень много бесполезного досуга, вредного даже. Бесполезный — это что-то нейтральное, а вредный досуг — это компьютер и компьютерные игры. Никто не думал, что это такое зло, это почти уже наркомания, наркотик универсальный, для всех, а для детей особенно. Это колоссальное зло, там выстроен бесовский мир. Там нет нормальных живых существ, там все искусственное, темное — все как в аду… Человека приучают к этому адскому состоянию, чтобы, видимо, страшно не стало, когда он туда попадет. Как с этим бороться, я не знаю, потому что просто выкинуть компьютер — это не решение проблемы.

Хороший досуг в наше страшное время — спорт. У меня покойный сын Васенька занимался спортом, футболом и велосипедом, и был им так увлечен, что я горя с ним не знал просто. Я думаю, что спорт в наше время хороший выход, поскольку у нас нет уже каких-то игр на воздухе для детей, нет нормальных кружков, как было раньше, они чаще всего платные. Хотя кружки — это тоже хорошо, особенно для девочек.

— Слушаем звонок из Московской области.

 — Батюшка, как содержать такое большое количество детей, как управиться со всем хозяйством?

 — Мне, конечно, проще говорить, потому что я священник, священнику не дадут умереть с голоду, у него много прихожан, и все ему помогают. Людям, не облеченным саном, конечно, сложнее. Но по опыту своих прихожан я знаю, что Господь не дает людям впадать в такую крайнюю нужду, всегда что-то посылает. Трудно тем семьям, где нет отца, где мать одна выбивается. Конечно, можно подрабатывать где-то, но прежде всего нужно молиться, потому что Господь видит нашу нужду и немощи, наши трудности. Бывают ситуации в жизни, когда помощи ждать просто неоткуда, надо горячо помолиться, и Господь Сам вмешивается в нашу жизнь, и все получается естественным образом совершенно. Конечно, где старшие дети есть, надо им объяснять, что надо кому-то пойти на какую-то подработку, принести для семьи пользу.

Крестный за ребенка в ответе

— Следующий вопрос задает диакон Владимир из Испании: «Пожалуйста, выскажите свое мнение об игре в шахматы».

— Людмила из города Шахты спрашивает, как нужно молитвенно готовиться взрослым к Причастию младенца, если по какой-то причине они сами не готовы причаститься в этот день?

 — Здесь нужна вера, а не просто понимание, что надо по воскресеньям ребенка причащать, — причащается член вашей семьи, ваша часть; конечно, никакие правила вам в этом день читать не надо, но нужно идти с радостью и чувством, что ваш младенчик — причастник Тела и Крови Христа, и часть Господа в нем. Вы принесли ребенка домой, и Господь вместе с младенцем пребывает у вас в гостях. Надо радоваться этому и ощущать как великое чудо и великую милость.

— Может ли младенец причаститься в осуждение?

 — Нет, конечно, ни в коем случае, никогда и никак.

— Есть еще звонок — слушаем вопрос из Калининграда.

 — Можно ли причащать двухлетнего сына, пока не крещеного?

 — Не стоит, потому что это великое дерзновение. Это все равно, что ребенка в полет без самолета отправить. Нужно крестить быстрее и причащать.

— Галина задает вопрос: «Какова ответственность крестного родителя перед Богом в воспитании крестника?».

 — Колоссальная ответственность: вы должны стараться сделать для крестного ребенка почти все, что вы можете сделать для собственного. Но это очень сложно, Бог в помощь.

— Насколько важно в семье соблюдать иерархию?

 — Иерархия — это великое дело. То, что мы называем хамством, пошло от Хама, который неуважительно поступил со своим отцом, хотя он вроде бы ничего особенного не сделал, по нашим меркам. Мы читаем сейчас Ветхий Завет и думаем: «Ну не накрыл он наготу своего отца, ну сказал братьям, и что такого?». На самом деле поступок тогда был очень серьезным и имел такие отрицательные последствия. Целое понятие выросло из имени Хама — хамство.

Надо, чтобы иерархия была обязательно; если ее не будет, не будет ни семьи, ни общества, ни государства.

— Вот говорят: «все лучшее — детям», сначала детям, потом взрослым. Кто на первом месте в семье?

 — Это неправильно: «все лучшее — детям», надо, чтобы все было по потребностям. Конечно, мы не можем ребенка оставить в грязной пеленке ползающим по полу, ребенок требует ухода. Каждый член семьи ценен, и родителей дети должны оберегать. Дети должны понимать, что родители — сердце семьи, и если оно остановится, ничего хорошего не будет. Поэтому каждый член семьи ценен.

— Следующий вопрос — из Липецка.

 — Батюшка, можно ли наказывать детей физически?

 — Я пробовал, но у меня плохо получается. Это хорошо, когда это делается бесстрастно и без злобы; если это делается в состоянии злобы и ярости, это ужасно, ничего хорошего это не принесет.

Я не противник телесных наказаний детей, но только в том случае, если у вас получится это делать без сердца, не входя в ярость, но увлекаться этим не нужно, потому что может быть обратный эффект. Так наказывать можно не маленького ребенка, который еще ничего не понимает, а лет с шести-семи.

Я сам давно уже никого не трогаю, пытаюсь другими методами воздействовать и всех к этому призываю.

— За кем в семье последнее слово?

 — Это смотря какое слово. Конечно, хорошо, если за отцом, но не всегда слово отца может быть правильным: последнее слово должно быть правильным, это самое главное, а из чьих уст оно выходит, уже не так важно.

Смотрите программу «Беседы с батюшкой» на православном телеканале «Союз»: воскресенье, понедельник, вторник, среда — 13.00 (в записи), 22.00 (прямой эфир). Время Екатеринбурга (+ 2 часа к московскому). Телефон прямого эфира: (495) 781−49−54

Беседовал Александр Сергиенко

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at52517


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru