Русская линия
СловоЕписко+п Василий (Родзянко)28.05.2012 

Брак — дорога в вечность

Семейная жизнь, как и вся вообще человеческая жизнь, имеет в себе три стадии: мета-историю, то есть пред-историю, саму историю и ее завершение — эсхатологию, историческую эсхатологию, то есть завершение всего, всей ее истории в вечности.

Известный профессор — сначала московский, а потом белградский — Сергей Викторович Троицкий в своей широко известной книге «Православная Философия Брака» рассказывает о предыстории брака, о метаистории брака, с большим знанием древней церковной литературы. Он цитирует Ерма, цитирует Климента Римского и еще некоторых отцов, так называемых апостольских отцов, то есть писателей первого, второго, третьего веков, где прослеживает определенную традицию, определенное предание о том, что брак был сотворен в Раю и что семейная жизнь началась в Раю, и именно в Раю была его главная задача — брака.

Он говорит о том, что в соответствии с тем, что рассказывают эти апостольские мужи, как их называют, или святые отцы, начиная с времен от апостолов и дальше до третьего века, они говорят о том, о чем мы знаем и по другим источникам и по другим святоотеческим учениям, а именно о том, что все человечество было тем небесным райским воинством, которое было воинством не только неба, но и Земли, вот этой нашей Земли.

Но Земля эта была еще не исковеркана грехом, еще не было результатов первородного греха на ней, как это сейчас у нас. И не было еще нашей в связи с этим истории, этой земной истории, и потому брак был совершенно иного качества, чем-то, что мы знаем сейчас. Брак был нетленным, вечным, неумирающим, не имеющим никаких страдательных явлений, не подверженный течению времени.

Было ясно сказано Адаму и Еве после их творения, после того, что они были сотворены и помещены в Раю: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте Землю» (Бт.1:28). Значит, «наполняйте Землю,» то есть Землю вот эту самую, на которой мы живем. Однако же, это было в Раю. Что это значит? Это значит, что райская жизнь в то время простиралась не только на самый Рай, но и переходила на всю сотворенную тогда уже Землю. Потому что и Рай, и Земля, и этот Эдемский Сад, который символически изображал Рай, были соединены единой общей жизнью. «Наполняйте землю, …и стало так» (Бт.1:28, 30), — говорится в Библии, и говорится это еще до грехопадения. И потом сказано: «Так были совершены Небо и Земля и все воинство их» (Бт.2:1).

Воинство небесное и воинство земное — это ангелы и люди, все ангелы и все люди, так как это было сотворено до наступления греха, смерти и результатов, как греха, так и смерти, уже на исковерканной грехом Земле, когда началась ее история. И не только ее история, но история человеческой жизни, которая до сих пор продолжается и простирается в далекое будущее, и история семейной жизни.

Брак на земле — и брак в Раю

Мы знаем семейную жизнь по тем образцам ее, которые стоят перед нами здесь, на этой Земле, когда встречаются молодые люди — жених и невеста. Они становятся постепенно мужем и женой, вступают в брак, у них начинается брачная жизнь, и они начинают иметь детей, и эти дети, если считать вообще все человечество, наполняют собою Землю. Вот что такое земной брак, и каждый брак, каждая семейная жизнь имеют в себе свою земную историю, которая идет вот таким историческим путем.

Сначала молодые жених и невеста, потом свадьба, потом жизнь сама в браке, потом рождение детей, потом воспитание детей, постепенно растущих, потом они становятся уже совершеннолетними и создают свои собственные семьи. И так начинается жизнь не только семьи, но и всего рода патриархального, семейного происхождения, где предки сменяются потомками, и потомки следующими потомками, и так происходит уже долгая история многих семейств этой Земли.

Но надо сказать, что это все не так просто, потому что-то, что было в Раю, простиралось на все человечество и заполняло собой всю человеческую жизнь. То, что происходит сейчас на этой Земле, — мы знаем, — есть иногда неудачный брак, неудачная семейная жизнь, иногда ее нет совсем. Мы знаем также, что некоторые люди предпочитают идти не брачным и не семейным своим током жизни, становятся монахами или такими одиночками, которых нельзя даже назвать ни мужем, ни женой. И в этом отношении наша семейная жизнь на Земле исковеркана, исковеркана человеческим грехом, исковеркана смертью, которая является плодом этого греха.

И сам брак тоже является не чистым, не таким чистым, каким он был в Раю, и не таким чистым, каким он станет уже в эсхатологии, то есть в завершении нашей земной жизни после второго пришествия Господня, когда наступит Вечный Брак всего человечества опять, всех вместе в Царствии Небесном. Поэтому эти три стадии брака и семейной жизни имеют свое особое значение. Вначале — это попытка построить хорошую, Богом данную и вечно продолжающуюся семейную жизнь, из которой, увы, ничего не вышло, а то, что вышло на Земле, уже совсем другого характера и другого качества, чем-то, что было задумано и дано в Раю.

И наконец третья стадия — эсхатологическая, это исцеление брака и семейной жизни, так что они восстанавливаются так, как они были задуманы, сотворены и даны в Раю, и восполняют собою всю человеческую полноту, всю человеческую вечную жизнь.

Суть семьи

В чем же суть брака и семьи, которая связывает все три стадии? Конечно, это одно и то же слово, одно и то же понятие, одна и та же жизненная сила — любовь. Любовь и есть то, что создало семейную жизнь и брак в Раю, то, что осуществило, несмотря на грех, семейную жизнь на Земле, и то, что восполнит ее, осуществит и сделает вечной радостью Царства Небесного на Небе. Таково учение нашей Православной Церкви, такова православная философия брака, как это пишет профессор Сергей Троицкий в своей книге. Так оно и происходит в жизни, особенно, когда ты знаешь это по опыту.

Не все сейчас на нашей Земле имеют возможность пережить брак, вступить в брак, иметь счастливый брак, не испорченный никем и ничем. Это теперь, в наше время редкие счастливцы. Если взять сейчас статистически, то то, что мы сейчас видим почти во всех странах мира в нашей теперешней современности, — это сплошная неудача брака и семейной жизни.

Для того, чтобы нам понять всю эту трагическую историю и все эти различные пути, которые у нас на Земле происходят в связи с этим, нам нужно понять сущность брака, сущность семейной жизни, в чем она заключается. Она заключается в том, чтобы победить человеческую обособленность. Я говорю сейчас о земных условиях, разумеется. Эта обособленность явилась сюда, на эту Землю, в результате нашего греха.

Мы все, по учению апостола Павла и по учению Православной Церкви, мы все являемся участниками первородного греха. Есть различные толкования. Мы не будем сейчас входить в эти толкования и в некоторые споры, которые существуют между богословами, но есть одно общее, которое единит всех: это что все так или иначе причастны к первородному греху, что это общая доля всего человечества, что мы рождаемся уже склонными к греху, что мы наследуем первородный грех. И вот это и есть то, что вошло страшным пятном в жизнь человеческую и в самый факт и зачатия, и рождения, будь то в семье или вне семьи, будь то в браке или в безбрачии, ибо бывает и так, и эдак, как мы хорошо знаем из нашего жизненного опыта.

Что такое идеальный брак

Что же нам говорит Православная Церковь в отношении того, что такое брак в своем идеале? А именно то, что она хочет, Церковь наша, чтобы было всегда и со всеми, во всяком случае со всеми христианами, если они настоящие христиане: чтобы была идеальная семейная жизнь, это значит, чтобы любовь всегда царствовала полностью и совершенно и преодолевала человеческую обособленность, преодолевала все трудности человеческой одинокой жизни и собой восполнялась бы в семейной соборности. Апостол Павел называет всякую христианскую семью малой церковью. Вот в этом вся суть.

Для того, чтобы брак был настоящим, для того, чтобы брак был действительно удачным, успешным и счастливым, он должен быть церковью, церковью в полном смысле этого слова. Верующие муж и жена, до этого жених и невеста, после этого родители, должны самым своим существованием, самой своей жизнью, самым своим взаимопроникновением души и тела создать единство, нерушимое и скрепленное любовью, любовью, которая охватывает все.

Святой Иоанн Златоуст говорит в своем толковании Евангелия, когда он говорит о браке, он говорит: когда муж и жена соединяются вместе, то они являются образом Самого Бога. Он употребляет греческое слово «миксис», что буквально значит смешение, то есть когда муж и жена до такой степени соединяются друг с другом и духовно, и душевно, и телесно, что они в таком случае являются единым телом, как говорит апостол Павел, а это и есть результат этого греческого «миксис», этого смешения. И вот тут мы имеем ответ: когда это нормально, а когда это не нормально; когда это настоящая семья, а когда это не семья; когда это брак, а когда это внебрачное сожительство, и часто очень греховное и даже злое — тогда, когда все три человеческие сочетания природ оказываются соединенными вместе в брачной жизни.

Человек состоит из духа, души и тела. Когда соединяются только тела, (мы знаем, что это бывает, и часто бывает, и чаще, чем иначе), тогда это не брак, это его уродство. Когда бывает соединение души и тела двух существ, мужчины и женщины, то это уже не уродство, но еще не брак. А когда бывает соединение не только тела и души, но и духа каждого человека, участвующего в браке духом, душой и телом, тогда бывает настоящий, полный, идеальный брак, идеальная полная семья. Почему такое бывает?

Почему вообще можно сказать о том, что вот бывает такая разорванность человеческой природы, и человеческой жизни, и человеческих отношений между мужчиной и женщиной. В результате первородного греха. Это он разорвал нашу природу. Это он разорвал нас не только на осколки разбившегося всечеловеческого сосуда, по выражению Василия Великого, как это ему приписывается, но и также самих этих осколков в самих себе, где вот раздробились на отдельно жизнь чисто телесную, на отдельно жизнь душевную, или психическую, и на сторону чисто духовную. И, вот когда они так разбиты, то тогда в них все уродливо, и поэтому нет полноты и счастья.

Брачная вечеря

Для того, чтобы брак был действительно подлинным, чистым и счастливым, он должен быть отображением себя самого, каким он был в метаистории, каким он был в предыстории, каким он был в Раю в нашем творении, где он был абсолютной и совершенной гармонией духа, души и тела. И когда это было сочетанием, не отрывающим одну семью от другой, и не отрывающим иногда родителей от детей, и детей от родителей, и детей между собою, и потом их потомков, но единым целым: единым, общим, всемирным даже организмом.

Вот почему Святой Григорий Нисский говорит, что в начале вот в таком браке, до грехопадения, вообще не нужны были половые органы, их не было, — говорит Святой Григорий Нисский. Все было совсем иначе, не так, как у нас сейчас на Земле. И поэтому, действительно, была абсолютная и полная радость. То, что было тогда, то будет и в завершении эсхатологической истории нашей Земли, уже когда Земля будет опять возвращена к своему первобытному, догреховному, состоянию, и мы тоже.

И об этом мы очень хорошо знаем из многих притч Христа Спасителя, когда Он уподобляет Царство Небесное брачной вечери и каждому участнику, говорит о том, что он имеет брачную одежду, и что он имеет возможность войти в брачный чертог. И где это описывается как радость и счастье, блаженство вечной жизни, где нет никакого греха, где уже все прощено. Если когда-то были какие грехи, то все, кто туда пришел, все уже очищены и святы. Вот то, что будет, и то, что описывается в Евангелии. Вот эта брачная вечеря, этот брачный чертог.

«Чертог твой вижду, Спасе мой, украшенный», — поем мы в Великий Четверг в наших богослужениях здесь на Земле, — «но одежды не имам, да вниду в онь», но не имею брачной одежды, чтобы оказаться там, то есть оказаться в Царствии Небесном, в Царстве Божием, потому что брачная моя одежда вся испакощена, испорчена первородным грехом и грехами на этой Земле.

Вот почему мы так поем в Великий Четверг, потому что мы в предчувствии Пасхи, в предчувствии искупления нас в Великую Пятницу жаждем вот этой пасхальной радости, пасхальной брачной вечери. Так что, по описанию Святого Иоанна Златоуста в его пасхальной проповеди, это уже пасхальная брачная вечеря, когда вот сейчас идите все, все идите на радость Господа своего, идите все на радость этого удивительного нашего с вами Небесного бытия. Вот что происходит.

Что же, значит, из этого следует? Из этого следует то, что мы должны, вспоминая постольку, поскольку можем, вспомнить в каких-то тайниках своей души то, что было нам дано в Царстве Божием вначале, в самом творении до грехопадения, и вот это осуществлять в этой жизни здесь, на Земле, уже в особых новых условиях. Эти новые условия вызваны тем, что мы оказываемся здесь на этой Земле: особенности нашей жизни запечатлены тем, что мы, каждый именно, особые, мы особи здесь на этой Земле, то есть мы отделены друг от друга.

И для того, чтобы мы соединились друг с другом, нам нужна какая-то сила, которая заставляет нас прийти друг к другу и создать условия для этого. И эти условия даются нам в чисто физическом бытии в нашей жизни и в наших половых органах, которые и в нашем стремлении друг к другу, которое каким-то образом преодолевает тогда наш эгоизм. Если бы этого не было, если бы нам не было дано это все в результате первородного греха и нашего рождения на Земле, то человеческий род не мог бы вообще дальше существовать, потому что не было бы того стремления, которое призывает и вызывает осуществление семейной брачной жизни чисто органически. Это дань греху.

Вот почему у нас есть два разных пути. Есть путь безсеменного зачатия, как это мы поем, когда говорим о Пресвятой Богородице и о Христе Спасителе, пришедшем на эту Землю без всякого страстного входа в этот мир, совсем и абсолютно, потому что первородного греха в этом брачном союзе нет. Это брачный союз Чистой Приснодевы и Духа Святого, и результат этого — Сын Божий, Сам Бог в Своем человеческом образе. Вот он, абсолютный, совершенный, чистый брак, такой, какой был до грехопадения в Раю во всем человечестве. Это было задание. Наш теперешний брак — это данность. А то, что будет в Царстве Божием, в вечности, уже осуществление навсегда.

И вот нам надо поэтому прийти к семейной жизни, учитывая все это и зная, что наша задача пройти через это трудное иногда в нашем мире преодоление нашего эгоистического, врожденного в нас в результате первородного греха состояния, чтобы из этого создалась такая любовь, и такое единство, и такое счастье, как это было в Раю, раньше и как будет в Раю в конце веков.

И тогда мы сможем сказать со всей уверенностью и со всем опытом, те из нас, которые прошли через христианский брак, что, действительно, христианский брак, когда преодолелась окончательно вот эта чисто физическая и эгоистическая натура греховная и вышла, можно сказать, в полную и совершенную соборность любви домашней церкви, вот тогда мы оказываемся, действительно, в счастливом браке, в счастливой семейной жизни, и эта счастливая семейная жизнь тогда преодолевает самым путем своей любви, своего соединения, своей верности друг другу и своего чисто физического и чисто душевного, психического, и духовного в высокой и в высшей дружеской любви соединения, которое и дает нам семейную жизнь подлинного христианина, христианки и христианских детей.

Беседа 1997 года.

http://www.portal-slovo.ru/pedagogy/45 532.php


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru