Русская линия
Татьянин день Анна Ромашко,
Архимандрит Александр (Заркешев)
11.05.2012 

Православие на земле арабских шейхов

Что остается нам по возвращении из отпуска?Храм во имя апостола Филиппа Горсть ракушек, загар, фотографии, воспоминания, шопинг. ОАЭ не зря считают местом выгодных приобретений. Я, например, купила себе чудную женственную юбку в пол. В религиозной стране эта вещь смотрится гармонично, на Родине, увы, нет. А иные арабские товары не купишь ни за какие деньги. Например, инвалидные коляски, что стоят в изобилии в супермаркете. На них вполне ходячие, но немощные старики в сопровождении детей и внуков разъезжают по гигантским залам и покупают разные мелочи.

Я не смогу купить то великодушное, лишенное слепого почитания буквы закона отношение к людям, которое продемонстрировал мне начальник охраны в дубайском аэропорту. Оказывается, на въезде в страну всем прибывшим фотографируют сетчатку глаза. Мы с детьми тоже встали в длинную очередь на эту процедуру. Но не простояли и минуты. Офицер обвел рукой наш детский коллектив, на излете этого жеста элегантно расписался в визах, отменив тем самым съемку, и препроводил нас мимо этой очереди к пустой стойке паспортного контроля.

Не купишь и не привезешь сюда благообразное поведение религиозных людей, которые избегают греха в соответствии со своими религиозными убеждениями, — трезвость улиц, отсутствие рекламы, уважительную молодежь Вот и получается, что самое драгоценное приобретение — Образ Божий во всем вокруг, усвоенный душой — невозможно купить ни за какие деньги.

Есть на арабской земле православный храм. Его размеры, благолепие, чудесное внутреннее убранство, драгоценные иконы, благоговейные служители и певчие вызывают, без преувеличения, чувство ликования и пасхальной радости. Одним из приобретений нашей поездки стало знакомство с его хлебосольным настоятелем, — архимандритом Александром (Заркешевым), питерским интеллигентом, человеком удивительной судьбы. Так как выходной в мусульманском мире не совпадает с днем воскресения Христова, служба воскресного дня проводится в день пятницы, когда все прихожане церкви апостола Филиппа могут посетить богослужение и помолиться, не пропуская работу. И вот в пятницу, в неделю апостола Фомы, у нас состоялась беседа.

***

«У нас все получается»

Первый вопрос к настоятелю православного храма во имя апостола Филиппа,Архимандрит Александр (Заркешев) и Анна Ромашко архимандриту Александру (Заркешеву), был продиктован моей личной обидой. Да, дорогие единоверцы и земляки, очень тяжело наблюдать благородство иноземцев, не знающих Христа. Больно дается сравнение с родной и любимой землей.

 — Отец Александр, я уже наслышана, что строительство храма здесь — это чудо от начала до конца. Шейх эмирата Шарджа подарил православной общине участок земли в 1800 кв м, храмовый комплекс увенчался голубыми маковками и крестами. И это — в стране ислама, где остальные христианские конфессии довольствуются безликими съемными помещениями наподобие офисов. Как расценить такое отношение к православию в стране, где миссионерская деятельность запрещена и преследуется государством? Меня до глубины души удивляет это благородство.

 — Действительно, к нам прекрасно относятся. Никто нас не трогает, нам предоставлена полная свобода действий, по крайней мере, до тех пор, пока мы не нарушаем закон. Вас поразило благородное поведение арабов? В этом нет ничего странного, вера арабов аврамическая, она ведет свое начало праотца патриарха Авраама. Поэтому, если мы будем сравнивать то безбожное общество, которое сформировалось у нас в России после революции 1917 года, то, конечно, сравнение будет не в нашу пользу. Отечество наше, увы, развратилось, ушло от своих истоков.

Арабам гораздо ближе человек верующий, пусть даже христианин, они не понимают атеистов, они не знают, что от них ждать. Здесь с большим подозрением относятся к людям, которые ни во что не веруют. Поэтому «улица христианских Церквей», на которой стоит в Шардже и наш храм — результат политики мусульманского государства. Видите ли, здесь 80% приезжих, которые, конечно, интегрированы в жизнь эмиратов. Власти страны заинтересованы в том, чтобы их иностранные резиденты были верующими: без веры, духовного окормления в этнических группах могут возникать разные правонарушения. Получается, что в воцерковлении иноземцев есть определенный государственный интерес. Я считаю, это созидательная и уважительная политика.

— А если вернуться к истории строительства храма апостола Филиппа в ОАЭ?

 — История создания нашего храма сплошь состоит из чудес.

С 1995 года я являюсь также настоятелем храма святителя Николая в Тегеране, в Иране. Изредка по просьбам верующих — небольшой группы в три человека — стал приезжать приезжал в Дубай. Сначала по просьбам, потом — по большим праздникам, после, когда община стала расти, начал служить несколько раз в месяц. Сперва — в частных домах, потом — в разных христианских храмах, которые в аренду выделяли нам место для богослужений- в англиканском храме святой Троицы в Дубае, здесь, в Шардже, в армянском храме.

Хочу отметить местную дружбу между христианами разных конфессий: среди иноверцев люди, почитающие Христа, стараются держаться друг друга.

В 2005 году митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл возглавил официальный визит в ОАЭ, имел встречу с шейхом эмирата Шарджа, его высочеством, доктором султаном Бен Мухаммедом аль Касеми. Результатом встречи стало выделение земли на строительство храма. В апреле 2007 года состоялось освящение закладного камня храма апостола Филиппа, чин совершил митрополит Кирилл, наш будущий патриарх. Причем в этой церемонии принял участие также и наследный принц эмирата Шарджа. Храм посвящен святому апостолу Филиппу, который проповедовал здесь Христа в первом веке.

 — Неужели так просто удалось построить такой грандиозный храм?

 — Без сложностей не обошлось. Мы строили наш, так сказать, немаленький храм с крестово-купольной архитектурой и трехэтажным культурно-просветительским центром в самый разгар экономического кризиса. Те, кто нам обещал помочь, разводили руками, строительство было на грани остановки. Был один момент, когда мне пришлось подписать необеспеченный чек. Если бы Господь попустил этому открыться, я бы сел в тюрьму. Но мы крепко верили, что нельзя останавливать стройку и вера наша всякий раз побеждала. И тут один человек — украинский предприниматель Юрий Сидоренко — стал ктитором нашего храма, и мы воздвигли это чудо Божие. Представьте, правитель Шарджи нам разрешили поставить кресты! А ведь кресты здесь запрещены!

— Батюшка, вопрос не для интервью. Мне кажется, или арабы действительно выделяют православие из всех христианских конфессий?

 — Действительно, так и есть на самом деле. И нечего тут скрывать: своей традиционностью мы привлекаем арабов, они очень хорошо, тепло к нам относятся и выделяют нас. Это, конечно, скорее интуитивно, чем осмысленно выходит.

 — Вам запрещено заниматься миссионерской деятельностью, и вы видите картину своеобразного духовного процветания страны с иной верой. Что бы Вам хотелось сказать соотечественникам в России, какой месседж передать?

 — Что имеешь, то не хранишь, да? Те люди, которых вы видели сегодня на службе, — это наши россияне, которые на родине, где открыто столько храмов, ни разу не задумались о своей вере, не ценили ее, в храм не заходили. А приехав сюда и увидев, какую роль играет религия в эмиратах, стали вспоминать о собственных корнях, посещать богослужения, веровать. Я хочу пожелать нашему народу помнить о своем духовном богатстве и не ждать момента, когда потеряем его, чтобы начать ценить, как и получилось у большинства наших прихожан.

 — У российских мусульман сейчас подъем духовной жизни, девушки носят подобие хиджабов, праздники собирают толпы верующих у соборной мечети в Москве.

 — Я не вижу в этом никакой проблемы для России. Видя, как веруют мусульмане, пусть и наш народ ходит в храм, становится верующим.

 — Что удалось осуществить и что нет?

 — Пока все получается! Не будем гневить Бога и жаловаться. У нас все хорошо. Можно, конечно, поставить себе недостижимую цель крестить все население Аравийского полуострова и срочно начать унывать, но мы не будем так делать. Цели нужно ставить реальные. Будем заниматься усилением приходской жизни, организуем паломнический отдел, откроем на приходе курсы вышивки. Будем развивать и дополнять нашу христианскую общину. Например, наше паломничество на остров Кипр увенчалось огромным успехом — мы привезли частицу мощей святого апостола Филиппа!

 — Вы монах, приняли Православие в 12 лет, оставили мирское поприще и посвятили свою жизнь Богу. Вопрос как бы от лица неверующего человека: когда мы приходим ко Христу — от много ли приходится отказаться?

 — Да, мы отказываемся от того, что начинаем считать грехом, но взамен получаем насыщение, полнокровное бытие и понимание, что Христос для нас — это вся жизнь. Он открывает нам удивительные духовные высоты, и через их призму мелкое, житейское, бытовое приобретает другое измерение! Поэтому я считаю, что во Христе мы не отказываемся от каких-то проявлений жизни, но наполняем все настоящим смыслом. Наша ограниченная жизнь в свое удовольствие преображается и границы ее стираются.

— Что вы можете сказать о том, что сейчас происходит в России? Акции против Церкви — провокационные выступления в храме, общественный резонанс, далекий от поддержки Патриарха и православия.

 — Вы знаете, на самом деле то, что позволили себе девушки — не просто кощунство. Это страшно. Это преступление не просто против Церкви или православной веры. Это нехорошее событие для государственной жизни. Видите ли, законопослушание — это хрупкая материя, из которой созидается правопорядок и законность в стране, она веками вырабатывается в народе, нет у этого явления механизмов каких-то искусственных, это нравственная категория. А рушить законопослушание легко, к сожалению, как и нравственный потенциал нации — неосязаемое богатство, но на нем все держится. Здесь, в этой стране такое представить совершенно невозможно. Народ любит свою веру, это норма! Государство — это люди. Можно издать прекрасные законы, которых никто не будет слушаться.

Патриарха Кирилла я знаю очень давно. Я был у него иподиаконом, ходил в храм, в котором он служил, слушал его проповеди с 12 лет. Еще мальчиком я восхищался митрополитом Кириллом. Потом годы работы в Отделе внешних церковных сношений позволили хорошо узнать будущего Святейшего. Его личность — очень большого масштаба на самом деле. Святейший владыка — необыкновенно работоспособный и энциклопедически грамотный, высокодуховный человек.

Нападения на Патриарха вплоть до кощунственных святотатств — это вражеское дело! Антигосударственное дело. Церковь занимает активную позицию по многим вопросам. И тут заходит речь о меньшинствах каких-то, непонятно чьих интересах. Есть риск потерять за этими разборками наше большинство: с его хрупким нравственными убеждениями и только — только начинающей созревать духовной общностью.

***

Мы прощаемся с отцом Александром. Его ждет шофер и самолет в Тегеран. Вспоминаются его улыбка и слова: «У нас все получается!» Дай Бог, чтобы так было всегда.

Пройдусь еще раз по зданию: передо мной коллекция голографий драгоценных богослужебных древностей: икон, потиров, крестов. Везде в сверкающих мраморных коридорах — изумительной красоты картины, полотна, на которых изображены евангельские сюжеты, события русской истории, наши любимые святые.

Вот залитая светом зала с белым роялем, в которой можно устраивать музыкальные вечера и литературные встречи. Большая трапезная, в которой радушный настоятель неизменно собирает чаепития для прихожан после праздничных, радостных богослужений. Дорогие соотечественники, для вас, задумавшихся о своих корнях и вспомнивших о вере на чужбине, где миссия Церкви вне закона — такой дворец, чудо Божие!

 — Христос воскресе! — очень громко возглашает лично мне архимандрит Александр, и за ним закрываются зеркальные двери лифта.

 — Воистину воскресе, — шепчу я, — воистину воскресе Христос!

Справка:

Архимандрит Александр (Заркешев), настоятель Свято-Николаевского собора в городе Тегеране, Исламской республики Иран, и настоятель русского православного прихода Святого апостола Филиппа в Объединенных Арабских Эмиратах.

Выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии, кандидат богословия, сотрудник Отдела внешнецерковных связей Московского Патриархата, проходил пастырское служение в храме Святых апостолов Петра и Павла в Карловых Варах (Чехия), награжден орденом Русской Православной Церкви Святителя Иннокентия Московского 3 ст., за миссионерские труды, автор книги «Русская Православная Церковь в Персии-Иране (1597−2001 гг.)». Награжден орденом святого князя Даниила III степени.

http://www.taday.ru/text/1 608 475.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru