Русская линия
Религия и СМИПротоиерей Константин Камышанов05.05.2012 

За что убивают нерожденные храмы

О баталиях вокруг «Программы-200(600)» наслышаны и журналисты, и миряне. А каково приходится строителям храмов в провинции? Об этом мы знаем куда меньше. Проблема меркнет на фоне московских скандалов и информационных войн. Но именно провинция, не столь сильно, как столица, обезображенная «ковровыми» застройками, финансовыми пузырями и корпоративной моралью, хранит в себе нравственный резерв нации. Но если московские храмы отстаивают православные активисты, то нерожденные храмы в российской глубинке защитить некому. На все воля губернских чиновников.

Я священник-архитектор. До рукоположения имел успешную практику как в церковной, так и в гражданской архитектуре. Работал в Управлении Главного архитектора города. Мой опыт позволил нашей епархии рассмотреть вопрос о строительстве храмов в нашем областном центре. Мы собирались построить в Рязани 12 церквей, и у нас была, так сказать, своя «Программа-12». Епархия предложила городским властям сесть, подумать и договориться. Места выбирали такие, где Божьи обители всего нужней: спальные и депрессивные районы. Выезжали на каждое предполагаемое место. Выяснили, где проходят трубопроводы. Заручились поддержкой местных депутатов. Сделали предварительную посадку зданий. Я лично составил «Схему перспективного строительства храмов в городе Рязани».

Процесс согласования шел трудно, но по одному храму в год мы закладывали.

И вдруг — невидимая рука щелкнула рубильником.

Недавно в местных верхах был принят новый план развития города на десятки лет вперед. Разработаны градостроительные узлы, на территории которых — магазины и жилье. И снова жилье и магазины. Храмам не нашлось места в плане.

Не было погромных статей в прессе, антицерковных провокаций, словом, всего того, чем «славится» по этой части Москва. Обошлось без «черного пиара». Давно согласованные с отцами города проекты просто вычеркнули из городского архитектурного пространства. Нашу схему строительства 12-ти храмов даже не приняли во внимание. Часть переданного графического материала просто потеряли.

Кто запретил? Чем помешала чиновникам нечаянная радость тысяч и тысяч будущих прихожан, готовых идти домой, к Богу, в горе и в радости, в немощи и здравии?

Нет ответа. Есть факт, неумолимый, как похоронка.

Рязанские храмы умерли, так и не успев родиться.

Каждое новое место для строительства храмов добывалось годами и десятилетиями. Для этого нам приходилось на общественных слушаниях вести дебаты, порой граничащие с оскорблениями, но смирять обиду: хочешь что-то сделать для других — забудь о личном… Антицерковно настроенные лица тем временем составили клуб противодействия будущим храмам. Они были мобильны и хорошо организованы, выполняли заранее назначенные и распределенные роли, ударили по рукам с некоторыми газетами и телеканалами. Говорят об их подпитке грантами. Мы собирали тысячи подписей под проектом каждого храма. Они собирали несколько десятков голосов «против». Эти десятки, в глазах чиновников, решали судьбу нового храма: не строить… Это настоящее горе. Им уже не прославить Господа сиянием куполов. Кроме того, где нет храма, там нет общины. А где нет общины, там нарушаются права верующих.

Но я хотел бы отметить труды нашего Владыки Павла в этом направлении. Сколько великодушного терпения, такта и благородства по отношению к тем, кто встает на пути строительства. Приятна и поддержка Управления архитектуры города. Мои коллеги не остаются в стороне. Вся проблема в земле и в позиции органов исполнительной власти.

Огромное количество людей имеют нужду в храмах. Эти люди платят налоги, служат в армии, имеют гражданство. И, следовательно, могут требовать соблюдения их прав. За строительство новых храмов выступает абсолютное большинство жителей Рязани.

Как архитектор могу засвидетельствовать: европейская традиция предполагает размещение на узловых точках городского пространства акцентных зданий, символизирующих цивилизационные приоритеты. То есть в лучшем месте стоит, ратуша, храм, театр, суд, музей. Таким образом, общество подчеркивает что его основой является Право, Культура, Религия. А у нас доминатами являются торговые точки. Люди, разглагольствующие о «европейском выборе», на самом деле загоняют нас в пещеры. Но русский народ не занят поголовно торговлей. Большинство из нас воспринимает Церковь как неотъемлемую часть Родины.

Основной аргумент антиклерикалов: мораторий на строительство в зеленых зонах. Да, в Рязани есть прекрасные парки и скверы. А есть притоны для алкоголиков и места для «выгуливания» собак — в народе их называют кафе «На траве». Там вытоптан травяной покров, чернеют пепелища от костров, валяются шприцы и пивные бутылки. Мы хотели бы прийти в эти места, очистить их. Но нам не дают. Мы построили храм св. прав. Иоанна Кронштадского с общественным Центром. При храме хотели бы сделать образцовый парк для отдыха горожан. В Новом микрорайоне Канищево предполагали построить храмовый комплекс со спортзалом и общественным центром. И вновь отказ — потому что десять владельцев собак против. Потому что против и «Клуб Активистов» — организация из разряда «зеленых», настроенная резко антицерковно.

Почему в решениях такая диспропорция?

Дело в том, что отказ бережет место чиновника. Он думает в первую очередь не о будущем России, а о собственном кресле.

Да, в Рязани нет либеральной фронды. Но есть косный чиновничий аппарат, служащий сам себе, занятый самосохранением. В частном разговоре каждый чиновник, от малого до большого, сообщает с доверительной интонацией, он всей душой «за». Но, собравшись вместе, они принимают решение: не позволить!

По условиям общественного договора, народ нанимает чиновников на службу. Но люди, сидящие во власти, утратили ощущение, что народ — не стадо, которое нужно резать или стричь. Как бы заставить их об этом вспомнить?

Выборы позади, но нападки на РПЦ не утихают. Уже сегодня можно сделать приблизительный прогноз на ближайшее будущее. Церковный эксперт Александр Щипков считает, что в ближайшие месяцы вся антицерковная кампания сменит парадигму и станет храмоборческой — основной удар будет нанесен по «Программе-200(600)». По его мнению, пик этого процесса придется на период перед будущим Рождеством. А главной особенностью новой кампании станет то, что вестись она будет не только извне, но, увы, и изнутри Церкви. «Уже к осени, — полагает Александр Щипков, — возникнут внутрицерковные группы противников храмов. К этому времени они сформулируют „теоретическую базу“, которая призвана дать ответ: почему нельзя строить в Москве православные храмы. Причем в роли храмоборцев выступят две конкурирующие группы — крайние либералы и крайние консерваторы. Очевидно, что в этой ситуации церковному мейнстриму необходимо успеть мобилизовать свои силы и сформировать систему противодействия этой тенденции».

Сейчас, к сожалению, за «Программу-200(600)» бьются одиночки. Общецерковной мирянской поддержки мы пока не чувствуем. Особенно, в регионах.

Но она должна появиться сегодня — завтра может быть поздно.

http://www.religare.ru/2_94 2411_156.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru