Русская линия
Русский дом Александр Вяземский26.06.2012 

Русскому — быть русским

18 июня 1812 года, 200 лет назад в приволжском Симбирске И.А.Гончаров (ныне Ульяновск) родился великий русский писатель Иван Александрович Гончаров.

«Если когда-нибудь будет, по слову Христа, едино стадо и един Пастырь, то, может быть (как мечтают космополиты), когда-нибудь и все национальности сольются в одну человеческую семью: пусть так, но и для этой цели нужно, чтобы все национальности работали изо всех сил и чтобы каждая из них добывала из своих особенностей — все лучшие соки, чтобы ввести их в общую человеческую сокровищницу, как делали древние, как делают новые нации. А для этого нужно русскому быть русским — а связывает нас со своею нациею больше всего — язык».
(Иван ГОНЧАРОВ — из письма С.А. Толстой, февраль 1877 года)

Отец Гончарова Александр Иванович и мать Авдотья Матвеевна были из купеческого сословия. В большом каменном доме Гончаровых, расположенном в самом центре города, с обширным двором, садом, многочисленными постройками проходило детство будущего писателя. Вспоминая в преклонные годы своё детство и отчий дом, Гончаров писал в автобиографическом очерке «На родине»: «Амбары, погреба, ледники переполнены были запасами муки, разного пшена и всяческой провизии для продовольствия нашего и обширной дворни. Словом, целое имение, деревня». Многое из того, что Гончаров узнал и увидел в этой «деревне», явилось изначальным импульсом в познании поместного, барского быта дореформенной России, так ярко и правдиво отразившегося в его «Обыкновенной истории», «Обломове» и «Обрыве».

Эти произведения вошли в золотой фонд русской классической литературы, они не раз экранизированы, перенесены на сцены и в эфирные студии. Герои их стали нарицательными. Наверное, нет смысла «разбирать образы», знакомые со школьных лет, пересказывать историю создания романов. Замечу лишь, что в 1859 году в России впервые прозвучало слово «обломовщина». Через судьбу главного героя своего романа Гончаров показал социальное явление — крепостное право и патриархальную деревню, уходившую в прошлое, многие увидели в образе Обломова ещё и философское осмысление русского национального характера, а также прямое указание на возможность особого нравственного пути, противостоящего суете всепоглощающего «прогресса», рыночного рационализма. Гончаров совершил художественное открытие: призвал соединить душевность Ильи Обломова, его мягкость с более деятельным складом ума и характера.

Три года, проведённые в Московском университете, явились важной вехой в биографии Гончарова. Это была пора напряжённых раздумий — о жизни, о людях, о себе. Одновременно с Гончаровым в университете учились Белинский, Герцен, Огарёв, Станкевич, Лермонтов, Тургенев, Аксаков и многие другие талантливые молодые люди, впоследствии оставившие ярчайший след в истории русской литературы. Великим откровением для Гончарова и его юных товарищей явился Пушкин с его «Евгением Онегиным», выходившим в свет отдельными главами. Он рассказывает: «Боже мой! Какой свет, какая волшебная даль открылись вдруг, и какие правды, и поэзии, и вообще жизни, притом современной, понятной, — хлынули из этого источника, и с каким блеском, в каких звуках!» Это почти молитвенное благоговение перед именем Пушкина Гончаров сохранил на всю жизнь.

Весной 1847 года на страницах «Современника» дебютировал он своей «Обыкновенной историей», самим названием подчеркнув типичность процессов, отражённых в этом произведении, изменение в характере русского человека, вступившего на путь товарно-чиновничьих отношений. Только сейчас нам стало понятно, каким провидцем был Гончаров.

В середине XIX века начинается соперничество за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе Российской империи и Соединённых Штатов Америки (которые в ту пору принято было называть в России Северо-Американскими Соединёнными Штатами). Адмирал Путятин 10 августа 1853 года прибыл в порт Нагасаки для проведения мирных переговоров, никаких прямых угроз не высказывал и добился положительных результатов для России, а в 1855 году, через два года, закрепил налаженные отношения в договоре. В октябре 1852 года Иван Гончаров, служивший переводчиком в департаменте внешней торговли министерства финансов, был назначен секретарём адмирала Путятина. С первых же дней путешествия он начал вести подробный путевой журнал (материалы которого легли в основу будущей книги «Фрегат „Паллада“»). Экспедиция продолжалась почти два с половиной года. Гончаров побывал в Англии, Южной Африке, Индонезии, Японии, Китае, на Филиппинах и на множестве небольших островов и архипелагов Атлантического, Индийского и Тихого океанов. Высадившись на берегу Охотского моря, Гончаров проехал по суше через всю Россию и вернулся в Петербург 13 февраля 1855 года. После этого записал историческую фразу: «Свет мал, а Россия — велика!»

В 1867 году он вышел в отставку. К этому времени Гончаров уже опубликовал роман «Обломов», стал широко известен. 18 февраля 1877 года он пишет Е.А.Нарышкиной, аристократке, которая признавалась, что «русский язык не был моим природным языком. Мы всегда говорили и переписывались по-французски, а с гувернантками — по-английски», в самой любезной форме указывает ей на то, что герои без языка — мертвы и ходульны: «Ибо язык — всё. Больше всего языком человек принадлежит своей нации. Религия христианская есть общее достояние всех образованных наций, она может разделяться на вероисповедания — и люди разных исповеданий часто близки друг к другу. Различие языков никогда не допустит до совершенного, интимного, искреннего сближения. Язык — не есть только говор, речь; язык есть образ всего внутреннего человека; его ума, того, что называют сердцем, он выразитель воспитания, всех сил умственных и нравственных.»

Эти умственные и нравственные силы пробуждает Иван Гончаров всем своим творчеством и гражданским обликом.

http://www.russdom.ru/node/5068


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru