Русская линия
Православие.RuПротоиерей Андрей Кононов01.10.2004 

ЗАЛОЖНИКИ И ХРИСТИАНСКИЕ МУЧЕНИКИ

Давно уже с таким тяжелым сердцем мы с вами не начинали служение воскресной Божественной Литургии. И причин серьезных, надсадных очень много. Но есть, как вы догадываетесь, и ближайшая: событие, происшедшее совсем недавно в Северной Осетии в городе Беслане. И сегодня на малой пасхальной службе говорить о чем-нибудь другом было бы неверно. Перед этой трагедией отступает проповедь на отдание Успения, и проповедь на воскресное Евангелие или на память ныне >«светло празднуемых» минейных святых. Только закроешь глаза — слышишь крики раненых, чувствуешь то смертельное эхо, доносящееся до каждого живого человеческого сердца.
Кто читает прессу, слушает радио и кому доступны Интернет-сайты, многократно читал, видел сколько шишек валится на правительство с елки всенародного гнева. И справедливо ему достается, и мало еще ему достается, если уж на то пошло. Но не уподобляемся ли мы, отводя в данном случае правительству роль стрелочника, всю вину сваливая на государственных мужей.
Это же ведь точно так же, как помните, правительство Ветхозаветного народа во главе с Первосвященником распинало Христа, а ведь не только оно было виновато. И все эти древние парторганизации книжников, фарисеев и саддукеев, и иных учительные товарищества в оправдании Богоубийства были не одиноки. Мы знаем, что и народ возопиял свободно: «кровь Его на нас и на детях наших», хоть и наущаемый этими лжеправителями. Не только было повинно в распятии Христа Ветхозаветное правительство, но и римское языческое правительство тоже приложило свою руку в лице и своего государственного чиновника Пилата, и солдат, и многих — многих других.
Поэтому, делать такой «умный» перевертыш, дескать, во всем виноваты жидо-масоны, ЦРУ или наше доблестное госчиновничество, а вот мы, русские люди, вот здесь сидим «на реках вавилонских», плачем, и ни в чем не виноваты, это, конечно, будет наивно. Это опять неправильная, я не говорю — не православная, она — антигосударственная позиция русского человека. Это когда каждый сам за себя.
Приходилось ли вам слышать о массовых террорах, которые происходят в Китае? Ничего не слышали? Серьезно? Никто не слышал? Вот ведь, какая благодатная страна для террора — там почти миллиард живет! Народу много, скученно — вот куда надо посылать террористов! А кто-то слышал о многочисленных терактах в Африке? Никто не слышал? Особенно там значит не шумят? — Не шумят. Почему-то после 11 сентября и в Америке взрывов больше не слышно, хотя вот уж, казалось бы, кто досадил мусульманскому миру больше всего. Но нет. Наша сторона, да еще Израиль — вот плацдарм для террористических актов. Но там-то понятно, они сами крепко насолили соседствующим странам. И становится понятно: причина терактов не в этой маленькой Чечне, а гораздо глубже. Разбирая корни всех этих бедствий, обрушившихся на нашу Россию, можно привести целый список, почему же все так происходит: из-за лживости политиков, из-за того, что злобного джина они не только из бутылки выпустили, но и вскормили сами, начиная от продажи оружия, заканчивая более серьезными антигосударственными деяниями. Это все, конечно, шло в бутылку — копилку джина. Основная цель — не Чечня, не какие-то маленькие цели. Каждый из этих актов — еще один шаг к пропасти не только позора государственного, а к хаосу государства нашего; еще один шаг к разрушению нашего народного единства. Кому сегодня это непонятно? Да, это просто общее место русского национального катехизиса.
Ведь если в моем доме расстреляли соседа сегодня, если в моем доме завтра ограбили квартиру, если в моем доме послезавтра еще одного пенсионера запинали до смерти, а через неделю весь подъезд вырезали или взорвали — что сделают люди соседские? Они будут нести круглосуточное дежурство, будут оплачивать ОМОН, предпримут какие-то очень серьезные действия для охранения своего дома. Но если каждый из них будет ставить только более крепкие железные двери и бронированные стекла на окна, то можно сказать с очевидностью, в скором времени бандиты бомбу положат такую, что не помогут ни бронированные стекла, ни бронированные двери: сравняют этот дом с землей, с прахом истории.
Конечно, всю Россию в заложники не возьмешь. Территориально не возьмешь. Большая она, застрянет в горле. Но душу русского народа в заложники взять можно вот именно этим разобщением: и политическим, и душевным, и духовным. В сознание человека можно заложить такую бомбу. Как мы видим из нашего прошлого, это было в бунте 17 года. Вот эти террористы, которые убивали губернаторов — Степан Халтурин и иже с ними худосочные разбойнички. До сих пор мы с вами живем на улице террориста, наш храм Иоанна Предтечи, первого специалиста по покаянной дисциплине среди людей, стоит на улице террориста Халтурина. И чиновники наши — я эту историю хорошо знаю — как говорится, кровь из носа готовы пролить, но не допустить переименования улицы. На кровь из носа они способны, на большее нет! О чем это говорит? Не только о противодействии властных людей, умы коих ухлебились советским осмыслением жизни, но и о нашем равнодушии. Нас хватает только на то, чтобы подпись поставить на письме в департамент области о переименовании этой улицы… А дальше?
Бандиты, взрывавшие губернаторов, вкладывали бомбу в сознание русского народа, и бомба эта благополучно взорвалась в 17 году. И осколком ее убило и Царя Николая, и детей, и многих — многих мучеников и исповедников Российских. И эхо этого взрыва в сознании, именно в сознании людей несется до сих пор в нашем воспитании, в наших душевных реакциях и политической жизни тоже.
И поэтому каждый взрыв, который гремит вроде бы и не на территории России, он на самом деле — прежде всего, гремит в уме, в душе человеческой, разобщая нас как народ. Поэтому я, как священник и человек, не вижу, не чувствую той сплоченности, которая должна происходить после подобных трагических событий. Поговорят-поговорят, поболтают… А после того? Почему-то ничего не происходит. Поговорим всласть, кулаками поутюжим воздух, отслужим литию — ну, в общем-то, и все. И видно, что ничего особенного с нами не происходит. И даже в те дни, когда происходили эти события в Беслане, реклама по телевизору не была убрана. Эта гидра жила и цвела на телеэкранах; гнусные фильмы продолжали показывать, и не только гнусные фильмы, но и по радио вся трепотня эта шла, этот весь музыкальный бедлам так же продолжал звучать. Продолжалось то увеселительное состояние, которое приносит деньги.
Государство же должно воздвигать дух народный, помогать, во всяком случае. Представьте себе, сколько денег в советское время тратилось на советскую пропаганду, какой она имела эффект! Это один из примеров того, что наша национальная душа спит на сундуке, и даже эти взрывы ее не пробуждают. Кажется совершенно не понятным, что же такое должно случиться, может какой-нибудь Кремль надо взорвать вместе с президентом — что такое должно быть? Упаси Бог, конечно, от этого, храни Господь народ русский! Непостижимо это для мучащейся души. Как же еще русский народ надо унизить, как же надо его еще заплевать, чтобы «ванечка русский», вот именно так с маленькой буквы, наконец-то умылся после сна живой водой и все-таки воздвигся в себе.
Идеальное место для теракта — это любой Московский храм в воскресение. Вот где надо разворачиваться в боевом марше ненависти! Там однозначно больше тысячи людей собирается. Таких храмов много. И совсем не обязательно, чтобы это был Елоховский собор, где служит Патриарх, или храм Христа Спасителя. Там есть другие большие храмы, не так на виду, но повместительней. Есть храмы древние, где окон больших нет, так что снайперам не прострелять всех бандитов; где один только вход, а не три и даже не четыре, как в современных храмах делают, что даже пробивают алтарную стену и делают тихий выход, как например сделали в Кафедральном соборе города Перми. Почему же террористы до сих пор не захватили ни одного храма? Кроме того, что это милость Божия. Мы же знаем, что все эти террористические акции разрабатываются не где-то там, в чеченских полевых домишках, не где-то там, в подвалах или в пещерах горных. Соберутся вот так бандиты и решат: давайте-ка мы вот это сделаем. Нет. Они отрабатывают больше деньги. Деньги позеленевшие, как мертвецы. Недавно в одном из центральных изданий писали, что примерно сто миллионов долларов собирают для вооруженной борьбы с Россией в Чечне и только часть из них идет на террористические акты. Причем, если это в городе — одна плата, в селе — другое, а родственники каждой смертницы получают примерно 30 тысяч долларов. Коммерция вошла даже туда, где смерть живет.
Но поговорим о том, почему же в храм не зайдут и не возьмут прихожан в заложники. Да потому, что это и будет полное раскрытие, духовное разоружение замыслов врагов нашего Отечества и самого главного врага (я разумею дьявола, а не президента Америки, или какой-нибудь другой завистливой державы). Ведь очевидно: это будет храм, Литургия, священник, ну, предположил, его могут сразу расстрелять и бросить на середину храма для устрашения. Но большинство людей пришли на службу с пониманием, кто они есть, что им надо делать, как выстоять. Поэтому я убежден, что это будет как в древности. Помните, мы с вами читали, что в Никомидии, в одном из больших городов в церкви соединились на Евхаристии 10 тыс. человек. И царь запер этот храм и сжег в нем всех собравшихся. И мы поминаем их как мучеников христианских. И до последней минуты из этого храма раздавалось пение и ликование духовное. Люди в себе преодолели страх и умирали за Христа. Поэтому, если захватить храм с верующими людьми, то вместо поражения национального сознания, будет большая — большая победа русского духа, это будет торжество на всю Россию, сплочение душ русских людей. А вот этого допустить кому-то никак нельзя, никак нельзя допустить! За это не только деньги давать нельзя, за это к стенке ставить надо!
Совсем недавно мне удалось побеседовать с человеком, который ездил в Оптину Пустынь. И мы с ним разговорились о трех убиенных монахах на Пасху, пострадавших от сатаниста. Сами Оптинские монахи свидетельствуют: ничто нас не могло сплотить так друг с другом, как эта смерть убитых собратьев. Именно кровь сплачивает народ. Не простая кровь, а пролитая за правду, за истину, за любовь ко Христу. И теперь, благодаря этой трагической развязке на Пасху, в Оптиной Пустыни каждый монах, приходящий на могилки, начинает себя чувствовать не просто монахом, а членом монашеского братства.
То же самое могло случиться и сейчас, только в пределах всей России. Но этого допустить противникам нашего Отечества невозможно. Именно тот факт, что храмы православные пока, слава Богу, не захватывают, как раз и говорит о том, кто же главный враг нашего Отечества: ни какая-нибудь из стран или сторона — это дух нечистый.
Можно сказать, сегодня мы с вами присутствуем на антитеррористической акции, на самой главной акции — Литургии. И каждый из нас может ежедневно совершать пусть маленькие антитеррористические акции. Что же это такое? Это молитва, это пост, это милосердие, которое проявляется в нас, прощение, мудрость, цельность сердечная. Это подлинные православные добродетели. Поэтому-то, и не будут захватывать храмы, здесь не удастся достичь инфернальных темных целей. И то, что вы сегодня пришли на Литургию, означает: мы живы и реально противостоим против этого духа насилия, злобы и ненависти. Как враги России хотят русский народ разобщить, ввергнуть его в хаос, национальное ничтожество, лишить его силы и мужества! Именно поэтому они храмы наши не захватывают. Именно в этом открывается их главная цель. Поэтому, зная, куда тебя сейчас ударит враг, мы можем опередить его и ударить первыми, в самое уязвимое место и выстоять, утвердить несокрушимую защиту. И защита наша с небес. Аминь.

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru