Русская линия
Отрок.ua Наталья Багинская11.05.2012 

Что может королева Франции?

Её портрет вот уже десять веков хранят стены Королева Франции Анна Ярославна Святой Софии — девочка-отрок с ясным и серьёзным взором. Её история неразделимо сплетена с историей двух великих государств. Она родилась в Киеве — и ей суждено было стать королевой Франции.

История фамильного дерева древнерусских князей Рюриковичей несёт на себе множество страшных плодов — и братоубийство, и междоусобицы, и ослепление ради наследства, и просто всякую масштабную семейную грызню, разыгравшуюся, словно на кухне, на просторах одной из немаловажных в Средневековье держав — Киевской Руси.

Но, к счастью, помимо гнилушек, рождало древо Рюриковичей и совершенно чистые, наливные, нетленные плоды любви и высокой жертвенности «за други своя». Думается, от этой силы раскатились его яблочки по пятой части суши Земли и за море далече.

Многие сыновья и дочери Рюриковичей канонизированы нашей Православной Церковью. Большинство, конечно, как благоверные князья, послужившие укреплению христианства. Но есть среди Рюриковичей и мученики за Христа, и святые страстотерпцы — Борис и Глеб, Михаил Черниговский, Василько Константинович, Роман Ольгович.

Многим Рюриковичам поставлены в наших городах светские памятники — Крестителю Владимиру над Днепром, Александру над Невой, Ярославу — у Золотых Ворот, практически всем державным мужьям из семейства Рюриковичей — на площади детинца в Великом Новгороде, и преподобному Николе Святоше — во смирение — возле Святошинской райгосадминистрации.

А младшей дочери Ярослава Мудрого, Анне, поставлены памятники во Франции.

За что такая честь? Анна Ярославна, весьма возможно, была выдающейся красавицей, но даже для французов этого маловато. «Королева Франции» — так обозначено на табличке под ножками её скульптур. Анна Ярославна — жена короля Франции Генриха І, мама его четверых детей и бабка тридцати последующих французских королей, которые возводили Париж и поднимали страну.

Выйти замуж за иностранца, да вдобавок за парижанина, да ещё, на минуточку, за короля! Современным брачным агентствам трудно представить более выгодную партию для киевлянки. А вот в середине ХІ века переезд из Киева в Париж на ПМЖ можно сравнить только с переездом в провинциальный Житомир. Ведь по размерам и влиятельности Франция тех времён больше походила на герцогство, а её столица по размаху в несколько раз уступала Киеву.

Когда французские сваты подъезжали к Золотым Воротам — Киев поднимался к небу куполами надвратной Благовещенской церкви, Святой Софии, Георгиевского и Ирининского монастырей, византийским благолепием Десятинной — Успения Пресвятой Богородицы. Весьма вероятно, что главу французского посольства, епископа Готье Савейра, приветствовал на латинском языке любимый брат Анны Всеволод, известный полиглот в семействе Рюриковичей.

Красавица Анна и её родичи в своём златоглавом городе были не только хороши собой, но и хорошо образованы. При Софийском соборе — школа, библиотека, скрипторий — место переписывания священных текстов. Можно представить, как константинопольские мудрецы и местные мастера обучали Анну арифметике, рисованию, истории, иностранным языкам, лекарскому мастерству, искусству вышивания золотом, княжеской охоте с соколом и непременно закону Божию.

Но самое главное, что потомство Рюриковичей, по словам киевского митрополита Илариона, «не въ худе бо и неведомы земли владычьствоваша, нъ въ Руське, яже ведома и слышима есть всеми четырьмя конци земли». Поэтому не удивительно, что желающих соединиться узами с Киевом выстраивались очереди. Ярославу оставалось только мудро высчитывать линии дипломатической политики Киевской Руси. Таким образом, Всеволод женился на греческой царевне, Изяслав — на сестре польского короля, Святослав — на немецкой принцессе, Анастасия вышла за короля Венгрии, Елизавета — за короля Норвегии. Всё хорошо.

Когда Ярослав Владимирович принял решение укрепить связи с французской стороной и удовлетворить прошение короля Генриха І — Анна была не старше современной студенточки. Весьма возможно, она была влюблена в какого нибудь Добрынюшку, возможно, её душа была восхищена шорохом страниц на хорах Софийского собора. Но пришлось стать королевой Франции.

Современным девочкам в детстве обычно очень хочется быть именно королевами, да ещё чтоб побыстрее вырасти. А что значит быть королевой? И что значит вырасти в женщину? Для многих ответ и поныне заключается в неотразимом наряде и восхищённых взглядах поклонников.

Увы, реальность значительней и жёстче. Во-первых, быть королевой и быть женщиной — весьма похожие занятия. Во-вторых, то и другое подразумевает самую высокую самоотверженность и дисциплину. Ты на втором месте, ты «за» мужем, не при делах, но при тылах его королевства — на тебя возлагается целый мир тонкой заботы и о праведном выборе мужа, и о его силах перед боем, и о его ответах перед Богом.

Дочь великого киевского князя — это должностное лицо. Надо — значит, надо. Прощай навеки, широкоплечий Добрыня. Увидимся ли с тобой, Святая София Киевская? Молитесь обо мне, родненькие, Пресвятой Богородице! Не роняя слёз под музыку «всё могут короли», Анна мужественно уезжает в Париж. служить Родине.

19 мая 1051 года состоялось её венчание с Генрихом І. И Анна-королева вскоре пишет отцу: «В какую варварскую страну ты меня послал; здесь жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны». Ведь фундаментальный старт парижских построек начнётся только в конце ХІІ века её праправнуком Филиппом ІІ. Парижский университет начнёт вовсю хозяйничать в парижских умах и кварталах только в начале ХІІІ века. А пока Анна расписывается в документах, обозначая своё имя и титул. А король на бумагах государственной важности… ставит крестик.

Многочисленные исторические хроники свидетельствуют, что Анна не позволяет себе впасть в депрессию и борется с унынием по-королевски. Она практически самостоятельно воспитывает и обучает своих деток — Филиппа, Эмму, Роберта и Гуго, передаёт им все премудрости, которые постигла в родном Киеве.

Она активно распространяет во Франции привезённые из Киева традиции — учение книжное, переписывание фолиантов, знание языков и церковной истории.

Она выстраивает неподалёку от Парижа, в Санлисе, монастырь и, восстанавливая образы своего детства, основывает при нём школу и библиотеку. Анна помогает и другим аббатствам, и папа Римский Николай ІІ пишет ей на латыни: «Слух о ваших добродетелях, дочь прекраснейшая, дошёл до наших ушей, и с великою радостью слышим мы, что вы выполняете в этом очень христианском государстве свои королевские обязанности с похвальным рвением и замечательным умом».

Между тем, в художественных книгах и фильмах есть множество сцен, посвящённых личной жизни коронованной славянской красавицы. Что в них выдумка, а что правда? После смерти Генриха І женская судьба Анны складывалась непросто. Её второй брак с графом Раулем сразу же стал предметом суетливых светских домыслов. А до нашего времени дожили только воздушные замки легенд, крепкие, как стены колоколен.

Образ деятельной королевы вплетён в историю Франции. Её «борьба с унынием» в Париже соотносится с фактическим экономическим и культурным подъёмом в стране. Французские ремесленники обосабливаются от земледельцев и наполняют старинные города — Тулузу, Лион, Марсель. Городские общины сбрасывают с плеч тотальную сеньорскую власть, начинают дышать посвободней. Теперь дань начинает направляться в казну государства, и Франция получает возможность стать Францией. То, что к реформам, запустившим эти процессы, Анна имеет непосредственное отношение управляющего монарха, свидетельствуют многие грамоты. В них рядом с подписью короля Генриха І стоит подпись «Анна ръина» — её авторская транскрипция кириллицей латинского Anna regina — «Анна-королева», а рядом с подписью коронованного сына Филиппа І — «Анна, мать короля».

Можно сказать, что для Франции её светлоголовая королева смогла немало. Но какая польза от этого Киеву? Что от этого Днепру? И тосковала ли она по зелёным холмам с наливными куполами? Похоже, да. По одному из преданий, Анна умерла в период своего акме*, в путешествии, в порыве к родине, в поисках встречи с братом Изяславом.

Прошла почти тысяча лет с тех пор, как Анна покинула Киев. Её родовое гнездо, Святая София, выстояла в разрушительном нападении Батыя в 1240 году, пережила штурм Менгли-Гирея в 1482, Януша Радзивилла в 1651, многочисленные реставрации, хозяйничанье униатства и почти двадцать смен властей во время Гражданской войны. Но в 30 е годы ХХ века — время, казалось бы, мирное, — жизнь святыни повисла на волоске, поскольку встала она поперёк замыслов «гегемона».

В 30-е годы правительство Советской Украины утвердило генеральный план социалистической реконструкции Киева. Было разрушено больше ста православных храмов! Златоглавый попал на ужасную плаху революционного безумия. Между Софийским и Михайловским соборами должна была простираться огромная, подобно Красной в Москве, Правительственная площадь. Места требовалось много — чтобы с высоты полёта самолёта просматривалась выложенная булыжником красная звезда. Для осуществления этой «неземной красоты» были разрушены Михайловский Златоверхий монастырь и Трёхсвятительская церковь — их место готовился занять стометровый памятник Ленину в обрамлении двух симметричных правительственных зданий. А напротив, на месте Софийского собора, архитектор предложил… разбить сквер героев Перекопа.

Но Божий Промысл о Софийском соборе был иным. Анне Ярославне «пришлось вернуться» на родину, чтобы защитить свою вотчину. Среди старых киевлян и краеведов живут несколько версий, как память о королеве Франции Анне сохранила Софию.

По одной из версий, за Софийский собор вступилось посольство Франции. В протесте подчёркивалось, что французы, уважая память своей королевы Анны, почитают Софийский собор Ярослава Мудрого святыней — и своей, и всего христианского мира. Что, по преданию, на Евангелии, писанном кириллицей, которое Анна Ярославна привезла вместе с приданым из библиотеки Софийского собора, французские короли на протяжении многих лет присягали во время коронации. И если молодая Советская страна позволит себе разрушить такую значимую для Франции святыню, то, мол, миль пардон, как признали первыми страну советов — так первыми и знать перестанем.

Согласно второй версии — чтобы спасти Софию от варварства, киевская интеллигенция написала письмо Ромену Роллану. Французский писатель встретился с самим Сталиным и заявил, что храм ни в коем случае нельзя разрушать, поскольку он построен Ярославом Мудрым — отцом досточтимой французской королевы Анны.

Возможно, обе линии защиты Святой Софии выступили одновременно. Но победили они благодаря силе имени молоденькой девочки с доблестным сердцем, связавшей Киев и Францию навеки: «Анна ръина».

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/chto_mozhet_koroleva_francii.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru