Русская линия
Вестник военного и морского духовенства21.06.2012 

В строю — священники

Как известно, с января 2010 года в Вооруженных Силах России есть штатная должность военного священника — это помощник командира соединения по работе с верующими военнослужащими. Пока что укомплектованность ими составляет всего 10 процентов. Эта цифра прозвучала на завершившемся в Петербурге 25 мая учебно-методическом сборе с военными священниками.

В течение десяти дней 39 священнослужителей — помощников командиров бригад и воинских частей со всей России проходили специальную подготовку по вопросам военной службы. Священнослужители изучили основы боевой подготовки и распорядок дня военнослужащих, приобрели навыки в оказании первой медицинской помощи раненым и пострадавшим. На базе одной из воинских частей были поставлены и обустроены православный полевой походный храм и молитвенная палатка для верующих военнослужащих мусульманского вероисповедания.

Кто становится военным священником? Как относятся к этому новому помощнику командира в войсках? На эти вопросы автор попросил ответить нескольких участников сбора.

Протоиерей Александр БОНДАРЕНКО, помощник командующего Черноморским флотом по работе с верующими военнослужащими (г. Севастополь):

 — У меня уникальный переход от военной службы к службе религиозной: когда я стал священником, то по благословению владыки продолжал оставаться офицером. Иными словами, совмещал военную службу и службу священника в течение десяти лет — с 2000-го по 2010 год. Пять дней в неделю исполнял свои обязанности как офицер, а два — как священник.

Вообще моя первая военная специальность — вооружение самолетов. Служил в морской авиации: сначала на Севере, а потом на Черноморском флоте. К вере пришел постепенно, трудно сказать, что был какой-то взрыв. Решил учиться. Сначала окончил духовное училище в Симферополе (поступал туда в звании капитана), после которого был рукоположен.

Затем опять же заочно поступил в Киевскую духовную семинарию, после окончания которой поступил в Московскую духовную академию и тоже ее окончил заочно. Непосредственное командование никаких препон мне не ставило, наоборот, помогало и способствовало учебе. Тем более что учиться ездил во время положенного раз в год очередного отпуска, который делил пополам — для сдачи зимней и летней сессии. Иными словами, на службе это не отражалось, каких-то неудобств сослуживцам не доставлял.

Даже после ответственной инспекции досрочно присвоили звание майора — на ступень выше занимаемой должности. То есть претензий по службе ко мне никогда не было, со всеми офицерами у меня всегда были очень хорошие отношения. Правда, из высокого начальства кое-кто высказывал неудовольствие: «Как это так: офицер, и еще и священник?»

В 2010 году уволился в запас капитаном второго ранга с должности офицера штаба Черноморского флота с выслугой в 26 лет. И сразу стал штатным священником на флоте. Пока что я один, поэтому работаю и с морскими пехотинцами, и на кораблях в море выхожу, и с авиацией флота взаимодействую. Сейчас документы отправили еще на одного военного священника. Кроме того, есть еще две вакансии, на которые сейчас подбираются кандидатуры. Таким образом, на Черноморском флоте всего будет четыре военных священника.

Протоиерей Владимир ЛУГОВОЙ, помощник командира мотострелковой бригады по работе с верующими военнослужащими (г. Новосибирск):

 — В 1976 году окончил Новосибирское высшее военное командное училище внутренних войск МВД СССР — это был первый выпуск по программе высшего учебного заведения. Потом была служба во внутренних войсках по всей Сибири.

Когда началась война в Афганистане, служил в учебной части, где и прошел спецподготовку. Бывал в командировках «за речкой», о чем даже жена не знала. Советские войска вывели из Афганистана в феврале 1989 года, а уже 8 марта я был дома. Уволился в запас.

Сан принял в 1990 году. До этого год преподавал в школе историю. Господь меня в церковь тянул, поэтому я, военный человек, стал священником. Еще до того, как в Вооруженных Силах ввели должность помощника командира, много работал в той самой мотострелковой бригаде в Новосибирске. Теперь там в штате.

Самый тяжелый крест — быть военным священником. Не каждый это может понести. Да, сегодня есть еще и военные психологи, но это люди гражданские. Они не готовы к постоянной, ненормированной работе в коллективе — они отрабатывают свой хлеб.<

Батюшка же — совершенно другое. Он не работает, а служит. Главная моя задача — стать настоящим помощником командира. Может быть, даже советником. Да, я не все могу говорить командиру бригады — например, нельзя разглашать тайну исповеди. Но могу подсказать направление работы. Священник помогает поддерживать нравственные устои, способствует тому, чтобы военнослужащие перестали материться, бросили курить. Одна из задач — помогать в становлении молодым офицерам, которым сегодня тоже приходится непросто.

Нередко слышу: «Батюшка, после беседы с вами как будто дома побывал». Вот это то, для чего в подразделении я и нужен. В бригаде служат мои дети, и о каждом я должен заботиться, независимо, плохой это солдат или хороший. Тут как в семье, а бригада — это моя семья. Рад, что когда прихожу, светлеют лица — все улыбаются. Чтобы священнику служить в армии, надо ее любить, прочувствовать и переосмыслить свое место в строю.

Отец Константин, помощник командира бригады морской пехоты Балтийского флота (г. Балтийск):

 — Окончил государственный университет, духовную семинарию, проходил различные курсы повышения квалификации. В Балтийске есть собор, настоятелем которого являюсь. В ведении моего духовного окормления в течение четырех лет была и соседняя бригада морской пехоты.

В нынешней должности около четырех месяцев. Да, она предполагает сравнительно небольшое жалованье, но работа очень ответственная. Может, она не столь явно видна, и трудно говорить о конкретных результатах — они проявляются не сразу. Но духовный облик армии и флота нужно поднимать на серьезный уровень. Ведь, сами понимаете, можно иметь хорошее вооружение, но очень многое зависит и от солдата: его смелости, честности и т. д. Все должно быть в комплексе: и умственное, и физическое, и духовное развитие. Поэтому, считаю, церковь в этом плане может многое сделать. Вся история этому подтверждение.

Как священник провожу Таинство крещения, кто-то хочет исповедоваться: решает избавиться от пороков, просит совета при каких-то личных проблемах. Бывает, что молодой человек, находясь в экстремальной ситуации, чувствует упадок духовных сил и требует поддержки. Случалось даже воздействовать для предотвращения суицидальных намерений — провожу специальную профилактику.

***

…Насколько эффективна деятельность военных священников? Командиры соединений, у которых они являются помощниками, оценивают их вклад довольно высоко. Во всяком случае, проблем с воинской дисциплиной становится существенно меньше. Да и отношение самих солдат и сержантов тоже положительное. Несомненно, роль этих духовных наставников будет только расти — скажется приобретаемый с каждым годом опыт работы, рост доверия со стороны военнослужащих. Плюс грамотная кадровая политика — на ответственную должность военных священников стремятся назначать лучших, и отбор весьма тщательный.

Подготовил Николай ЗЕНИЦА

http://kapellan.ru/v-stroyu-svyashhenniki/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru