Русская линия
Православие.RuИеромонах Иов (Гумеров)05.02.2004 

ЖИТИЕ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА НЕОФИТА ПОРФИРЬЕВИЧА ЛЮБИМОВА

Протоиерей Неофит родился в 1846 году в селе Таборы Самарского уезда Самарской губернии. Высшее образование получил в Киевской духовной академии, окончив ее кандидатом богословия. В 1876 — 1882 годы состоял преподавателем русского языка и гражданской истории Симбирского епархиального женского училища. С 17 августа 1885 года определен законоучителем и инспектором классов того же училища.[1]љ Преподавал также в Мариинской женской гимназии г. Симбирска, Симбирском кадетском корпусе (1874 — 1879).
В 1885 г. Неофит Любимов был рукоположен во священника. Состоял в клире церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы епархиального училища. До нас дошло восемь Слов, произнесенных во Введенском храме в дни престольного праздника. В одном из них отец Неофит говорил, обращаясь к своей молодой пастве: «И вы, боголюбивые чада, по примеру Пресвятой Девы, Которая, пребывая под кровом храма Божия, воспитывала свое сердце в духе веры и святости, должны, находясь также под сению дома Господня, возрастать духовно-нравственно, восходить от силы в силу, основывая свое просвещение и нравственное совершенствование на истинах спасительной веры. По учению св. апостолов, лучшее украшение жены — христианки, ее сокровенное сердце, в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, и чистое богобоязненное житие, в вере и любви, и в святости с целомудрием, что драгоценно пред Богом и прилично женам, посвящающих себя благочестию (1 Тим. 2, 9−12,15)… Силою и влиянием благовоспитанного сердца просвещенной жены — христианки достигается тот идеал нравственного совершенства, который делает семейную и общественную жизнь источником полной радости и утешения, создает истинное благо и счастье, воспитывает добрых сынов святой Церкви и доблестных слуг престола и отечества».[2]
Сам отец Неофит, будучи ревностным и взыскательным духовным наставником и даровитым педагогом, стремился воспитать благоговейных и верных чад святой Церкви. Напутствуя воспитанниц на выпускном акте в Симбирском епархиальном женском училище 15 июня 1898 года, он произнес слово пастырского назидания: «Как отец, пекущийся о чадах своих, при вступлении их на самостоятельный жизненный путь, благословляя их именем Божиим,љ молится о том, чтобы Господь сподобил их в жизни земной всего доброго, хорошего, прекрасного; даровал бы им земное счастье и благополучие, так и я, бывший ваш нравственный и религиозный руководитель в школе, направлявший все ваши деяния и мысли ко благу и благополучию временному и вечному […, от искреннего сердца, как ваш отец родной,љ прошу и молю Господа, да подаст Он вам на новом поприще вашей жизни всељ те высшие блага, какие предназначены Им для Его чад, живущих на земле».[3]
Свою педагогическую деятельность отец Неофит строил на той православно-просветительской традиции, которая берет начало в святоотеческом опыте. Он считал обучение необходимым не только для мужчин, но и для женщин, справедливо утверждая, что на грамотности и знаниях женщины-матери покоится образование народа. «Приобретение знаний необходимо для каждого человека, пока он существует на земле […] Высочайшая Премудрость и любовь Божия поставила человека господином земли, которая есть его собственный дом и природное жилище. Плохой же был бы он хозяин, если бы не умел покорить и употребить в свою пользу подчиненные ему силы».[4]
Женщина стоит у истоков образования нового поколения. Мать даетљ начаткиљ знаний своему ребенку и прививает ему навыки познания. Для этого она должна обладать не только достаточным знанием и умственным развитием, но и обладать духом благочестия, чтобы формировать в детях истинно христианское жизненное настроение. Вслед за великими церковными наставниками отец Неофит говорил о неотделимости образования от воспитания. Знания «являются неполными и слабыми, мертвыми и безжизненными, мрачными и безотрадными, а иногда вредными и гибельными, если не утверждаются и не восполняются словом Божиим, не оживляются Духом Премудрости и Разума, не озаряются светом веры Христовой и не управляются истинною любовью христианскою».[5] Отец Неофит настойчивољ указывал матерям, что Господь возложил на них сугубую ответственность воспитывать добрую нравственность своих чад.[6]
В словах и поучениях отца Неофита содержатся также особые назидания воспитанницам епархиального женского училища, многим из которых предстояло стать женами священнослужителей: «Старайтесь вы, чада, поддерживать благодетельные обычаи нашей древней св. Руси в просвещении народа, создайте в своей школе и дома тихий рай, где все дышало бы верою и любовию, где ваши питомцы из людей темных и неверующих делались быљ просвещенными христианами, из существ природыљ - сынами и дщерями Божиими…"[7]
Тридцать три года жизни протоиерей Неофит посвятил трудам священническим. Это служение он проходил с сознанием великой ответственности, возложенной на него Богом. Вступая в должность приходского священника, он сказал: «священник должен неленностно возвещать людямљ всю волю Божию,љ проповедывать слово Божие великим и малым, образованным и необразованным, богатым и бедным;љ должен усердно и благоговейно совершать службу Божию, преподавать в чистотељ духа и тела священные таинства верующим, исполнять молитвословия и в храме, и в домах прихожан вразумительно, неспешно и нерассеянно, вообще быть достойным орудием и проводником благодати Божией в души верных; как пастырь стада Христова должен быть советником и руководителем пасомых на пути к вечному спасению: неведущего научить, согрешившего вразумить, заблудшего направить, печального утешить, ожесточенного умилить; ему подобает быть всегда на страже, чтобы не унизить чем-нибудь своего звания».[8]
Нет сомнений, что отец Неофит всеми данными ему свыше силами стремился приблизиться к этому высокому идеалу православного священника. Он призывает пасомых быть в послушании у пастыря и взыскательно относится к своему наставнику: «Не требуйте от меня уклонений от прямого долга, не желайте человекоугодничества, чтобы чрез это мне заслужить ваше расположение […љ] Что до меня, буду служить спасению вашему не щадя ни сил, ни здоровья, ни спокойствия, верой и правдой, со всею ревностью».[9]
В 1893—1895 гг., оставаясь в должности инспектора классов женского училища, про. Неофит преподавал гомилетику в Симбирской духовной семинарии. Указом Святейшего Синода от 14 апреля 1899 г. отец Неофит назначен преподавателем греческого языка в Симбирском духовном училище с увольнением от должности инспектора классовљ в епархиальном женском училище. В начале ХХ векаљ отец Неофит проходил пастырско-приходское служение в церкви Всех святых г. Симбирска.[10]
В 1902 (или 1903) году о. Неофит переведен в Москву настоятелем церкви Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, в которой прослужил до 1914 г. В Москве он активно участвует в образовательных чтениях для фабрично-заводских рабочих, читает лекции для рабочихљ в Московском епархиальном доме. Беседы и лекции публиковались отдельными изданиями: «О разумном усвоении истин веры и о разумном познании Бога в природе» (М., 1903), «Русская народная литература в ее постепенном развитии под влиянием христианства» (М., 1904).
В 1906 г. отец Неофит был возведен в сан протоиерея. Ревностный проповедник и защитник православия, он основал собственное миссионерское издательство, в котором публиковались работы архиепископа Антония (Храповицкого) против пашковцев, Н.Ю. Варжанского против различныхљ видов сектантства, а также работы самого протоиерея Неофита. В 1914 г. вторым дополненным изданием вышли проповеднические труды протоиерея Неофита.[11] Основанием к переизданию были высокие отзывы православных людей (включая священников) о егољ «Словах и речах» (М, 1903). Н. Раевский писал: «Многие «слова» представляют недуги современного общества как в жизни общественной, так и семейной, и указывают средства для их врачевания. При обстоятельной полноте содержания они излагаются живою современною и вполне изящною речью».[12] В другой рецензии отмечалось: «В словах и речах о. Любимова надо вообще отметить удивительный тон автора, его ясную, точную, всегда весьма рассудительно проводимую и отчетливо передаваемую раздельность мысли, логичность суждения и вместе с тем глубоко проникающую все содержание бесед и учений — церковность. Спокойно шаг за шагом, довод за доводом автор составляет из своих сжато высказанных, но всегда полно предмет исчерпывающих мыслей одну красивую и стильную, целесообразную речь. Какою-то истинно-христианскою убежденностью, ровностью и уверенностью в непоколебимой истинности христианского понимания веет от этих планомерных и округленных слов и речей».[13] Протоиерей Неофит православно-церковные убеждения соединял с патриотической настроенностью и твердыми воззрениями на благодетельную силу царской власти. В годы открытого и дерзкого выступления против законной самодержавной власти со стороны революционеров и либералов, протоиерей Неофит издал специальный труд о духовной природе царской власти и об обязанности православных людей хранить и укреплять ее.[14] «Власть царя, установленная самим Богом, есть власть самодержавная и единодержавная […] На превосходство ее пред другими формами власти указывается и в Св. Писании. Где бы ни говорилось в нем о власти, везде на первом плане стоит: Царь, как истинный законодатель, охранитель закона, судия за его нарушения, независимый самодержавный управитель».[15] Власть царя освящена: «Дух Святый через таинство миропомазания сугубо подается и Государям нашим (как он был подан св. Давиду), почивает на них, и получают они незримую благодать, умудряющую и укрепляющую ихљ на предлежащий подвиг царского служения».[16] Отец Неофит открыто и ясно предостерегал: если прекратится царская власть, начнется непрекращающаяся череда бедствий. «Неужели они — эти разорители закона и служители дикойљ зверской страсти могут быть хорошими господами и властителями. Путь насилия, жестокости, крови, каким идут они, явно показывает, чем они стали бы, если очутились в положении полновластных распорядителей народным имуществом и народными силами».[17] Несколько лет спустя отец Неофит сам стал жертвой такой власти.
Последним местом служения протоиерея Неофита Любимова была церковь святителя Спиридона на Козьем болоте, настоятелем которой он был несколько лет.
В мае 1918 года был арестован зять протоиерея Неофита, православный миссионер Николай Юрьевич Варжанский. 13 июня о. Неофит написал письмо Ленину с просьбой освободить Николая Варжанского: «В скорбные дни моей личной жизни имею смелость обратиться к вам с покорнейшей просьбой. О своей личности имею долг сообщить следующее: я служил в Симбирске вместе с вашим родителем. Он был директором народных школ, а я преподавателем Мариинской женской гимназии, Кадетского корпуса и Духовной семинарии. Родитель Ваш мне хорошо известен и знаком, я с ним весьма нередко встречался в частных домах и на собраниях, где обсуждались дела педагогические. Скончался он при мне, я был молитвенником его тогда, да и теперь молюсь за него […] Во дни своей настоящей невзгоды я осмеливаюсь обратиться к Вам […] с покорнейшей просьбой: мой сын (зять) Николай Юрьевич Варжанский совершенно случайно попал под арест: вошел в квартиру протоиерея Восторгова, где в это время производился обыск, и вместе с другими был арестован и отправлен сначала в следственное предварительное заключение, а потом переправили его в Бутырскую тюрьму. И в газетах было написано и словесно слышал от лиц, заслуживающих доверия, что за Варжанским вины, за которую следовало бы посадить в тюрьму, не найдено. Невзгоды были в семье Вашего дорогого родителя, они касались и Вас, и Вы были дороги для своих родителей. Тяжело и мне переносить невзгоду моей дочери и своего сына (зятя). Покорнейше прошу принять участие в моем горе: благоволите отпустить моего зятя от всяких преследований и от тюрьмы, или же отдать его мне на поруки. Он человек благонамеренный, советское правительство признает и подчиняется ему, каких-либо контрреволюционных выступлений нигде никогда не имел, он проповедник Слова Божия — миссионер, и только. Прошу Вас<…> ради памяти Вашего родителя, моих заслуг по отношению к вашей родной сестре Марии Ильиничне в деле образования и воспитания, помочь мне в моем горе: освободить Варжанского из тюрьмы и возвратить его в семью…"[18] Ответа на это письмо не последовало.
21 июля 1918 года протоиерей Неофит по предложению Александра Дмитриевича Самарина отслужил в храме панихиду по «убиенном новопреставленном бывшим царе Николае». Вечером того же дня сотрудники ВЧК арестовали священника. Протоиерей Неофит был обвинен в «агитации против советской власти», что «служил панихиду по «помазаннике Божием» Николае Романове». 17 сентября 1918 года Президиумом Коллегии отдела по борьбе с контрреволюцией, который состоял из трех человек, протоиерей Неофит был приговорен к смерти. Расстрелян он был на Калитниковском кладбище.

1 Отчет о состоянии Симбирского епархиального женского училища в учебно-воспитательном отношении за 1893−94 учебный год, — Симбирские епархиальные ведомости, 1895, N 1−2, с.5−6.
2 Любимов Н., священник, Слова и речи, М., 1903, с. 44−45.
3 Любимов Н., свящ., Слова и речи, с. 226.
4 Любимов Н., свящ., Слово в день тезоименитства Государыни Императрицы Александры Феодоровны. (О необходимости образования и воспитания для человека),љ - Слова и беседы, М., 1914, 2 изд., с. 264.
5 Любимов Н., свящ., Слова и беседы, с. 266.
6 Любимов Н., свящ., О необходимости заниматься воспитанием детей самим матерям, Симбирск, 1894.
7 Любимов Н., свящ., Слова и речи, с. 236.
8 Любимов Н., свящ.,љ Поучение при вступлении в должность приходского священника, — Слова и речи, с.298−299.
9 Там же, с. 301.
10 Симбирские епархиальные ведомости. 1901, N24, с. 588.
11 Слово и беседы, М., 1914.
12 См. в кн.: Варжанский.Н., Против пьянства телесного и духовного (о «Братцах» и «Беседчиках»), М., 1909, вкладка.
13 Вера и церковь, 1904, N10, с. 810.
14 Любимов Н., прот., Власть самодержавная, по учению слова Божия и православной Русской церкви. — Слова и беседы, с. 447−482.
15 Там же, с. 459−460.
16 Любимов Н., прот., Слова и беседы, с. 461.
17 Там же, с. 480.
18 ЦА ФСБ РФ. Арх. N Н-80.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru