Русская линия
Татьянин день Илья Илюкович,
Игорь Лунёв
15.05.2012 

Кровавая топонимика Петербурга

В конце апреля в одном из «спальных» районов Санкт-Петербурга группа православных христиан распространила листовки, рассказывающие о происхождении названий четырех улиц, связанных с самыми кровавыми страницами советской истории. Главная цель организаторов акции — добиться того, чтобы подобные названия исчезли из топонимики города, носящего имя святого апостола Петра. О сообществе, взявшемся за такую просветительскую работу и о самой акции рассказывает один из ее идейных вдохновителей Илья Илюкович.

— Илья, расскажите о вашей группе, Илья Илюкович а также о ее целях.

 — Наш кружок называется «Санкт-Петербургское русское общество», возник он лет пять назад. В кружок входят православные христиане, и собран он вокруг идеи осмысления истории России, в первую очередь той катастрофы, которая произошла с Россией в ХХ веке. Еще это осмысление той государственности, которая была в нашей стране до 1917-го года. Мы устраиваем ряд регулярных акций, напрвленных на то, чтобы пробудить интерес наших сограждан к истории своей страны. Уже два года каждое последнее воскресенье месяца мы возлагаем цветы к Александровской колонне на Дворцовой площади, с некоторых пор в этом участвует военно-патриотический клуб «Верность». Еще одно наше дело: на Смоленском кладбище есть могила нижних чинов лейб-гвардии Финлядского полка, которые погибли во время одного из покушений на императора Александра II. Эта могила была заброшена, мы стали ухаживать за ней. Кроме того, мы совершаем поездки по местам, связанным с историей Белого движения, в частности, Северо-Западной армии Юденича: среди нас есть священник, он служит панихиды на местах захоронений. Это забытые страницы истории нашей страны. Многим современным людям кажется, что все это не имеет к ним никакого отношения, они заняты собой. Мы же хотим напомнить им об идее служения и пробудить в них историческую память. Мы не являемся монархистами, которые стремятся возродить именно ту Россию, которая была до 1917-го года. Но Россия была монархией в течение нескольких сотен лет, поэтому мы осмысляем и монархию, пытаемся понять, что она значила для русского народа.

 — Ваша недавняя акция связана с необходимостью переименования улиц, названия которых связаны с большевизмом. Как появилась эта идея?

 — К этой акции нас подтолкнул человек, который уже несколько лет борется за переименование улицы Белы Куна. Его зовут Олег Лавров. Он собирал подписи, отправлял их городским властям. Ему в декабре прошлого года пришло письмо, в котором сказано, что улицу переименуют. Но с тех пор ничего пока не изменилось. Мы взяли с Олега пример — у нас в городе много улиц, названных именами тех, кто не должен фигурировать в топонимике. Это имена советских палачей, которые приложили много усилий для разрушения нашей страны.

 — Как проходила эта акция?

 — Мы напечатали листовки с краткими биографиями «товарищей». То есть, мы взяли четыре улицы в Невском районе Санкт-Петербурга — Подвойского, Дыбенко, Антонова-Овсеенко и Латышских Стрелков. Выбрали фамилии наиболее кровожадных людей, про которых проще написать так, чтобы было понятно каждому человеку. Листовки мы разносили по почтовым ящикам и клеили на досках объявлений в подъездах. В акции приняли участие члены «русского общества» и мои друзья, которые поддержали эту идею. Подписи мы не собирали, у нас это была в первую очередь информационная акция. Мы, прежде всего, хотели посмотреть, как отреагируют жители этих улиц на информацию такого рода.

 — А как вы узнаете о реакции граждан?

 — В листовках указан адрес электронной почты. Если будет много откликов, будем собирать подписи. У нас акция проходила в четыре дня, и в последний из этих дней мы стали обращаться к местным жителям с конкретными вопросами. Мы не только раскидывали листовки по почтовым ящикам, но и раздавали их прохожим, спрашивая, что они по этому поводу думают. Надо сказать, что большинство отнеслись к нашей инициативе положительно. И в парадные нас, как правило, пропускали без проблем. Люди даже сами давали нам свои номера телефонов. Хотя находились люди, которые были и против переименования улиц.

— А индифферентизм? Была ли реакция, типа «а зачем это нужно»?

 — Конечно, была, особенно у молодежи. Кое-кто озадачивался тем, что придется менять документы. Хотя по закону в таких случаях это не нужно. И, кстати, разговоры о том, что на переименование улицы уйдет много денег потому, что придется менять таблички, тоже несостоятельны — это стоит сравнительно немного.

 — Вы выбрали улицы в новых районах, у этих улиц нет каких-то прежних, более благозвучных названий. Как Вам кажется, новые названия обязательно тоже должны быть связаны с политикой, с историей?

 — В нынешней ситуации лучше всего были бы какие-то нейтральные, но благозвучные названия. Тут уж пусть решают сами жители этих улиц.

 — Вообще, как Вы думаете, инициатива по очищению города от большевистской символики должна, прежде всего, исходить от власти или от населения?

 — По-хорошему, конечно, это должно быть в первую очередь инициативой властей. Но пока наши власти не особенно рвутся что-то менять в этом направлении. Как я уже сказал, наша акция носила информационный характер — чтобы, даже если улицы не переименуют, люди знали, что у нас в стране не все в порядке с пониманием истории. С другой стороны, мне кажется, что добиться переименования этих улиц вполне реально, особенно, если учесть, что в городе ведутся опросы и по поводу переименования улиц в центре, возвращения им исторических названий. Думаю, в течение лет пяти это может случиться.

http://www.taday.ru/text/1 609 265.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru