Русская линия
Фома Владимир Легойда01.05.2012 

Мораль на экране

В чем разница между моралью и морализаторством?Владимир Легойда По-моему, лучше всего это сформулировал Гилберт Кийт Честертон: плохая книга содержит в себе мораль, а хорошая книга есть мораль сама по себе. Это касается не только книгоиздательства, но и — напрямую — перспективы появления у нас в стране общественного телевидения.

Все дело в концепции нового телеканала. Но тут как раз и возникает вопрос: а как это должно выглядеть на практике? Как сделать так, чтобы программы не несли в себе мораль, а являли бы ее? Чтобы это не были какие-то длинные, неинтересные, скучные нравоучения, в которые не верит тот, кто их произносит, — и до такой степени, что это видно невооруженным глазом.

Ответ мне кажется простым и сложным одновременно: общественное телевидение должно быть в определенном смысле семейным телевидением. Я не имею в виду создание нишевого канала: тихие спокойные программы, которые бабушка смотрит с внуком, под которые он засыпает вместе с бабушкой. Речь идет о том, чтобы понятие «семейные ценности» перестало быть чем-то туманным или архаичным, а обрело бы свое нормальное позитивное содержание. И неплохим шагом в этом направлении станет появление канала, который было бы интересно смотреть людям, как говорится, разных возрастов и социальных статусов. О проблемах семьи, в том числе и о демографическом кризисе, очень много говорят, и достаточно регулярно — даже на государственном уровне. Но пока немного делают. Запустить общественное телевидение с такими акцентами — как раз было бы еще одним шагом от слов к делу.

Ориентация на семью в известной степени снимает и еще одну очевидную для меня опасность, связанную с новым телеканалом. Дискуссии в Государственной думе и Общественной палате, в которых мне приходилось принимать участие, показывают, что те, кто сейчас разрабатывают концепцию общественного телевидения, намерены делать основной акцент скорее на вопросах политических: дескать, нужны независимые новости, нужно более полно отражать настроения общества. Оставляю в стороне мысли о том, бывают ли новости объективными (наверное, сам подбор новостей — вещь субъективная, не говоря уже о способах и оттенках их подачи), а освещение настроений общества субъективно сугубо, тем более что всегда есть соблазн эти настроения так или иначе унифицировать. Но и кроме того во всем этом проглядывает достаточно тревожная перспектива: новый телеканал, который в силу своего общественного характера призван это самое общество успокоить и примирить, при такой постановке дела рискует только повысить градус напряженности, степень разобщенности и глубину разрыва. А все это в сегодняшней нашей действительности — налицо. Вспомните предвыборные дебаты, телепрограммы, сюжеты в новостях. Посмотреть их было в тот момент интересно, но стоит мне только представить, что это будет продолжаться постоянно и даже в «мирное время» — мне лично становится очень грустно.

Подчеркну особо: принципы общественного телевидения, которые сегодня наиболее часто озвучиваются, — свобода от рекламы и независимость от власти, — это правильно и справедливо. Но это не может быть самым важным. И для базовых принципов, для ясного и четкого позиционирования канала этого недостаточно. Не хватает самого главного: провозглашения свободы от пошлости. За этим лозунгом скрывается одна вполне конкретная вещь: общественное телевидение не должно предлагать человеку ничего из того, что унижает его человеческое достоинство, то есть того, что недостойно человека.

И снова вопрос: как выполнить эту задачу, сохраняя при этом высокие рейтинги и учитывая другие интересы? Это профессиональный вызов тем, кто занимается созданием нового телеканала. В том числе это вызов и для верующих людей. Я уверен: мы можем и должны на этот вызов ответить.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=7418


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru