Русская линия
Православие.Ru Геннадий Калябин12.10.2001 

ЭКСКУРСИЯ В ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДАРВИНОВСКИЙ МУЗЕЙ

25 марта 2001 года для учащихся Сретенского высшего православного училища (ныне — Сретенская семинария) была проведена экскурсия в ГДМ. Экскурсии было дано название «Эволюция мифов», а целью ее ставилось «разоблачение эволюционизма в его логове». Однако, как выяснилось, каких-либо серьезных научных аргументов в пользу «теории эволюции» в данном музее, и видимо, вообще нигде в мире не имеется. Есть только попытки внушить посетителю полную обоснованность и «солидность» предлагаемых концепций, но сами экспонаты (а не пояснения к ним на плакатиках и многочисленные картины художников) отнюдь их НЕ подтверждают.
Музей этот отсчитывает свою историю не со времен «советской власти», как вполне естественно было бы предположить, а с 1907, когда при Высших женских курсах (который часто описывается как некий чудесный «источник просвещения» в Москве) была открыта кафедра дарвинизма, которую возглавил А.Ф.Котс (1879−1964), бывший сам учеником «первого русского дарвиниста» В.О.Ковалевского, супруга которого — брак между ними был сначала фиктивным — Софья Васильевна (урожденная Корвин-Круковская) в свое время изумляла всю Европу своими выдающимися математическими достижениями. Постоянными помощниками Александра Федоровича были его супруга Надежда Николаевна Ладыгина-Котс, таксодермист Ф.Е.Федулов и художник В.А.Ватагин. При советской власти музей весьма значительно расширился, в 1977 было начато строительство нового здания (Вавилова, 57), а в 1995 обновленный музей был торжественно открыт.
На первом его этаже располагается главная экспозиция «Многообразие Жизни на Земле», состоящая из нескольких больших витрин «Обитатели морей и побережий», «Тропический лес», «Африканская саванна», «Горные животные». Представленные в них экспонаты никакого отношения к эволюционным учениям не имеют, а могут скорее рассматриваться как иллюстрации Всемогущества и Премудрости Сотворившего их. Действительно, хитроумные приспособления рыбы-удильщика, сложнейшие конструкции шеи жирафа и хобота слона, способность пингвинов выживать и выводить птенцов в экстремальных условиях Антарктиды, а горных козлов — перепрыгивать через огромные пропасти, никак невозможно объяснить посредством «постепенного накопления полезных изменений», ведь пока эти изменения будут «накапливаться», данный вид живых существ уже вымрет, поскольку жизнь может существовать только непрерывно. Замысел первого этажа именно в том, чтобы привлечь внимание посетителей к интересно сгруппированным комплексам чучел и растений, муляжей камней и растений и начать подсознательное внушение идей о развитии и превращении видов, т. е. обман на 1-м этаже только начинается. В частности, в самом центре зала находятся большие скульптурные гипсовые изображения мегатерия (7 метров) и нелетающей птицы моа (высотой 4 метра), о которых на табличках указано, что они вымерли 2 млн. лет назад (правда, птица была окончательно истреблена охотниками Новой Зеландии то ли в XIII, то ли в XVII веке!). Согласно Библейскому повествованию, эти животные, вместе с огромным числом других видов, не взятых Ноем в Ковчег, погибли во время Всемирного Потопа, который имел место быть совсем недавно (около 55 веков тому назад).
Экспозиция второго этажа называется «Этапы познания живой природы». Начинается она, по музейной традиции, «греческим залом», где имеются изображения Гиппократа (основателя медицины) и других ученых древности. В «римском зале» можно найти, в частности цитату из блаженного Августина, епископа Иппонийского «Источник и Творец жизни — Бог «. Далее показаны инструменты средневековых медиков, картины, изображающие анатомические сеансы и первые анатомические атласы, затем идут микроскопы (первый из них был создан Левенгуком в 1671, т. е. на 62 года позднее, чем Галилей произвел первые астрономические наблюдения с помощью телескопа) и другие старые приборы для биологических исследований. Потом появляется «сам» Дарвин, имеется довольная большая модель корабля «Бигль», на котором он совершил в 1831−36 кругосветное путешествие в качестве натуралиста, и карта его маршрута. В качестве важнейшего биологического объекта, давшего главный толчок к появлению у Дарвина идеи об эволюции, обычно называют несколько подвидов вьюрков, обнаруженных Дарвином на Галапагосских островах в Тихом океане (около 100 км к западу от побережья Эквадора). Эти вьюрки, похожие на зябликов или воробушков, немного отличаются друг от друга размерами и формой клюва: у одних он потолще и используется для раскалывания орехов, у других — более длинный и тонкий, им удобно доставать из земли червяков, у третьих — среднего размера и обычной формы (поедать фрукты). Считается, что именно эти зяблики (их даже называют «дарвиновыми» вьюрками) дали ключ ко всей «теории» эволюции. Глядя на серенькие трупики этих достаточно мелких и жалких птичек, с малозаметными различиями (кроме всего прочего они вполне могут друг с другом скрещиваться), удивляешься чрезмерной зоркости натуралиста, увидевшего в них начало возникновения новых видов. Ведь совсем рядом в Музее имеется огромная красочная витрина, где представлены около сотни разнообразнейших пород собак — от малюсеньких такс до огромныж сенбернаров —, но никому ведь не приходит в голову заявлять, что имеется много ВИДОВ собак (собака и есть собака). Или еще: есть только один вид «человека разумного», существующего в нескольких расах и большом количестве различаемых наций, народов и племен. Точно также и галапагосские вьюрки-зяблики являются примером «микроэволюции», т. е. изменчивости в пределах одного вида. Что же касается дарвинизма, то в нем утверждается именно «макроэволюция», т. е. появление («происхождение») новых видов, качественно отличающихся от ранее существовавших.
Сам Чарльз Дарвин постоянно сомневался в научной обоснованности своих концепций, которые он называл гипотезами и искал им более убедительных подтверждений. Например, хорошо известны три вопроса, волновавшие ум основателя «нового учения» — вопросы эти (вместе с ответами на них) приводятся на одном из многочисленных плакатов, составляющих большую часть экспозиции ГДМ:

Вопросы (Чарльз Дарвин) и ответы (современные эволюционисты)
1. Почему среди ископаемых останков совсем нет «промежуточных видов»?
— Останки «промежуточных форм» существовали, но, к сожалению, до настоящего времени не сохранились (т.е. «были, да сплыли»).

2. Как объяснить резкое изменение типа глаза при переходе от насекомых (много простых глазков) к глазам позвоночных со сложной фокусирующей системой? (сейчас мы эти глаза могли бы уподобить видеокамере, хотя в действительности как раз наши глаза являются прототипами видеосистем, а не наоборот!)
— Некоторые современные рыбы и птицы, обладают в дополнение к обычным глазам и вспомогательными глазками, которые могут различать степень освещенности.

3. Зачем павлину такой необыкновенный по окраске хвост, создающий массу неудобств при движении, и как можно себе представить «историю развития» павлиньего хвоста?
— Огромный и переливающийся хвост дает павлину большие преимущества в привлечении самок.

По серьезности вопросов Дарвина и несолидности даваемых на том же плакате ответов можно заключить, что Дарвина вообще нельзя считать «дарвинистом». На одном из соседних стендов указывается, что первым «популяризатором» идей «великого учителя» был друг Дарвина Томас Хаксли, который распространял их в своих публичных лекциях и многочисленных газетных публикациях (уже тогда имелись «научные рубрики» в периодических изданиях, а сейчас именно СМИ определяют, что научно, а где «мракобесие»). Хаксли выдвинул наукообразные слоганы типа «человек произошел от обезьяны», которые оправдывали безнравственный образ жизни его самого и последователей «нового учения». В связи с этим стоит упомянуть книги об Алисе, написанные английским математиком Доджсоном (псевдоним Льюис Кэролл), содержащие много иронии по поводу новомодной тогда «теории»: вытягивание и сокращение шеи, улыбка кота, остающаяся и после его исчезновения, и т. п. Действительно, в то время (1860-е годы) многим эти новые идеи казались просто смешной и необоснованной чепухой, которую все скоро забудут.
Однако в действительности идеи дарвинизма вызвали весьма позитивное отношение в «широких кругах», а позднее были официально признаны и одобрялись как атеистическим режимом в Советском Союзе, так и фашистскими руководителями Германии: идеями «борьбы за существование» и «выживания наиболее приспособленных» оправдывалось уничтожение «неполноценных» наций, а «истинные арийцы» должны были дать начало высшему, чем человек, биологическому виду «сверхчеловеков», под властью которых на земле должен был быть установлен «новый мировой порядок».
Прямо напротив стенда с вьюрками висит большой портрет августинского монаха с нагрудным крестом. Это — Грегор Мендель, основатель генетики, проводящий свои классические опыты с горохом в монастырском дворе. Результаты наблюдений над 7000 растениями он полностью опубликовал в 1862−68, т. е. в то же самое время, когда стали распространяться и эволюционные «учения». По своему содержанию, открытие Менделем генетического механизма передачи наследственности абсолютно несовместимо с дарвинизмом. Однако ввиду малой популярности математического журнала Моравии, где печатались все труды Менделя и того факта, что сам он был «всего лишь» школьным учителем математики, генетика оставалась совершенно неизвестной в Европе до 1900, когда журналы с работами Менделя были найдены и прочитаны Вейссманом и Морганом и перепроверены ими на насекомых (знаменитые плодовые мушки-дрозофилы), мышах и овцах.
Генетика настолько явно противоречит эволюции, что в СССР ученые-генетики в 1930-х жестоко преследовались. Одним из крупных русских генетиков, не пожелавшим отказаться от своих научных убеждений и признать идеологически навязываемые концепции эволюции, был всемирно известный растениевед Николай Иванович Вавилов, скончавшийся от голода в советском концлагере в 1943. Портрет этого православного ученого также можно увидеть на втором этаже ГДМ. В связи с тем, что отрицать, замалчивать или искажать результаты генетики стало уже невозможно, тем более что в 1953 были открыты и материальные носители генетического кода — гигантские спиральные молекулы ДНК, современные эволюционисты перешли к тактике «вовлечения» научной генетики в орбиту дарвинизма. Но поскольку способов неестественного сочетания несовместимых понятий появилось сразу несколько (в разных странах и в разных научных школах), то возникло и много «неодарвинизмов», достаточно непримиримых по отношению друг ко другу. На одном из плакатов представлено даже целое «дерево» различных «эволюционизмов» — всего около двадцати, причем в одном из овальчиков этого плаката есть и идея «о сотворении мира богом» (с маленькой буквы).
Переходя на третий этаж, сразу видишь огромную (во всю стену) биохронологическую таблицу с указанием периодов (архейский, кембрийский, девонский, меловой, юрский и др.). Разумеется, нет никаких объяснений, как все это стало известно и что служит обоснованием приводимым датировкам в десятки, сотни миллионов и даже миллиарды лет: да это ведь и не требуется, ведь посетители уже заранее «узнали» об этом на школьных уроках биологии. В действительности же, все эти датировки появились в начале 20-го века и очень слабо обоснованы, и, кроме того, много раз кардинально пересматривались.
Там же есть реконструкции ставших сейчас весьма популярными динозавров («ужасных ящериц»), не очень большого размера, чуть побольше современных крокодилов. (Было бы интересно выяснить — и это сейчас вполне возможно! — как будут развиваться те же крокодилы и различные другие организмы (растения, насекомые, птицы, млекопитающие, в том числе и люди) при климатических условиях допотопного периода, описание которых можно найти в книге Бытия (повышенные влажность и атмосферное давление — 2−3 атмосферы, равномерная в течение года температура 25−30 градусов). Отдельные исследования этого рода проводились в Японии, причем были получены помидоры весом до 6 кг, но продолжения этих опытов не последовало.) Имеются и отдельные части скелетов действительно гигантских ящеров. В других палеонтологических музеях, например, в казацком городе Верном, который именуется сейчас «Алматы», есть почти полные скелеты диплодоков (поперечные размеры до 5 метров, длина более 15 метров), занимающие целые залы, в которых ходят экскурсанты или проводятся научные семинары (прямо внутри реберного каркаса). В ГДМ таких экспонатов нет, вместо них — живописные картины с изображениями всего ассортимента исчезнувших рептилий. Там же — прекрасные и многочисленные комплекты чучел лосей, оленей, медведей, волков, лис, зайцев, рысей, тигров и т. д. Непонятно только, каким образом все это соотносится с эволюцией.
Далее следует зал «Происхождение человека», важное место в котором занимает стенд с двумя наборами черепов — обезьяньи (разных видов) и человеческие. Без какой-либо подготовки сразу же видно, где какой череп, поскольку у всех обезьян (в отличие от людей) система «челюсти-зубы-нос» существенно выдвинута вперед (как у собак). НИКАКИХ ПРОМЕЖУТОЧНЫХ форм черепа не экспонируется. Имеется, правда, плакат, на котором даны названия предполагавшихся «предков» (синантроп, питекантроп, яванский человек, австралопитек) и сообщается, что соответствующие материальные подтверждения «фрагментарны и не вполне достоверны». Например, «пилтдаунский человек», бывший в первой половине 20 века главным «кандидатом в предки», оказался сфальсифицированным с помощью напильника из челюсти гиббона и человеческих зубов, обработанных для придания им «более древнего вида» хромовыми квасцами (считается, что эту тонкую подделку организовал «всемирно известный мыслитель» и палеонтолог иезуит Тейяр де Шарден). Разумеется, никогда не было находок даже половины черепа «обезьяночеловека» и все рассуждения основываются на малых фрагментах разрозненных костей (причем найденных в разных слоях). Зато есть скульптурная (из металла черного цвета) группа «первобытных» людей, мускулистых, сильно обросших и достаточно свирепых, но вполне походящих на современных туристов, проживших месяц в тайге.
Показаны различные орудия, поделки и типы жилищ «древних», в которых некоторые «отсталые» народы проживают и по сей день (шалаши, юрты и т. п.). Заключают экспозицию фотографии современного города, в котором обитают птицы, собаки, кошки, крысы и другие животные, «адаптировавшиеся» к жизни на грязных помойках. Последний стенд на третьем этаже ГДМ называется «Экология жилища человека». На нем мы видим манекен человека за кухонным столом, он пьет что-то из чашки, на подоконнике аквариум с рыбками и клетка с птичками, под столом бегают тараканы, на стеклах мухи, в углу — паук, из-под шкафа выглядывают мыши. Все это также «вполне убедительно» иллюстрирует «процесс эволюции».
Двигаясь к выходу, посетители вновь видят с балкона зрелищные композиции обитателей различных природных зон, с которых началось их «увлекательное путешествие в мир эволюции».

ПРИЛОЖЕНИЕ-ШУТКА
Нелепость приводимой в ГДМ аргументации стала бы всем и совсем очевидной, если бы на третьем этаже были бы еще установлены витрины, стенды и плакаты примерно такого содержания:
«ЭВОЛЮЦИЯ КЛАССА ЭЛЕКТРОННЫЕ (ELECTONICAE)»
В настоящее время представители класса «Электронные» получили широкое распространение на суше и в воде, в воздушной среде и даже в космическом пространстве.
Первые (весьма неразвитые) представители примитивного типа «Электрические», семейства «Гальванические», появились более 200 лет назад в некоторых районах Центральной Италии. В дальнейшем они проникли в Германию, Францию и другие европейские страны, а в настоящее время их можно в изобилии встретить на всех континентах. Они прекрасно приспособились к паразитическому обитанию внутри более высокоразвитых устройств, в основном, портативных. К этому же примитивному типу относятся конденсаторы и резисторы, выключатели, клеммы, разъемы, размеры которых могут варьироваться от долей миллиметра до нескольких метров, а по массе они могут быть от нескольких миллиграмм до многих тонн. Отметим также семейство проводов, обычно объединяющихся в жгуты и кабели, достигающие в длину сотен километров и пересекающие иногда целые океаны.
Последовавшие в 19 веке мутации, в особенности благотворное гибридное скрещивание с устройствами семейства Магнитные и более древних классов Механические, Тепловые и Оптические, привели к появлению на территории Европы многих новых типов: Электромеханические (реле, телеграфные аппараты, электромоторы, трансформаторы, генераторы), Электротермические, Термоэлектрические и Фотоэлектрические (электронагреватели, термопары, фотоэлементы) и Электрохимические (аккумуляторы, гальванические ванны). В конце 19 века в Северной Америке возникает (позднее сильно развившееся) семейство электроламп, а на Восточном побережье Финского залива — первые (весьма несовершенные) радиоприемники и передатчики. В процессе накопления приобретенных положительных качеств (передающихся к следующим поколениям устройств) постепенно возникла высокосовершенная приемо-передающая аппаратура, способная к быстрому переносу на огромные расстояния звуковой, зрительной и других видов информации.
Многие электронные приборы состоят из вакуумной колбы, в которой на различных расстояниях располагаются металлические электроды, соединяющиеся со штырьками, выходящими наружу колбы, посредством которых осуществляется взаимодействие прибора с другими частями электронного устройства, обеспечивающее разнообразие его функций (выпрямители, усилители разных диапазонов, гетеродины, мультивибраторы, блокинг-генераторы, фильтры, стабилизаторы и т. п.). Начиная с середины 20 века, электроламповая структура все больше вытесняется так называемой полупроводниковой элементной базой (диодами, триодами, полевыми транзисторами), а с 1980 — и разнообразными микросхемами. Несмотря на большие изменения во многих внутренних узлах, общая схема функционирования всех электронных систем в основном сохраняется той же и на более высоком уровне. Это доказывает диалектическое развитие по спирали, гомологичность частей у различных видов устройств, а это в свою очередь свидетельствует о том, что считающиеся сейчас наиболее развитыми виды произошли от простейших. В качестве весьма многочисленных промежуточных форм можно указать на гибридные устройства, соединяющие в себе ламповые, транзисторные и микросхемные узлы, а также достаточно старые электромеханические и оптические (магнитофоны, телевизоры, видеокамеры, микроволновые печи).
Вершиной класса «Электронные» считается семейство «компьютеры», именующиеся также буквосочетанием «ЭВМ», которое возникло немного раньше транзисторов. Вначале это были гигантские по габаритам и энергопотреблению системы, состоящие из десятков тысяч радиоламп, резисторов, конденсаторов и других функциональных узлов. Под влиянием окружающей среды и естественного отбора возникали и заполняли все ниши наиболее приспособленные компьютеры, которые научились использовать транзисторы и микросхемы, и имеющие поэтому преимущества в выживании и размножении — огромную оперативную память и скорость обработки сигналов. Именно такие компьютеры занимают доминирующие позиции в мире. Они обитают повсюду: в министерствах и администрациях, в банках и офисах, в институтах и школах, на всех видах транспорта, проникают в квартиры и в портфели. Сейчас идет интенсивный процесс дальнейшей эволюции, когда компьютеры начинают собираться в локальные сети, а те — в общую, охватывающую весь мир глобальную сеть.
Текст, находящийся сейчас перед глазами читателя, произведен персональным компьютером, принадлежащим к недавно появившемуся виду «PENTIUM».
Здесь автор прерывает набор этого бреда, хотя он ведь никак не более бредов, чем рассуждения об «эволюционных биологических процессах», вполне серьезно предлагаемые и даже навязываемые посетителям ГДМ!


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru

Подробное описание интим магазин у нас.