Русская линия
Русская линияИгумен Кирилл (Сахаров)04.06.2012 

Киев 2012: впечатления паломника
Часть первая

Ещё в прошлом году я собирался посетить «Мать городов русских», но тогда помешала внезапная болезнь. Нынешняя поездка пришлась на непростое время. Недавно в Житомире прошло Архиерейское собрание, после которого сгустились тучи над главными поборниками церковного единства на Украине — митрополитом Агафангелом и другими. Примечательно, что собрание прошло в том самом городе, где 20 лет назад было первое выступление против тогдашнего митрополита Киевского и всея Украины Филарета, нарушившего обещание, данное перед крестом и Евангелием, уйти со своего поста. Помню, тогда один из моих знакомых киевлян сказал: «Ну вот, выпустили щуку в реку — надо было решать вопрос в Москве». Я поинтересовался у активистов Союза Православных братств Украины (СПБУ), «Народного Собора» и «Православного выбора»: какова сейчас ситуация на Украине? Что с о. Олегом Сирко? Каково впечатление от деятельности Российского посольства в Киеве? Каково положение в регионах, например, в Днепропетровске, где недавно прозвучали взрывы? Как себя чувствует председатель СПБУ Валентин Борисович Лукияник, незаслуженно отлучённый от Церкви?

О. Олегу выделили участок земли на возвышенном месте в селе Рохманив. Пока он служит на дому и изредка у поклонного креста на месте разрушенного палаточного храма, в котором он служил несколько лет.

Российский посол Зурабов оценивался как «ни рыба ни мясо». Однажды в Российском посольстве по тем мотивам, что в России живут не только русские, но и другие народы, например татары, прошло выступление фольклорного ансамбля из Татарстана. Во время этого выступления, раздавалась книга о Татарстане, в которой содержалась критика Ивана Грозного, вообще «русских оккупантов» и РПЦ, в том числе. «И это русский посол! И это Российское посольство! В России нет пророссийского правительства и очень мало тех, которые отстаивают российские интересы в зарубежных посольствах» — патетически восклицал мой знакомый киевлянин. Он же рассказал, как в одно время азербайджанцы пытались взять под свой контроль рынок на Дарнице. Продолжалось это, однако, недолго. «Тут вам не Россия» — твёрдо заявили им. Кстати, за пять дней пребывания в Киеве я не увидел ни одного выходца из южных республик бывшего Союза. Ни одного! С удивлением вырвалось: «Неужели такое возможно?!» На что мне ответили: «А зачем, мы по ним вроде не скучаем». Есть, над чем задуматься. Вспомнил известного писателя В. Крупина, который с горечью передавал слова наших украинских и белорусских братьев: «Ну как с вами объединяться, когда у вас столько иммигрантов!» Мой киевский друг так же констатировал отсутствие гуманитарной помощи из России в виде книг и фильмов на русском языке. Черномырдина, предшественника Зурабова, по словам моих собеседников, практически в Киеве не было. Быть только специалистом по газу и нефти, курируя такое стратегическое направление как украинское, явно недостаточно. Очень опрометчиво рассматривать должность посла на Украине как почетную ссылку. Послом здесь должен быть профессионал, человек компетентный во многих вопросах, как это видно на примере американцев. И вообще на украинском направлении необходимо действовать более активно.

Водитель, который возил меня по Киеву, оказался русским со старообрядческими корнями. Преподаёт на «дэржавней мови» в одном из киевских вузов. В прошлом был одним из секретарей КПУ. Он сетовал, что Россия продает Украине газ по завышенным ценам — на 100 долларов дороже, чем Германии. Это болезненно сказывается на промышленности Украины. За базирование Черноморского флота Россия вносит мизерную плату. Так же, по его мнению, в заключенном между Россией и Украиной газовом соглашении есть личный момент, личная заинтересованность тогдашних премьеров наших стран. Не разделял широко бытующее мнение, что Украина стремится жить «на халяву», покупая задешево российские энергоносители. Даже голодомор он считал геноцидом украинского народа (русских тогда, по его мнению, было только 20% из числа погибших). О Чернобыле. Это не было диверсией. Хотели сделать эксперимент и поэтому отключили систему защиты — и случилась авария. Академик Легасов застрелился, т.к. опасался, что Чернобыльская авария вызовет цепную реакцию. Кстати, такого типа реакторы, как в Чернобыле, есть и в других местах Украины и России. Вскоре после аварии в Киеве прошла первомайская демонстрация. Никакого предупреждения, дабы не вызвать панику, сделано не было, несмотря на то, что уровень радиации зашкаливал. В атмосфере были горячие частицы, которые серьезно влияли на здоровье человека, стоило их только раз вдохнуть. Радиация вызывала рак щитовидной железы. Больше всего пострадали Белоруссия, Прибалтика, Европа, Юг России — Кубань, Брянская и Белгородская области. Хорошо еще, что в Киеве после аварии не было дождя.

Православные активисты Киева были в большом напряжении в связи с планами извращенцев провести свой «парад». Содомитам было важно создать прецедент, поэтому они могли попытаться провести свое мероприятие и на окраине Киева с ограниченным числом участников. В Днепропетровске очень активны сторонники церковного единства и антиглобалисты. Зарегистрировано движение «За право жить без ИНН». В Днепропетровске практически все говорят по-русски. Когда Филарет (Денисенко) прислал туда своего «архиерея» Андриана (того самого, который в Ногинске удерживал Богоявленский собор), то возникло большое напряжение. Власти передали филаретовской епархии здание кинотеатра и начали выделять участки земли. Всё это очень напрягло местную епархию. Когда же православные активисты напечатали три тысячи листовок и распространили их среди всех депутатов и сотрудников госучреждений, то это оказало воздействие. В листовках рассказывалось о причинах и сущности церковного раскола, о личности самого Андриана. На сегодня в Днепропетровске раскольники имеют только один храм.

Иг. Кирилл (Сахаров) с В.Б.Лукияником у Поклонного креста у Верховной Рады на месте разрушенного палаточного храма . 2012

Иг. Кирилл (Сахаров) с В.Б.Лукияником у Поклонного креста у Верховной Рады на месте разрушенного палаточного храма. 2012

О В. Лукиянике запомнилось, как он вышел из положения, когда однажды ему нужно было срочно организовать автобус для выезда членов братства для защиты какого-то храма, на который покушались раскольники, а денег не было. Знаток духовных стихов, он около трех часов пел их у стен Лавры. Смог, таким образом, собрать нужную сумму и выехать.

Незадолго до моего отезда, 6-го мая в Парке Победы был разгромлен временный храм во имя всех святых воинов. Как будто это сделали экологи по своим мотивам, но на самом деле это было дело рук националистов. Факт кощунства налицо. Этот случай свидетельствовал о том, что контекст, в котором будет проходить моя поездка, был весьма не простой. Упомяну ещё, что приблизительно 360 депутатов Верховной Рады проголосовали за празднование юбилея униатского кардинала Иосифа Слипого, который сотрудничал с фашистами в годы войны (против были только коммунисты и известный депутат Юрий Болдырев). Интересно, что предложение отметить юбилей митрополита-автокефала проф. Илариона Агиенко не набрало необходимого количества голосов.

В поезде с досадой обнаружил, что помощники положили с вещами книгу В.Н. Осипова «Русская идеология» с дарственной подписью мне. Да, в инструкции написано класть в дорогу книгу для чтения, но положить книгу Осипова с таким «имперским» названием это уже слишком. Мало того, что положили журнал «Русский дом», пару номеров газеты «Завтра», ещё и книгу виднейшего русского патриота. А мало ли какие будут осложнения на таможне, надо же соображать — я же в нэзалэжну Украину еду.

Первым храмом, который я посетил в Киеве, был… Владимирский собор. Объясню, почему. Во-первых, он был по пути с вокзала, во-вторых, в этот день чествовалась икона Божией Матери «Нечаянная Радость» (по-украински: «Несподиванна Радисть») и отмечалась память свт. Макария, митрополита Киевского (конец 15-го века), мощи которого находятся в соборе. Кроме того, во Владимирском соборе, как известно, находится величайшая христианская святыня — мощи св. вмц. Варвары. Мощи были вновь обретены в 15-м веке после того, как пропали в нашествие Батыя. Их обнаружили под лестницей собора Михайловского монастыря. Сначала их поместили в Андреевской церкви, а после перенесли во Владимирский собор. Несколько лет тому назад над гробницей святой был изготовлен балдахин из серебра с позолоченными элементами. Всего было собрано около ста килограммов серебра. Кстати, больше всего серебра собрали во Львове. Был также изготовлен серебряный балдахин над ракой святителя Макария. В то же время исчезли старинные серебряные лампады, которые в три ряда висели над раками с мощами великомученицы Варвары и священномученика Макария.

У Владимирского собора большой доход — здесь бывает большое количество туристов и паломников. В последние годы в нём стали проводить различные концерты. Недавно какой-то американец дирижировал с солеи собора. В притворе висели объявления о нескольких предстоящих концертах. Одним словом, всё как на Западе. Обратил внимание на то, что в объявлениях о паломничествах значились и святые места России — Соловки и др. Владимирский собор был освящен в 1898 году. Закрыли его в 20-е годы. Вновь он открылся во время немецкой оккупации в 1943-м году — тогда в нём обосновались автокефалисты, а уже вскоре после окончания войны он перешёл к Канонической Церкви. Когда собор открывали — в нём не было даже окон. Покрытие куполов было ободрано, всё протекало. В 1963-м году его вновь хотели закрыть. Престарелый митрополит Иоасаф, как говорят, особенно этой угрозе не сопротивлялся.

Я предполагал, что в этот день Филарет — глава непризнанного Киевского Патриархата — непременно будет служить в соборе. Хотелось побывать частично или даже полностью на филаретовской службе, чтобы иметь представление. Первое, что меня поразило — это то, что духовенства (30 епископов, 15 священников и 3 диакона) было едва не столько же, сколько и мирян. Правда, постепенно народу прибавлялось. Не менее половины присутствовавших составляли паломники, прибывшие из Луцка вместе со своим «митрополитом» Михаилом Зенкевичем (племянником покойного Иакова Панчука). Всё равно пустынность собора бросалась в глаза. А ведь до раскола, в «канонические времена», народ в этот день не вмещался в соборе и во множестве стоял в ограде. Мои спутники спросили: «А перекреститься там можно?» Я в ответ: «Надо при входе оградить себя от искушений крестным знамением». Момент, в который мы вошли, был следующим: только что закончилось облачение раскольнического патриарха, и после приветствия своего главы, духовенство становилось справа и слева от него. Мантия зеленого цвета была у Филарета только в первое время, потом пошили голубую, т.к. зеленая напоминала символику Ичкерии, с представителями которой были дружественные отношения. Обратил внимание, что только часть «архиереев» лобызало Филарету руку (при подходе ко кресту в конце службы тоже не все лобызали десницу главы КП). Длинная красная дорожка, украшенная большими двуглавыми орлами, простиралась из алтаря от престола до предстоятельской кафедры. Говорят, что этот подарок был получен от Вселенской Патриархии. Я не сразу мог понять, чего же не хватает в привычной конфигурации духовенства перед началом литургии архиерейским чином? Потом понял — совершенно отсутствует охрана, нет крепко сбитых мужчин с рациями и мобильными телефонами. Я было подумал, что двухметровый детина, стоящий позади Филарета в метре от него и есть главный охранник, но ничего подобного — никаких подтверждений этому я не увидел — он оказался обычным прихожанином. Мне говорили, что у Филарета имеется посох знаменитого униатского митрополита Андрея Шептицкого, что его подарил ему Львовский митрополит Николай (Юрик) и что иногда он с ним служит. Если это так, то это очень символично, потому что украинская автокефалия изначально воспринималась нами как переходная ступень к унии, к подчинению Ватикану. Не удивительно, что все чаще имеют место факты сослужения филаретовцев с униатами. Так, во Львове в этом году в день памяти св.вмч. Георгия Победоносца Филарет служил благодарственный молебен вместе с главой автокефалистов митрополитом Мефодием (Кудряковым) и с греко-католическим митрополитом Игорем Вознюком.

Львов был оплотом православия и держался до 1700 года. Манявский скит ещё дольше — до 1800 г. Манявскому скиту оказывал помощь Иоанн Грозный. И до него, и после него русские цари жертвовали этому и другим православным монастырям, находящимся на территории Речи Посполитой. Пользовался щедростью московских царей также древний Полонинский (ныне Угольский) монастырь в Закарпатье.

Во время перестройки как православный возрождался Гошевский монастырь в Ивано-Франковской области. В конце 80-х в крестном ходе с Гошевской иконой из Ивано-Франковска в Гошево шло около ста тысяч человек во главе с архиепископом Макарием. К сожалению, сегодня Гошево в руках униатов.

Раздался первый возглас, и филаретовское духовенство слаженно запело: «Христос воскрэс из мэртвых, смэртию смэрть подолав, и тым, що во гробах, жыття дарував». В тексте великой ектеньи, которую возглашал худощавый протодиакон, высоко подняв орарь, не было слов «Великаго господина», а: «Святишого владыку и отця нашого». Рассказывали, что первые 4−5 лет после раскола Филарет служил по-церковнославянски, а потом по политическим мотивам (очевидно, что и по своим убеждениям) перешёл на украинский язык. Но, как говорят, бывает, что служит и по церковно-славянски, особенно когда бывает на востоке Украины. Кстати, униаты диаспоры перешли на украинский язык в 1963 году, а на Украине — в 1989. Филарет следит за традиционностью в форме облачений (реально это возможно в Киеве и центральной Украине, на западе сложнее) и внешним обликом духовенства (тем не менее, скажем безбородых священников у него немало). Обратил внимание на то, что в его титуле упоминается «священноархимандрит Киево-Печерской Лавры». Антифоны пропели как-то печально, «Хвали душе моя…» вообще умудрились уполовинить. Непривычным для уха было пение заповедей блаженств: «Щаслыви ти, що убоги» («нищие духом»), «Ти, що плачуть» и т. д. Мощно и более-менее стройно пропели «Прыйдыть поклонимось…» Какое-то непривычное «Исполла». Не было поминания Предстоятелей Поместных Православных Церквей и отсутствовало «Господи спаси благочестивыя». «Трисвятое» вначале пели как-то заупокойно. Обратил внимание на высокие голоса диаконов — напоминало старообрядцев.

На херувимской песни мои спутники провели меня на хоры, и панорама раскольнического служения была у меня как на ладони. Ровно на этом месте 32 года назад я, тогда послушник Александр, стоял здесь, благоговейно наблюдая за таинственным действом в алтаре, возглавляемом экзархом Украины. Знакомые драгоценные сосуды, находящиеся в соборе ещё с царских времен. Залысина у Филарета стала ещё более зеркальной. На одной живописной картине в алтаре были изображены Московские святители. Казалось, что они печально взирают на раскольническое служение. На великом входе вздрогнул, когда Филарет Московского Патриарха помянул после Грузинского и Болгарского, ещё и присовокупив Михаила, «митрополита Черногорского» — первая «ласточка» грозно обещанной Филаретом «альтернативной семьи Поместных Православных Церквей». Помянули также «Богом бэрэженну „Украину“, „влады“ (власти) и „вийско“ (войско)». «Верую» грянули шесть крепко сбитых мужчин в рубашках-вышиванках. То, что, в принципе, можно было прочесть (как у греков) или пропеть речитативом (как у старообрядцев), превратили в маленький концерт с троекратным «Аминь» в конце — напомнило известную композицию «Тебе Бога хвалим». В конце евхаристического канона по-церковнославянски пропели знакомое партесное «Светися, светися». «Отче наш» прозвучало попроще, чем «Верую». Затем пропели известное концертное пасхальное песнопение, в котором часто повторялось: «И да бежат, и да бежат от Лица Его вси ненавидящие Его». Потом запели, не знаю, как сказать, «псальм» или духовный стих «Ой, взийшла зоря над Почаивом». Стиль исполнения напомнил выступление на театральных подмостках. Стоявшая вплотную к певцам старушка «блаженного» вида по окончании пения восхищенно зааплодировала. Священник за руку приветствовал певцов — так делают униатские и католические священники.

Между тем, в алтаре на горнем месте вновь был поставлен столик, на котором были размещены ковшики с запивкой (во время херувимской на нем «архиереи» вынимали частицы из просфор). После проповеди и «причащения» хор запел «Нэхай будэ Имья Господнэ благословэнно» («Буди Имя Господне благословенно…»). Во время произнесения протодиаконом «Бог Господь», сонм служащих вышел из алтаря и направился к мощам свщмч. Макария. Трижды пропели запев святому, Филарет прочитал молитву, грянуло величание. Из непродолжительной проповеди главы Киевского Патриархата запомнились слова о святителе Макарии, который «боровся, мьяко кажучи (мягко говоря), з нэдоликамы („недостатками“) духовэнства». Как-то не очень празднично затрезвонили. Сопровождавший меня киевлянин с балкона собора «презентовал» мне филаретовских архиереев. Некоторые из них, как, например, Белгородский Иоасаф (Шибаев), Черновицкий Даниил (Ковальчук), Криворожский Андриан (Старина), Харьковский Лаврентий (Мигович) были мне знакомы. Львовский Димитрий (Рудюк) и Черниговский Евстратий (Зоря) были известны по многочисленным публикациям и фотографиям в филаретовских изданиях. Остальных: ректора академии Епифания, Донецкого Сергия (Горобцова) (в Донецкой области около 45-ти греко-католических храмов, филаретовских ещё больше), наместника Михайловского монастыря, управляющего делами Агапита, Полтавского Феодора, Тернопольского Нестора и Ровенского Иллариона (он возглавляет ОВЦС; в городе у него четыре прихода), Хмельницкого Антония — видел впервые. Да простит мне читатель сей длинный список и перечень титулов — ну так уж, для обстоятельности. Кстати, Иоасаф, которого я помню еще иеромонахом, настоятелем храма в г. Валуйки Белгородской области, на службе возгласы произносил по-церковнославянски. У него уже есть викарий — «епископ — помощник».

Флоровский монастырь

Здесь, в Вознесенском соборе, который строила мать Мазепы, будучи игуменьей, у иконы свв.мчч. Флора и Лавра с частицами их мощей, я совершил по старому обряду первый молебен (точнее, вполголоса пропел, не облачаясь, канон; таких молебнов во время поездки было восемь). В соборе мы также поклонились чтимой Казанской иконе Богородицы, иконам свт. Николы и св.вмч. Георгия Победоносца с частицами их мощей, мощам инокини Елены. В соборе иконостас с иконами канонического письма, но роспись живописная — украинское сочное письмо. Увиденная роспись напомнила сельские храмы Тверской области, где также доминировал этот стиль. Ласкали взор восковые свечи на двух паникадилах. Запомнилось, что утреннее богослужение в монастыре начинается в 4.30 утра — довольно аскетично.

На всенощной под праздник свв. Бориса и Глеба был в храме св. равноапостольных Константина и Елены — нижнем храме строящегося Ольгинского собора (микрорайон «Харьковский массив» — типа нашей Рублевки; кроме православных церквей здесь есть несколько протестантских молитвенных домов и два костела). Рядом со строящимся Ольгинским собором другой храм меньшего размера, нижний ярус которого посвящ`н св. Екатерине. Здесь проводит свои богослужения греческая православная община. Здесь же раст`т отдельным строением колокольня. Настоятель Ольгинского храма чуть ли не единственный благочинный в Киеве, который родом с Центральной Украины, все остальные — с Западной Украины и Закарпатья.

После службы в гостинице при храме стал просматривать роскошный альбом, посвященный 50-летию архиерейского служения (45 из них — в Киеве) предстоятеля непризнанного Киевского Патриархата (приобрели в Владимирском соборе). Коллаж на обложке: торжествующий, в хорошей физической форме, Филарет на фоне множества верующего народа. Вспомнилось как-то услышанное: «Он ещё многих переживёт» и его слова, сказанные в беседе со мной в позапрошлом году: «Анафема Москвы не сработала». Альбом снабжён множеством качественных фото. Сразу обратил внимание на фотографию Филарета в сане иеродиакона (1950 год) — ну хорош, классический диакон, почти как у старообрядцев. Вчитываюсь в текст: в 1155-м году Юрий Долгорукий захватил Киев и убрал с митрополичьего престола Климента Смолятича, на который тот был избран Собором епископов в 1147-м году (дата основания Москвы). Гм, надо разбираться. Далее читаю: в 1169-м году Андрей Боголюбский разрушил Киев, поставил у себя отдельного митрополита, что было осуждено Киевским митрополитом. Консультируюсь: Киев был его законным наследным уделом. Он было у него отобран, и князь Андрей стремился восстановить свои права. Да, были такие странные представления в раннем средневековье, когда считалось обычным делом разорять святыни другого, враждебно настроенного князя. Так было, когда суздальцы штурмовали Новгород. Кстати, галицкие и волынские князья жгли Киев, причём вместе с венграми и поляками, раз в десять чаще, чем приходившие с северо-востока.

Ещё: в 1415-м году в Киеве, без согласия Константинопольского Патриарха, митрополитом был поставлен Григорий Цамблак. Это объяснялось тем, что Патриархи были под давлением византийских императоров, и имела место симония (как будто сейчас её нет, причём в значительном масштабе). Патриарх Фотий предал Григория анафеме, на что тот не обратил внимания (здесь, наверное, намек на параллель с Филаретом). Следующий эпизод касался уже Москвы. Читаю текст: Москва была проклята (прочитав это слово, я вздрогнул) Константинопольским Патриархом за провозглашение автокефалии. Патриарх Дионисий, ученик святителя Марка Эфесского, обратился к Москве с требованием признать законность только одного митрополита — Киевского митрополита Григория Болгариновича. Стало быть, делает вывод автор текста (протоиерей КП Трофимчук), Киевская митрополия являлась единственной канонической структурой на территории когда-то единой Киевской Руси. Подчеркнуто, что автокефалию Московской Церкви Константинополь не признавал полтора столетия. Переход под Московскую юрисдикцию объяснялся давлением и симонией. В 1685 году епископ Луцкий Гедеон (Святополк — Четвертинский), нарушив клятву верности Вселенскому Патриарху как своему Предстоятелю, получил в Москве поставление на Киевскую кафедру, что было грубым нарушением канонов, самочинным подчинением Киевской митрополии Московскому Патриарху. Через подкуп и давление представители московской государственной власти получили от Патриарха Константинопольского Дионисия отпускную грамоту. Синод Константинопольской Церкви позднее, однако, осудил поступок Патриарха, как незаконный и даже отстранил от патриаршества (киевские знатоки церковной истории говорили, что вовсе не по этой причине было такое прещение). После присоединения Киевской митрополии к Московскому Патриархату титул митрополита был понижен до архиепископа, а Переяславская и Черниговская епархии напрямую были переподчинены Святейшему Правительствующему Синоду. Екатерина Вторая закрыла не менее половины украинских монастырей. С 1800 и до 1917-го гг., и в советское время, до 1967-го года, на кафедру в Киев ставились только русские.

Отмечу, на какие ещё моменты, просматривая этот альбом, я обратил внимание: фотография у Златоверхого Михайловского монастыря, где по случаю 1020-летия Крещения Руси собралось около тысячи филаретовских священников (в прошлом году, по данным издания, их было уже полторы тысячи и около двадцати тысяч верующих). А вот ещё такой пассаж, когда во Владимирском соборе Филарет со слезами на глазах говорил: «Я действительно не имею никакого зла, и по-христиански люблю и Патриарха Алексия, и митрополита Владимира, и митрополита Ювеналия, и митрополита Кирилла». Кажется, это было сказано им во время празднования его восьмидесятилетия. В праздновании этого юбилея приняло участие около 1200 гостей. Мне говорили, что после 92-го года, когда произошёл раскол, Филарет никогда не колебался и что он действует на окружение, как удав на кролика. Никогда не показывает свои слабости, физически здоровый человек. У него, по словам издания, нет келейника; располагается он в двух небольших комнатах со старой мебелью (а как же четырехкомнатная квартира на Пушкинской, дачи?). Много его фотографий с министрами, президентами и послами. Особое внимание привлекла фотография делегации мэрии г. Тбилиси, приветствующей Филарета. Фотографии Филарета у Вифлеемской звезды, в храме Гроба Господня, на приеме у Вселенского Патриарха Варфоломея. Вот праздничное богослужение во Владимирском соборе по случаю дня рождения Филарета (январь 2011 года). На фотографии множество архиереев и священников. Не слишком ли? Ведь дата не круглая… Фотография панихиды, которую совершает Филарет с униатским кардиналом Гузаром по жертвам голодомора. Фотография, на которой Филарет приветствует новоизбранного главу униатов Святослава Шевчука в день его интронизации.

Кстати, у униатов уже четыре раскола. Наиболее старым из них является секта покутников. Их «столица» находится в селе Сэрэдне Ивано-Франковской области. В украинском католицизме это ультро-консервативное течение катакомбного типа. Среди его последователей распространены апокалиптические настроения, они отказываются от службы в армии. Есть т.н. Подгорецкий Синод, объявивший себя католическим патриархатом византийской традиции. Этот Синод состоит из шести архиереев: «патриарха» Ильи Догнала, управляющего Ивано-Франкоской и Коломыйской епархией, Мартияна Гитюка, «архиепископа» Львовского и Жовковского, Методия Шпиржика, «епископа» Дрогобычского, Самуила Обергаусера, «епископа» Тернопольского, Василия Колоди, «епископа» Ужгородского и Тимотея Сойки, «епископа» Бучачского. Есть среди униатов и лефевристы — те, которые не приняли решений Второго Ватиканского Собора. На Украине их возглавляет епископ Васыль Ковпак (его рукоположили епископы из Польши). В Киеве имеется община лефевристов. Под руководством Ковпака находится женский монастырь и семинария во Львове, выпускники которой ездят для рукоположения к лефевристским епископам в Польшу. Последователи Васыля Ковпака служат на церковно-славянском языке. В последнее время в Тернопольской области начало распространяться новое движение, называемое Тернопольской сектой. Среди его приверженцев есть монашествующие и священники. Для членов греко-католических раскольнических групп характерно критическое отношение к иерархии официальной УГКЦ. Оно усилилось после неудачно предпринятой кардиналом Любомиром Гузером либеральной реформы в догматике и богослужебной практике УГКЦ. Это послужило одной из причин его удаления на покой. В Киеве считают эти расколы Божьим наказанием за насильственные захваты греко-католиками 1200 православных храмов в Галичине и Закарпатье. Покойный кардинал Мирослав Любочивский в одном из своих интервью признал, что некоторые униатские епископы перерукопологали священников, переходивших к ним из РПЦ (по некоторым данным, таких случаев было около 300). Рассказывают, что были случаи, когда после захвата православных храмов греко-католические священники высыпали Святые Дары из дарохранительниц прямо в лужу на церковном дворе, утверждая что в Православной Церкви нет благодатных таинств.

Снова читаю о Филарете: родился в Донецкой области в с. Благодатное — это наименование подчеркивалось. Уже в годы своего «патриаршества» Филарет построил здесь церковь (вторую, стало быть, наряду с канонической). После окончания школы на товарных поездах добрался до Одессы, где поступил в духовную семинарию. По окончании семинарии поступил в духовную академию в Загорске, принял монашество в Троице-Сергиевой Лавре. По окончании академии преподавал в Московских духовных школах Новый Завет, был смотрителем патриарших покоев, а потом благочинным Лавры. В 1956−57 гг. преподавал в Саратовской духовной семинарии, а затем в Киевской, где стал сначала инспектором, а потом ректором. В 1964 году уже в сане епископа — ректор МДА. С 1967 г. кода в Киеве сначала архиепископ, а затем митрополит. Далее кратко излагаются катаклизмы конца 80-х — начала 90-х гг., разворачивается панорама, как с каждым годом «мицние» (по-русски — «укрепляется») Киевский Патриархат. Приводится статистика, что на сегодня в этом Патриархате 13 млн. верующих, 33 епархии и 45 епископов, около 4,5 тысяч храмов (в канонической УПЦ МП их более 12-ти тысяч). В Киеве у Филарета, по словам знакомых киевлян, более 30 типовых храмов, немало и строящихся. УПЦ МП имеет здесь около 60-ти типовых храмов. Вообще в Киеве УПЦ имеет 200 общин и 10 монастырей. У КП 60 общин, УАПЦ — 10. У католиков и униатов — по 8 общин.

В сентябре 1991 года под руководством митрополита Филарета в Киево-Печерской Лавре состоялся Поместный Собор УПЦ МП. На этом Соборе было решено обратиться с ходатайством к Московской Патриархии о предоставлении автокефалии. Все украинские епископы, тогда это ходатайство подписали. Когда же они приехали на Архиерейский Собор в Москву то практически все, кроме Львовского Андрея и Почаевского Иакова, изменили свою позицию. Филарет обвиняет их в предательстве, в непоследовательности, утверждая, что всё было принято соборно, а в Москве было оказано сильное давление. Что тут можно сказать? О том, какова была соборность у Филарета, ярко описывает в своих воспоминаниях архиепископ Ионафан (Елецких): в случае возникновения брожения ранее принятое решение по любому вопросу могло быть при новом рассмотрении пересмотрено. А чего бояться? Если всё твёрдо и искренне, то вернись к вопросу и во второй и в третий раз — позиция будет той же, а если шито «белыми нитками», если дом построен на песке — тогда дело не устоит. Помню, в начале 90-х годов, сослужа литургию наместнику Лавры (тогда еще архимандриту) Павлу, в проповеди я риторически вопрошал: «Что же получается, все неправы — один он прав» (имелся в виду Филарет)".

Ещё из книги, посвященной юбилеям Филарета, запомнились такие места: о стиле его служения: никакой артистичности и помпезности. По возращении из зарубежных поездок спешит не на отдых в резиденцию, а на всенощную во Владимирский собор (об этом он сам говорил на Архиерейском Соборе в Москве в 1992-м году). Еженедельно в течение 45 лет читает три акафиста в соборе: Покрову, святителю Макарию и великомученице Варваре. Впечатляет. Поборник Устава… А как же крещение? После нашего разговора на эту тему два года назад ничего не изменилось. Во Владимирском соборе как крестили обливанием, так и крестят (я специально интересовался).

Особо в книге отмечены усилия Филарета по переводу Библии на украинский язык. До него трижды предпринимались попытки перевода. Еще в бытность его экзархом Украины к 1000-летию Крещения был издан Новый Завет на украинском языке. Свой перевод всей Библии он начал в 2004-м году и осуществил его за пять месяцев, переводя в день по десять страниц (триста страниц в месяц). Ещё раньше он начал перевод богослужебных книг. Читая подробный отчет о переводческой деятельности Филарета (а это ещё и жития святых Димитрия Ростовского в восьми томах, «Добротолюбие», Закон Божий Слободского (тираж 1млн.), по несколько томов трудов свв. Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, «Точное изложение православной веры» прп. Иоанна Дамаскина и др.), личность Филарета в моих глазах приобретала какие-то неправдоподобно космические масштабы. Я подумал: «Если бы он сделал одну сотую того, что ему приписывается, то и в этом случае впечатляет». Я не раз убеждался, когда преувеличиваешь, не замечая этого за собой, когда чувство меры тебе изменяет, то часто бывает обратный эффект. Помню, как-то в мой кабинет в центре Союза Православных братств зашёл один посетитель и, увидев фотостенд, на котором постоянно мелькала моя физиономия, раздраженно отреагировал… Еще я недоумевал, как это Филарет, практически всю жизнь говоривший по-русски, мог через несколько лет после получения «нэзалэжности» перевести такой невероятно огромный объем текстов? Как-то плохо верится. Наверное, не один десяток человек занимался этой работой. Поинтересовался мнением Лукияника о переводах Филаретом Библии: из-за его слишком «залитературализованности» и «задиалектилизованности» он маловостребован, скорее всего это для спецов.

Вообще, Киев всегда, в основном, говорил на русском языке, правда нередко это был в той или иной степени «суржик», «русский язык киевского извода». Как известно, на классической «мове» говорят на Полтавщине. Современная «дэржавна мова» — это новояз, на нем мало кто говорит (сковорода — «патэльня», одеяло — «ковдра», укроп — «фенхель», карта — «мапа», гайка — «мурта», шприц — «штриколка», укол — «заштрык», галоши — «мокроступы»). Плакат у дороги: «Нызькый уклин солдатам Вэлыкойи Пэрэмогы». Я не мог понять, что такое «уклин»? По-русски — поклон. Украинская речь процентов на 10 состоит (так сказал знакомый киевлянин) из татарских слов («нэнька» — мать, «майдан» — площадь и т. д.).

Похоже, что нынешние украинские горе-лингвисты руководствовались желанием, чтобы новые слова как можно меньше были похожи на русские. Стремились доказать, что мы с русскими не родственники. Отсюда — слова-гибриды. Но, очевидно, что язык создает народ, а не «книжные черви» и политики. Нельзя коверкать язык из политических соображений. Стали говорить «этер», а не «эфир», «маратон», а не «марафон», как это произносится у украинских эмигрантов в Канаде, но ведь у эмигрантов просто не может быть чистого языка. Творцов новояза не устраивала и украинская речь советского периода. Многие словари того времени были сожжены. Существует официальное запрещение вывешивать вывески на русском языке (за нарушение — штраф 185 гривен). Тем не менее, вывески на русском языке редко, но встречаются. Между прочим, Киевская Русь родилась как империя, состоящая из конгломерата различных племен. Родоначальником украинской литературы является афонский монах Иоанн Вышенский («наш протопоп Аввакум» — как говорили наши друзья-киевляне). Это был народный трибун перед лицом униатской экспансии. Родоначальником украинского литературного языка был Котляревский. Его пародию на «Энеиду» Вергилия любил по вечерам слушать Николай I. Оригинал «Энеиды», написанный на основании полтавского говора, был впоследствии сожжен. Перед войной во Львове был составлен новый текст, более ополяченный.

Проезжаем мимо большого, красивого храма. Мне объясняют: это кафедральный собор украинской апостольской православной церкви канонической, которую возглавляет «патриарх» Моисей. Он был рукоположен украинскими самосвятами, которые не перешли в подчинение Константинопольскому Патриархату.

В 20-е годы 20-го века Бонч-Бруевич занимался вопросом о приглашении Константинопольского Патриарха поселиться в Киеве или Одессе. Большевики имели свои определённые цели. Константинополь не признаёт Филарета, т.к. ввиду приближающегося Всеправославного Собора ему не резон ругаться с Москвой. Если же это произойдет, то на Украине случится ещё один раскол. Руководство УПЦ МП ходатайствует о согласии Москвы на возобновление в Киеве подворья Афонского Пантелеимонова монастыря. По сути это будет представительство Константинопольского Патриархата.

Брат «патриарха» Моисея — Андриан, «епископ» Хмельницкий и Каменец-Подольский другого раскольнического образования — украинской автокефальной православной церкви, возглавляемой «митрополитом» Мефодием (Кудряковым). Этот Моисей был протодиаконом у нынешнего хмельницкого митрополита УПЦ МП Антония (Фиалко). Вместе с ним в начале 90-х он уходил к раскольникам. Антоний у них рукоположился во «епископа», но пробыл там недолго, а Моисея занесло ещё дальше. В начале 2000-х годов, по-видимому, за большие деньги он провёл свою «интронизацию» в древнем Софийском соборе. Среди участников этой интронизации были какие-то непонятные епископы: негры и латиноамериканцы. В настоящее время, как рассказывали наши друзья, Моисей в бегах — к нему большие претензии правоохранительных органов.

Проезжаем мимо храма свт. Николы на Водах. Рядом Борисоглебский храм — он в руках раскольников — они его переосвятили в честь всех новомучеников украинских. Зашёл разговор об армянах. На Подоле они имели временный храм. Здесь даже служил их архиепископ Григорис Буниатян. Постепенно армян начали выдавливать отсюда, и они были вынуждены уйти в Харьковский массив. Почему-то мой киевский спутник об армянах сказал так: «Их нужно поддерживать, они необходимы для удержания Кавказа, но по большому счёту верить им нельзя». О Закарпатье он отозвался так: «У нас там 600 приходов и 35 монастырей. У униатов приходов в 2 раза меньше и имеется 8 монастырей. Имели место факты, когда православные священники там сослужили с униатскими».

На следующий день в праздник свв. благоверных князей Бориса и Глеба поехали в древний город Вышгород. Очень чистый городок. Здесь трудами протоиерея Дмитрия Денисенко на берегу Днепра из руин был восстановлен древний Борисоглебский храм. К храму подъехали к концу литургии — из динамиков доносилось пение «Отче наш». После запричастного стиха пропели псалом 33 (вторично его пели после «Буди Имя Господне»). Затем прозвучал известный пасхальный концерт. Сразу на себя обратил внимание зычный голос настоятеля. На стене храма размещены фотостенды, рассказывающие о паломнической поездке на Святую Землю. Привлекла внимание фотография, на которой было изображено погружательное крещение взрослого человека — так думал я, а на самом деле это настоятель кого-то окунал в Иордане. В ограде храма несколько студентов 1 курса Киевской духовной академии. Через сопровождающего предлагаю им вместе сфотографироваться. Один из них оказывается моим земляком, родом с Донбасса. Дарю им книгу своих воспоминаний с письменным пожеланием быть «хранителями чистоты Православия и церковного единства». Первое, на что я обратил внимание, войдя внутрь храма — это роспись в каноническом стиле. Диссонировало только большое изображение Собора Киево-Печерских святых. К сожалению, немногие святые были изображены с двуперстным благословением (в куполе храма Христос с благословляющей двуперстно десницей). Вышгородская икона Божией Матери (кон. 17-го века) находится в музее на реставрации. Происходящая из Вышгорода чудотворная Киево-Братская икона Божией Матери (конец 17-го века), очень почитаемая киевлянами, находится в запасниках Национального художественного музея на реставрации.

Хор студентов пел в полный голос. После «Буди Имя Господне» стали строиться на крестный ход (у нас это начинается после запричастного стиха). Духовенство, выйдя из алтаря, руководимое энергичным настоятелем стало запевать: «Слава Тебе Боже наш, слава Тебе», «Пресвятая Богородице спаси нас», и многократно: «Святии страстотерпцы Борисе и Глебе молите Бога о нас». Спрашиваю знакомого киевлянина: «Сколько же раз будут делать запевы святым?» Он, закатив глазки, в ответ: «Аще изволит настоятель». Интересной была конфигурация крестного хода. Первая остановка с чтением Евангелия и окроплением св. водой была за алтарем. Во время второго круга то же самое было напротив боковых дверей справа и слева от храма, а на третий раз у западных дверей. Обратил внимание на участие в службе пожилого схиигумена. Мой спутник так отреагировал: «Ничего не могу понять — вроде он из катакомбников». Кстати, у катакомбников (на Украине представлены четыре их направления) имеется около 60-ти храмов. По окончании крестного хода настоятель всех поздравил и сказал: «Всех приглашаю на трапезу, за всеми уследить не могу, святые Борис и Глеб будут смотреть, чтобы все пришли». Вкушаем в церковной ограде вкусный украинский борщ и потом, как я и предчувствовал, меня приглашают на трапезу в церковный дом. На трапезе настоятель даёт мне слово. В своем выступлении я коснулся темы взаимоотношений северной и южной Руси. На мой взгляд, причина неполучившегося органичного воссоединения двух частей Руси — разность менталитетов и идеологий: на северо-востоке — православное самодержавное царство, а на юге — казацкая вольница. На трапезе студенты пели народные песни на украинском и на русском языке (одна из них заканчивалась словами: «Я в Россию влюблён» — было приятно). Звучали даже кавказские мотивы и ритмы с прихлопыванием и словами восхищения красивыми глазами украинских девушек. Выступавшие говорили кто на украинском, кто на русском языке, а у некоторых, как например, у настоятеля в этом плане был органичный русско-украинский симбиоз. После трапезы один из студентов мне сказал: «Как хорошо Вы сказали — не Малая и Великая Россия, а южная и северная. Малая — как-то обидно звучит (мне вспомнились из фильма «Иван Грозный» слова татарского посланника перед штурмом Казани: «Москва маленький, Казань большой»). Я разъяснил ему, что Малороссия — значит ядро, колыбель, центр. По-моему, это вовсе не обидно. Еще я заметил, что, как правило, те, кто симпатизирует России и выступает за церковное единство, являются противниками экуменизма и глобализации. В разговорах на обратном пути в адрес действующего Президента Украины звучала критика за то, что он допустил контроль «западэнцами» гуманитарной сферы. Критиковали о. Андрея Кураева. В некоторых епархиях и монастырях УПЦ, в частности в Почаевской Лавре, его не приняли. Раздосадованному о. Андрею приписывают такую фразу: «Жаль, что большевики не закрыли Почаевскую Лавру».

Подъехали к униатскому храму Вышгорода. Несколько лет тому назад униаты учредили Вышгородский экзархат для центральной Украины. Похоже, что и храм был построен ради статуирования экзархата. Мои спутники рассказали, что в одной деревне в Винницкой области, где проживали две католические семьи, был построен костел. Содержать его было нереально, и он был продан баптистам.

http://rusk.ru/st.php?idar=55253

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru