Русская линия
Православная газета г. ЕкатеринбургСвященник Димитрий Березин15.05.2012 

Безмолвная трагедия
Беседа со священником Димитрием Березиным в эфире телеканала «Союз»

— В эфире очередной выпуск программы «Беседы с батюшкой», в студии Александр Сергиенко. Сегодня у нас в гостях шеф-редактор журнала для пап «Батя» священник Димитрий Березин. Тема нашей беседы — покаяние отца в аборте.

Батюшка, скажите, какова роль отца в принятии этого решения?

На ком ответственность?

 — Прежде чем говорить о роли отца в принятии решения об аборте, хотел бы остановиться на причинах абортов. Их несколько. Прежде всего, это подростковые половые отношения, когда молодые люди еще не готовы создать семью. Потом отношения в «гражданском браке», то есть фактически сожительство вне брака. Бывают ситуации, когда сложные взаимоотношения, когда в результате беременности может родиться больной ребенок.

Только по официальным данным, в России мы имеем около полутора миллионов абортов в год, это больше, чем, например, население города Самары. По неофициальным данным, эта цифра занижена раза в два. Вот недавно трагедия произошла в Тюмени — разбился самолет, более тридцати человек погибших. Безусловно, мы скорбим об этом, но в той же Тюмени ежедневно более 30 детей умирают при аборте. Если по поводу самолета Президент звонил губернатору, то по поводу абортов никто никому не звонит. Это такая безмолвная трагедия в нашей стране.

Какова роль отца в принятии решения об аборте? Я бы сказал, главная — он же глава семьи. Мы видим, что если беременность происходит в семье, где хорошие взаимоотношения между супругами, тогда мужчина гораздо глубже чувствует состояние супруги и вопрос об аборте просто не возникает. Когда же беременность наступает в результате внебрачных или некрепких внутрисемейных отношений, тогда супруги сталкиваются с этой проблемой.

— Но разные ситуации бывают. Я слышал, что к священнику приходили пары и просили благословения на аборт, потому что у них было уже пятеро детей и шестого они не потянут. С другой стороны, были пары, которые сожительствовали, но растили детей. Есть ли четкая зависимость — если отношения официальные, вероятность абортов будет меньше?

 — Официальные отношения — это определенное доверие друг к другу. Люди показывают, что не только морально готовы разделить семейное бремя, но и отвечать за это перед законом. Церковь поддерживает мнение, что зарегистрированный брак крепче.

— Как отец может обосновывать необходимость совершения аборта?

 — Если говорить о внешних причинах, самый стандартный штамп: зачем плодить нищету? Но опять же, опыт семейных пар многодетных показывает, что среди них большое количество семей достаточно обеспеченных: мужчина, который берет на себя ответственность за семью, за детей, и на работе более успешен. Понятно, что каждый ребенок — определенная для семьи материальная нагрузка. Есть хорошая поговорка, что Бог на детей подает.

— Батюшка, помимо материальной необеспеченности, которая, на первый взгляд, может казаться объективной, какие еще могут быть причины?

 — Неготовность быть родителем. Причем она может называться по-разному. Очень часто родители молодого парня и девушки сами подталкивают детей к принятию решения об аборте — они «не закончили образование, не сделали карьеру какую-то начальную, не заработали на квартиру». Как это ни прискорбно, потенциальные бабушки и дедушки сами себя лишают радости.

— Просто не зная еще, что это такое.

 — Может быть. Бывает, что женщина, которая сама сделала аборт в свое время, может подталкивать к аборту и своих детей. Еще одна не менее важная причина — неуверенность женщины в мужчине.

— Мы говорим, что муж может и косвенно влиять на совершение аборта женой, просто не принимая участия в семейной жизни. Он может даже не знать об этом, но быть причиной потому, что просто создает для жены нестабильные и неестественные условия.

 — По большому счету, да. Мне очень трудно представить жену, которая без видимых причин пойдет на аборт просто потому, что ей не хочется ребенка.

— Батюшка, а мама многодетная у нас в состоянии работать и материально обеспечивать семью?

 — Потенциально, да; очень большую помощь могут оказать бабушки и дедушки. Если они готовы помогать своим внукам, тогда и мама может работать. Кроме того, есть такое понятие, как семейный детский сад, хотя он еще недостаточно сильно развит. Когда детей из нескольких семей в одной квартире объединить, то мама может получать и зарплату воспитателя.

— Мы уже сказали, что в совершении аборта есть и вина отца. А если отец не настаивал на совершении аборта, но и не отговорил — это равносильный грех?

 — Я думаю, что да. Одно дело, если он не знал, что жена делает аборт, а потом узнает об этом. Это, в принципе, потенциальное церковное обоснование для расторжения брака. С другой стороны, не отговорить — это молчание, которым предается Бог, и этим молчанием разрушается семья.

Я не думаю, что сам по себе развод что-то решит. Он ребенка не вернет. Но есть такое понятие, как послеабортный синдром: чисто психологические последствия аборта приводят к изменению отношений супругов, раскалывают семью.

Психологи фонда «Семья и детство» отмечают, что около 80% женщин, которые приходят на аборт, говорят, что приняли такое решение, потому что муж против ребенка. И у нас в Церкви сейчас сложилась такая практика, что женщина должна нести какую-то епитимью за аборт. Но я из опыта своего припомню, может быть, единичные случаи, когда мужчина бы каялся, что его жена сделала аборт, хотя, по сути, мужчина несет большую ответственность, чем женщина.

Хорошо бы вспомнить об обязанностях

— К сожалению, в России люди, которые защищают права женщин, говорят, что «женщина вправе распоряжаться своим телом», называя ребенка частью тела. А мужчина якобы никакого права не имеет распоряжаться телом женщины и не может решать за женщину, делать аборт или не делать.

 — Я бы говорил не о борьбе за права, а о борьбе за обязанности. Все знают, какие у них права есть, а вот про обязанности как-то забывают. С точки зрения церковной, ребенок — это дар Божий, который дается мужчине и женщине, это не наша собственность, это не наш орган. Как они к нему отнесутся, выбросят ли эти дары? Может ли мужчина принимать решение за женщину? Я думаю, что в семье — да. В семье муж должен быть главой, на нем лежит ответственность за семью. За материальное обеспечение, за психологическое, духовное состояние его подопечных, его супруги и его детей, поэтому муж должен первым принимать решение, но хотелось бы, чтобы оно было положительным.

— А решение делать аборт — это его ответственность?

 — По сути, да. Если он принимает такое решение и жену к этому склоняет, она, конечно, может отказаться. Но отношения любви между супругами разрушатся. Если же муж заставит жену сделать аборт, и это решение подрывает и разрушает семью.

— В любом случае убийство ребенка разрушает семейные отношения, независимо от того, кто и как принимал решение. Получается, что в профилактике нужно работать больше с отцами, чем с матерями?

 — По большому счету, да. Говоря о профилактике, могу отметить, что у нас сейчас тому, как жить в семье, никто не учит. Я уже не говорю, что многие родители не являются хорошими примерами и не могут научить своих детей жить в хорошей, правильной семье. Более того, и в школе это не преподается. Раньше был предмет «Психология и этика семейной жизни» — плохой ли хороший, но он был. Потом были попытки ввести какое-то половое воспитание; слава Богу, сейчас они прекратились.

В нынешнем году при Патриархе появился Комитет по защите семьи и материнства. И было бы очень здорово, если бы первый шаг они сделали в направлении объединения усилий министерства образования, Церкви и тех, кто заинтересован в этом, для создания предмета в школе — назвать его, например, «Семейное воспитание» или «Жизнь в семье». Я не вспомню сейчас ни одного фильма, кроме детских, где бы не было пропаганды внесемейных отношений до брака или же пропаганды измен. И молодежные сериалы, и художественные фильмы — везде институт брака отсутствует, а существуют отношения между мужчиной и женщиной, которые Церковь называет блудом. И если бы в школе преподавался такой предмет, который учил бы целомудрию в церковном понимании, более глубоком, мне кажется, это очень сильно помогло бы решить проблему, и воспитания отцов в том числе.

— Так складывается только в наше время или это было всегда, что мужчины себе позволяли не быть главой семьи в полном смысле этого слова, устраняться от этого решения или даже препятствовать росту семьи?

 — Какой-то статистики или развернутой информации у меня нет. Но мы знаем некий образец воспитания, когда за детьми ухаживали няньки или кормилицы. Если русскую историю вспомнить, нам очень часто будет попадаться такое понятие, как кормилица, то есть женщина, или дядька, например, который вплоть до взрослых лет ухаживает и воспитывает ребенка. Отец и мать тоже участвовали в воспитании, но не настолько активно. По поводу того, хотели ли мужчины остановить рост семьи — большинство все же были люди верующие, и, мне кажется, даже вопрос такой не возникал: рожать или не рожать, поэтому, наверное, в семьях и было всегда много детей.

К примеру, аборты были распространены в России где-то в 20-х годах, но с 1937 года по 1955-й они были запрещены. Очень много женщин приходят и каются, что они совершали тогда аборты; сейчас это уже бабушки.

Когда мы в журнале «Батя» эту ситуацию обсуждали, то пришли к выводу, что отрицательную роль сыграло массовое переселение в города, разрушение деревни.

— Но и в сельской местности сейчас не так, как было раньше; невозможно сказать, что вернись все в сельскую местность, и все будет хорошо. Может быть, проблема в том, что уровень притязаний изменился, в частности, у самих мужчин?

 — Конечно. Одно дело, когда мы рассматриваем образ жизни человека как образ жертвенной любви. Другое дело, когда сейчас у нас формируется образ мужчины, женщины, любого человека как потребителя и, конечно же, чем больше детей, тем меньше возьмешь. Это тоже очень важный фактор современности.

Ребенок — всегда дар Божий

— Сергей из Москвы задает такой вопрос: «Что можно посоветовать почитать семьям, которые хотят иметь больше детей, но боятся условий жизни города?».

 — Очень сложно давать конкретные советы, лучше принимать решение о рождении детей, положась на волю Божию.

— Вопрос от нашей телезрительницы: «Аборт был сделан по медицинским показаниям — по мнению медиков, у ребенка просто не было шансов выжить. Хотя потом родила двоих детей с теми же патологиями, уже не слушая врачей. Дети сейчас инвалиды».

 — Здесь два момента. Первый — это медицинские показания, которые ведут к аборту. У нас, к сожалению, ответственность врача за то, что ребенок, родившись, умрет, гораздо выше, чем ответственность за то, что он дает рекомендации сделать аборт. Есть много грустных историй, когда эти показания оправдываются, но немало историй, когда дети рождаются совершенно нормальными. Поэтому здесь полностью верить врачам нельзя.

Мы должны помнить, что Господь нам этого ребенка уже дал, эта жизнь уже есть. Но если рождается ребенок нездоровый или инвалид, опять же для многих это, может быть, пока не осознаваемый, но дар Божий, чтобы люди изменили себя. Мы ведь рождены не чтобы прожить жизнь комфортно, радостно и счастливо, мы же говорим, что живем для жизни вечной. А какова душа будет в конце жизни, как мы изменимся в течение нашей жизни? Господь дает кому-то детей-инвалидов, которые требуют к себе большого внимания, большой заботы, но очень часто я слышу от родителей таких детей, что для них это радость, потому что они научились любить и через это семья стала еще крепче.

— Какие могут быть последствия для мужчины, решившего, чтобы женщина сделала аборт?

 — Во-первых, в большой степени он теряет свою будущую семью, разрушает ее. Дай Бог, чтобы последующие дети, которых, может быть, Господь им даст, радовали семью и чтобы отец раскаялся в этом грехе. Если говорить о последствиях в жизни вечной, это, наверное, зависит от того раскаяния, которое мы принесем в этой жизни.

— Если женщины оказались во время беременности в трудной ситуации, существует ли для них какая-то помощь извне?

 — Да, существует. Если вы прихожане храма или намерены ими стать в ближайшее время, то прихожане будут с радостью помогать вам. Опять же, надо больше иметь веры, больше надежды на Бога, и Господь все пошлет.

Профилактика запрета не отменяет

— Батюшка, звонок — Нижневартовск на связи.

 — Скажите, пожалуйста, почему в нашей стране не запретят аборты? Ведется ли какая-то работа Церковью или в Государственной Думе?

 — Церковь прикладывает максимум усилий к тому, чтобы аборты запретить и ограничить, эта дискуссия ведется постоянно. Другое дело, что не всегда Церковь имеет решающий голос. Есть и противодействие: аборт — это и огромный бизнес, в том числе.

— А может, эффективнее не запрещать аборты, а интенсивнее вести профилактическую работу с детьми с раннего возраста?

 — Я думаю, что да, но эта мера даст свои плоды лет через 20−30, когда нынешние дети вырастут, когда произойдет перемена сознания у родителей этих детей. Боюсь, что у нас просто нет этого времени. Хорошо бы одновременно и то, и то делать, но и запрет мог бы дать большие положительные результаты.

— А журнал, где Вы шеф-редактор, как участвует в этой работе?

 — Мы стараемся больше все же заняться профилактикой, а не просто кричать. Пытаемся показать положительный опыт родительства, положительный образ отцовства. Даем инструмент, во-первых, как с детьми общаться: что с ними делать, куда пойти, чем позаниматься. Показываем примеры отцовства — какие отцы бывают, чтобы будущие родители и настоящие учились быть родителями на достойных примерах.

http://orthodox-newspaper.ru/numbers/at52440


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru