Русская линия
Интерфакс-РелигияСвященник Георгий Максимов22.06.2012 

Не стоило помещать хадисы в список запрещенной литературы

На днях стало известно о решенииДиакон Георгий Максимов Ленинского районного суда Оренбурга о признании экстремистскими материалами 65 книг и брошюр, изданных российскими исламскими издательствами. Сообщается, что решение вынесено на основании двух экспертиз, автором одной из которых указан член Совета при Минюсте РФ по выявлению признаков экстремизма в религиозной литературе, преподаватель Московской духовной академии диакон Георгий Максимов. С резкой критикой решения суда выступил Совет муфтиев России, который расценил его как попытку возрождения тотального идеологического контроля и пригрозил утратой лояльности мусульман государству.

В интервью «Интерфакс-Религия» отец Георгий рассказал о том, имеет ли действительно его заключение отношение к вердикту суда, стоило ли запрещать все 65 материалов и являются ли экстремистскими труды богословов движения «Нурджулар».

 — Отец Георгий, какова связь Вашего экспертного заключения и решения суда?

 — Я узнал об этом судебном решении только после того, как мне стали звонить журналисты. Я был очень удивлен как самим решением, так и тем, что в качестве основания для него было указано две экспертизы, одна из которых — моя.

 — Вы не писали это заключение?

 — Я писал его для другого судебного процесса. Более двух лет назад в соответствии с официальным постановлением следователя мне было поручено провести религиоведческую экспертизу библиотеки, изъятой из оренбургской квартиры, в которой регулярно встречалась группа учащихся медресе. Передо мной был поставлен вполне определенный вопрос: к какому религиозному движению принадлежит данная религиозная группа. На этот вопрос и отвечает мое экспертное заключение. И состав библиотеки, и содержание материалов позволяет сделать вывод о том, что данная религиозная группа принадлежала к международному движению «Нурджулар». Оно возникло в Турции, но активно действует в разных странах, и в настоящее время признано экстремистским в России и Узбекистане.

 — Вы считаете, что состав книг действительно может свидетельствовать о религиозных взглядах их владельца?

 — Безусловно. Представьте себе мусульманскую библиотеку, в которой нет ни одного Корана, но зато множество книг Саида Нурси, Фетхуллы Гюлена и еще целого ряда авторов, так или иначе ассоциируемых с «Нурджулар». Кроме того, в библиотеке имелись материалы, прямым текстом свидетельствующие о связи ее владельцев с этим движением. Судебный процесс, для которого была написана моя экспертиза, состоялся в 2011 году, и на нем, помимо экспертных заключений, рассматривались свидетельские показания и факты, установленные в ходе следствия. Он касался деятельности организатора этой религиозной группы в Оренбурге. А вот новый судебный процесс, уже 2012 года, по результатам которого 65 книг из той библиотеки были признаны экстремистскими материалами, для меня стал неожиданностью.

Мое экспертное заключение не решало вопроса о том, содержит ли каждая из обнаруженных в библиотеке книг признаки экстремизма. Повторяю, такой вопрос передо мной не ставился, и в своем заключении я его не решал. В тексте моей экспертизы приводятся и анализируются цитаты из девяти книг Нурси и Гюлена, так что она в принципе не может служить основанием для вынесения решения по 65 книгам. В той библиотеке были разные материалы. Были книги идеологов «Нурджулар», было семь книг, которые еще в 2007 году признаны экстремистскими, но были и книги, которые я очень удивился увидеть в списке экстремистских материалов.

 — Какие, например?

 — Прежде всего те, которые имеют каноническое значение для ислама. Как известно, хадисы являются вторым после Корана вероучительным источником в исламе. Сборник хадисов ан-Навави пользуется большим авторитетом у мусульман. То же можно сказать и о «Жизнеописании посланника Аллаха» Ибн Хишама. Это канонические источники ислама, они не связаны с деятельностью какой-либо секты. Поэтому я был весьма удивлен тем, что они попали в этот список. На мой взгляд, канонические книги той или иной официально признанной религии не должны быть предметом рассмотрения суда. О них можно дискутировать, но пусть это делают богословы и религиоведы, а не судьи. Если же суд посягает на канонические источники религии, то неудивительно, что верующие испытывают возмущение. Лично мне бы и в голову не пришло помещать хадисы в списки запрещенной литературы.

 — Есть мнение, что и все эти 65 книг оказались в списке экстремистских материалов необоснованно.

 — Я знаю, что некоторые полагают, будто труды Нурси и Гюлена вообще не имеют никакого отношения к экстремизму. Но, к сожалению, сами тексты не дают возможности согласиться с такой точкой зрения. Некоторые их тексты вполне безобидны, но в некоторых встречаются вполне определенные высказывания на тему свержения светской власти и установления мусульманского господства над всем миром. Например, Гюлен пишет, что ислам — это «источник силы, способной переделать государства, низвергнуть светскую власть, победить все существующие на земле доктрины. И аят Корана указывает им (мусульманам — «ИФ») на эти высокие цели, несет им благую весть о том, что они станут владыками мира"(1). В других текстах он считает возможным и оправданным ведение войн по религиозным причинам, причем не только ради защиты религии, но и «во имя распространения имени Аллаха во всех уголках земли» (2), допускает «уничтожение тех, кто мешал освещению мира сиянием истины"(3) и даже называет это необходимым. Он превозносит джихад, причем подчеркивает, что имеет в виду под ним не только духовные упражнения (как многие мусульмане), но и вооруженную борьбу за распространение ислама и установление мусульманской власти. Стоит отметить, что в интернет-версиях его трудов, равно как и в поздних изданиях, некоторые из этих высказываний убраны, но в тех изданиях, которые были найдены в Оренбурге, они есть.

 — Некоторых смутило то, что написать экспертное заключение о мусульманской литературе попросили представителя православного духовенства. Как Вы думаете, с чем связано то, что именно Вам поручили экспертизу?

 — Я не знаю, по какому принципу отбирают экспертов. Но в то время, когда я писал это заключение, я был обычным мирянином. Я имею религиоведческое образование, ислам много лет являлся моей научной специализацией, и я вхожу в состав научно-консультативного совета при министерстве юстиции по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма.

 — Возможно, в той литературе были выпады в адрес христиан?

 — В литературе, составлявшей ту библиотеку, основная полемическая риторика направлена против атеистов. Должен сказать, что сам, будучи верующим человеком, я нисколько не разделяю мировоззренческого выбора атеистов, однако не могу одобрить и позицию Нурси, согласно которому неверующий человек «заслуживает жестокого наказания. И ни с какой стороны не заслуживает проявления к нему милости"(4), а «неверие является абсолютным преступлением. Прощения не заслуживает"(5), и потому будто бы во время смерти неверующих «небеса и земля… выказывают к ним свою ненависть, то есть проклинают их. И радуются их подыханию"(6). Или со словами Гюлена об атеистах, что «проявить милосердие к этой темной душе, поминутно пятнающей себя сотнями преступлений — величайшее из оскорблений, которые можно нанести самому милосердию"(7). В этих высказываниях не просто полемика с другим мировоззрением, в них формируется резко негативное отношение к людям по признаку их мировоззрения. И это совсем не кажется безобидным. Равно как и слова «У бросившего свою религию нет права на жизнь"(8). Поэтому я не удивлен озабоченностью правоохранительных органов относительно идей, высказываемых в некоторых книгах из той библиотеки, но я удивлен, что в списке экстремистских материалов оказались едва ли не все найденные в квартире книги. И удивлен, что к этому была привлечена моя экспертиза, написанная для другого процесса и отвечающая на другие вопросы.

1. Гюлен Ф. Сомнения, порожденные веком. Т. 1. М., 2001. С. 90.

2. Там же. C. 150.

3. Там же. C. 148.

4. Нурси С. Путеводитель для женщин. Б.м., 2000. С. 77.

5. Нурси С. Посох Мусы. Казань, 2005. С. 216.

6. Нурси С. Путеводитель для женщин. С. 87.

7. Гюлен Ф. Сомнения, порожденные веком. Т. 2. М., 2001. С. 149.

8. Нурси С. Истины Веры, Б.м., 2000. C. 139.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=352


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru