Русская линия
Русский дом Николай Леонов16.05.2012 

Судьба языка — судьба народа

Глядя на всё, что творится в последнее время на родной русской земле, всё чаще вспоминаешь безсмертные слова волшебника русского языка писателя Ивана Сергеевича Тургенева: «Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома?»

Эти слова написаны в XIX веке. А сейчас русский язык, эта «последняя опора и поддержка» нации, опасно зашаталась. Изо всех уголков некогда великой Руси слышны отчаянные крики о помощи гибнущему русскому языку. Наша плодороднейшая лингвистическая нива, на которой трудились гиганты мировой литературы, на глазах зарастает чертополохом сквернословия и новояза. Катастрофически сужается ареал русского языка. Как не вспомнить библейскую притчу о Вавилоне, где люди, утратив единый язык, рассеялись по свету и не смогли реализовать свой амбициозный проект строительства башни.

Вавилонский сценарий был разыгран с абсолютной точностью в Советском Союзе, когда в течение всего одного года (с января 1989-го по январь 1990 г.) в 11 союзных республиках были приняты законы о языке. Русский язык как язык «имперского центра» был поставлен практически вне закона. Это была прелюдия к ликвидации и самого Советского Союза. Политические амбиции оказались сильнее, чем все остальные интересы, связанные с развитием экономики, науки, культуры и т. д.

Русский язык, как и все остальные, выполняет массу функций, охватить которые невозможно в одной статье. Поэтому я ограничусь ролью языка как мощного политического инструмента. Можно считать аксиомой утверждение: «Чем сильнее государство, тем влиятельнее язык его народа». Русский язык, как и православная вера, не насаждались насильно на территориях, которые присоединялись к России, но в других частях света дело обстояло совсем иначе. Завоеватель, как правило, принуждал покорённое население принимать его веру и его язык. Весь американский континент говорит только на четырёх языках: английском, испанском, французском и португальском, т. е. на языках своих колонизаторов. Исчезли навсегда языки инков, ацтеков, майя, которые были государственными языками великих самобытных империй. А что уж говорить о языках североамериканских индейцев.

Индия, Пакистан, Канада, Австралия, Новая Зеландия и пр. считают английский язык своим официальным языком, поскольку они были завоеваны Великобританией. Но часть Канады (провинция Квебек), в своё время бывшая колонией Франции, до сих пор говорит по-французски и стремится к отделению.

Любопытно, что и сам доминирующий в мире английский язык тоже не является языком коренных жителей нынешней Великобритании. Он не более чем продукт смешения двух волн европейских вторжений на Британские острова: сначала (в V веке) англо-саксонских племён немецкого происхождения, а потом (в XI—XV вв.еках) норманно-французских. Делопроизводство в судах и в парламенте Англии стало вестись на нынешнем английском языке только в XV веке.

Принцип дискриминации языка побеждённого заметен даже в подборе официальных языков ООН, каковыми являются: английский, французский, китайский, русский (это языки победителей во Второй мировой войне), а также испанский и арабский (как наиболее распространённые в мире), но нет ни немецкого, ни японского, ни итальянского.

Языки побеждённых превращаются в так называемые мёртвые либо вообще стираются из памяти человечества. Сюда относятся языки Древнего Египта, Древней Греции, латинский язык, (сохранившийся только в науке) и др. Только узкие специалисты могут припомнить язык Карфагена, Трои, Финикии и уже упоминавшихся инков, майя и др.

В мире есть один пример, который напоминает нам о возможности воскрешения из мёртвых языков при очень сильной субъективной потребности и недюжинной политической воле. Речь идёт об иврите, языке древнего Израиля. Как известно, в I веке нашей эры коренное население Израиля подняло восстание против римского господства. Тогдашний император Тит жестоко подавил восстание, ликвидировал имевшиеся органы местного самоуправления, разрушил Храм Соломона. Евреи в массовом порядке стали эмигрировать в Месопотамию, в Европу (через Балканы), в Северную Африку и дальше на Пиренейский полуостров. Короче: Израиль исчез как государство (кстати, тогда-то и появилось впервые понятие Палестины), евреи как единый народ, иврит как единый язык. Прошло почти 2 тысячелетия, в 1947 г. по решению ООН было создано государство Израиль, и официальным языком этого нового государства был объявлен именно иврит. Это была искусственная реанимация языка, потому что основная масса евреев, проживавших в разных странах мира, говорила к этому времени на идише, являвшемся одним из вариантов немецкого языка.

Все эти примеры подчёркивают теснейшую связь языка с политикой. В русской истории имеется немало случаев, когда даже неодушевлённые предметы или части тела, называвшиеся «языками», наказывались за политические преступления. Распространителям антиправительственных слухов или информации отрезали языки. У колоколов, звон которых созывал горожан на бунты, вырывали «языки» (так называется металлическое било). Наверное, как горькое напоминание о тех временах сохранилась поговорка: «Язык мой — враг мой».

Когда мы сегодня говорим о нашем родном русском языке, то мы учитываем накопленный исторический опыт человечества, видим тесную связь языка с судьбой народа, с состоянием его государства. Катастрофическое падение роли России в мире после событий 1991 года (после распада СССР), безконечно затянувшийся социально-экономический кризис, отсутствие ясной программы и политической воли для выхода из застойного состояния признаются далеко не всеми политическими силами страны. Мы ещё жонглируем словами о «величии» России, о «светлом будущем» и т. д., но почти все согласны с тем, что погибает наш русский язык, хотя его хирение отражает со стопроцентной точностью деградацию государства и общества. Это происходит потому, что говорить о кризисе языка можно, не раздражая «государево ухо», а проецировать эту критику на другие устои недопустимо.

Формально о русском языке заботятся все. «Мы за бедных, мы за русских» — гласил предвыборный лозунг партии В. Жириновского ЛДПР. Но программа этой партии даже не содержит слова «русский». Вообще, как только заканчивается избирательная страда, ЛДПР русским вопросом больше не заморачивается. Совсем недавно на помощь «Единой России» пришёл Конгресс русских общин Д.Рагозина. Но от этого слово «русский» не появилось ни в программе «Единой России», ни в речах президента и премьер-министра на предвыборном съезде.

Указом президента Д. Медведева в России установлен «День русского языка», который должен ежегодно отмечаться 6 июня, в день рождения А.С.Пушкина. Возьмите на себя труд, дорогие читатели, обратить внимание, как буднично, безцветно пройдёт этот «День». Поделитесь своими наблюдениями и комментариями с нашим журналом «Русский Дом».

Реальное отношение наших управленцев к русскому языку выражается в постоянном сокращении учебных часов, отводимых в школах на его изучение. Именно таким управленцам было адресовано выражение К.Г.Паустовского, ревностного защитника русского языка: «Человек, равнодушный к своему языку, — дикарь. Он вредоносен по самой своей сути, потому что его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему своего народа». Под «руководством» таких «дикарей» происходит реальное одичание нации. Школы выпускают малограмотных абитуриентов, из них со временем вырастают примитивные обыватели, которых называют «офисным планктоном», убогие щелкопёры и вещатели, коротающие свой век в средствах массовой информации. В результате этой политики в государственных ведомствах, таких как Министерство иностранных дел и др., руководство вынуждено создавать курсы русского языка, чтобы худо-бедно залатать дыры в образовании чиновников.

В российских судах всё чаще стала возникать потребность в привлечении переводчиков при рассмотрении дел российских же граждан, признающихся в том, что они не понимают русского языка, являющегося по действующей Конституции 1993 года государственным, а следовательно, обязательным для судопроизводства.

Наша армия испытывает растущие трудности в комплектовании вооружённых сил грамотными во всех отношениях, и в языковом в частности, кадрами. В XIX веке после успешной франко-прусской войны тогдашний канцлер Германской империи Бисмарк публично заявил, что эту войну «выиграл немецкий учитель», обучивший и воспитавший немецкую молодёжь. Теперешние россиянские «образованцы», наверное, и не знают этих уроков истории.

Что-то непоправимое случилось с нашими управленцами, которые упорно, даже пренебрегая вопросами безопасности государства, отпихивают русский язык на политическую обочину. Ещё в 1995 году при президенте РФ был создан Совет по русскому языку, но в 2003 г. он был распущен и больше не созывался.

Начиная с 1996 года разрабатывается и осуществляется Федеральная целевая программа под названием «Русский язык». Каждая программа рассчитана примерно на пять лет. В течение 1996—2011 гг. (в трёх программах) в ФЦП фигурировала задача: «поддержка русского языка как национального языка русского народа», а в 2011 году по чьему-то недогляду или по злому умыслу эта задача вдруг исчезла. В предыдущие годы к разработке этих целевых программ привлекались Российская академия наук, МГУ и другие научные центры, а теперь почему-то всем занимаются только чиновники из Минобрнауки и Россотрудничества.

Перед новой (действующей) программой поставлены те же задачи, что и перед предыдущими, за исключением заботы о русском языке как родном для русского народа. За русским языком оставлена роль государственного языка РФ, средства межнационального общения, основы развития интеграционных процессов и даже удовлетворение языковых потребностей соотечественников за рубежом. Но вот русскому народу в России в родном языке отказано. Мой и ваш язык по государственной документации превращён в безплотный эсперанто, который выполняет только функции общения. Сразу добавлю, что все языки национальных автономных республик РФ защищены законами как языки своих народов — титульных наций. Русский язык оказался сиротой в России. В нашей многонациональной стране это выглядит как грубая дискриминация, а в стратегическом смысле является опасной политической ошибкой.

Не надо удивляться, что журнал «Русская речь», издающийся Институтом русского языка, выходит тиражом всего в 1080 экземпляров, а журнал «Русский язык за рубежом» (за границей РФ проживает более 30 млн русских) — тиражом в 3 тыс. экз. Никому из власть имущих они не интересны.

Кто сами себя называют «элитой» в России, частенько подпадали под обаяние иностранщины. Русские люди в этом году будут отмечать 400-летие освобождения Москвы от польских захватчиков и 200 лет победы в Отечественной войне 1812 года, но даже стыдно вспоминать, что большая часть нашей элиты тех времён преклонялась перед супостатами. Польский язык был популярен среди тогдашних верхов. Они были даже готовы признать польского королевича Владислава русским царём, если бы тот согласился принять православную веру. Лишь записное польское чванство да непомерные аппетиты Ватикана не позволили совершиться исторической трагедии.

В начале XIX века, когда русская армия уже вела сражения с Наполеоном на дальних подступах к России, большинство великосветских семей общались между собой на французском языке, их барышень и недорослей учили французские гувернёры.

Про теперешних «господ из элиты» другого слова, как «пресмыкающиеся», и применить нельзя. Они и шагу не сделают, и слова не скажут без оглядки на Запад. Они копируют всё тамошнее, правда, не всегда удачно, но уж нелюбовь ко всему своему брызжет у них изо всех дыр. Себя они «по-западному» называют «креативным классом» (по-русски это означает «творческим»), но их болезненная тяга к жизни по чужим лекалам выдаёт их полное несоответствие заявленным претензиям. Эти люди принадлежат к ярко выраженному лакейскому типу. Они переписывают с учётом личных интересов чужие законы, разучивают по примеру западных коллег манеру поведения (отрабатывают «имидж»), вызывают на дом «визажиста», а не парикмахера, за покупками ездят в «маркеты», «шопы» или «бутики» и т. д. Наше телевидение сплошь состоит из заимствованных программ, испорченных к тому же нашим языковым мусором.

Если в Соединённых Штатах телеведущий может быть оштрафован до 4 млн долларов за применение ненормативной лексики, то у нас бывший министр культуры и телевизионный завсегдатай М. Швыдкой может с пеной у рта доказывать правомерность публичного употребления мата и уголовного жаргона. Им русский язык — «до лампочки», пользуясь их же жаргоном. В теперешнем Большом театре ставят оперу «Дети Розенталя» по роману скандального писателя В. Сорокина, слушать которую нормальные люди считают неприличным.

Неудивительно, что при таком отношении российских властей к русскому языку интерес к нему катастрофически быстро падает даже в ближнем зарубежье. По данным А.В.Докучаевой, заведующей отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ, в настоящее время на Украине, в Белоруссии, Азербайджане, Армении, Грузии, республиках Прибалтики родители хотели бы послать своих детей учиться скорее в Европу или США, чем в Россию. Только в Таджикистане и Киргизии российское образование пока остаётся предпочтительным перед образованием в других странах. Падает даже использование русского языка в быту: на Украине ещё в 2005 г. 49% респондентов пользовались в быту русским языком, а через три года эта цифра упала до 35%. По большому счёту, это катастрофа.

В феврале 2012 года в Киеве состоялся протокольный приём по случаю 20-летия установления дипломатических отношений между Украиной и Россией. И приехал на тот приём из России бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ, а потом первый заместитель министра иностранных дел демократической России Борис Пастухов. В своей речи (заранее заготовленной) он буквально брякнул следующее: «В 1997 г. некоторые российские политики рассуждали о том, что на Украине должно быть два государственных языка. Тогдашний министр иностранных дел Евгений Максимович Примаков и ваш покорный слуга понимали, что в любом нормальном цивилизованном государстве должен быть один государственный язык». Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Расписался г-н Пастухов и в своём предательстве интересов русских на Украине, и в своём круглом невежестве. В одной Западной Европе есть по крайности три государства — Швейцария, Бельгия, Финляндия, — в которых сосуществуют по три и более государственных языка, что не наносит никакого вреда гражданским правам.

Закончу статью памятным для меня эпизодом, случившимся в 2004 году в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Я приехал туда вместе с группой недавно избранных новых членов Государственной Думы РФ. Предполагалось поучить нас немного азам западной демократии. После выступления перед нами Генерального секретаря НАТО Яаапа де Хоопа Схеффера я задал ему вопрос: «Почему в Бельгии, штаб-квартире НАТО, безболезненно сосуществуют три государственных языка — нидерландский, французский и немецкий (на котором, кстати, говорят всего 1—2% населения), а в Латвии, стране — члене НАТО, отказывают в праве пользоваться своим языком 35% населения, состоящего из русских?» Надо было видеть, как скукожилось лицо этого серенького голландского чиновника, вознесённого на высокий пост. Он долго жевал губами, стучал костяшками пальцев по кафедре, сопел, а потом наконец выдохнул: «Видите ли, это вопрос внутренней политики каждого государства, в которую мы не вмешиваемся».

http://www.russdom.ru/node/4999


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru