Русская линия
Патриархия.Ru Владимир Легойда27.04.2012 

Возрождение сердец
Интервью В.Р. Легойды журналу «Национальный прогноз»

О сотрудничестве Русской Православной Церкви и государстваВладимир Легойда в восстановлении культурного и духовного наследия России и о том, как этот процесс проходит на Урале, журналу «Национальный прогноз» рассказывает председатель Синодального информационного отдела В.Р. Легойда.

— Как Вы оцениваете уровень взаимодействия светской и церковной власти в работе по сохранению духовного наследия России? Каков потенциал развития этого сотрудничества?

— На мой взгляд, взаимодействие Церкви и государства в области восстановления культурно-исторических памятников религиозного назначения и духовно-нравственного укрепления страны проходит достаточно эффективно.

Одна из граней этого процесса — передача Церкви святынь, памятников архитектуры. В Вербное воскресенье, к примеру, в Храме Христа Спасителя было совершено изнесение из алтаря ковчега с частицей Ризы Господней и Гвоздем от Креста Господня на середину храма для поклонения верующих. Вскоре эти святыни отправятся в Пензенскую епархию, чтобы местные жители также смогли у них помолиться. Но не все знают, что эти и многие другие святыни были переданы государством Церкви несколько лет назад из запасников музеев Московского Кремля.

С конца 2010 года действует закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», в соответствии с которым Русской Православной Церкви уже к настоящему моменту был возвращен ряд храмов и зданий.

В столице реализуется программа строительства 200 модульных храмов, существует аналогичная программа строительства и на Кубани. Естественно, такие проекты невозможно осуществлять без партнерства, взаимодействия Церкви как минимум с городскими властями.

По всей России постепенно восстанавливаются монастыри и храмы. Правда, в каждом отдельном случае этот процесс происходит по-своему, обобщения делать трудно. Иногда к восстановлению обители подключаются представители власти, в частном порядке жертвующие на реконструкцию храма (к примеру, в возрождении Старицкого монастыря активное участие принял председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко).

Но важно понимать, что духовное возрождение нашего общества в первую очередь зависит не от памятников, а от живых людей. Да, конечно, важно, чтобы у людей было место, куда они могли бы прийти для общения с Богом, беседы со священником, принять участие в таинствах, реализовать себя в социальном служении и помощи ближним. Отсюда — так много проектов по возврату зданий религиозного назначения и святынь. Но Церковь проявляет не только опосредованную заботу о духовных потребностях человека, работая над восстановлением монастырских обителей и храмов, но и напрямую напоминает государству о нравственных вопросах, остро стоящих в обществе.

К примеру, в январе 2011 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил руководству страны ряд предложений по совершенствованию национальной политики в сфере заботы о семье и детстве. И некоторые из этих предложений были учтены в новых законах. Так, в федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан» была введена «неделя тишины» — обязательная недельная пауза для каждой женщины, желающей сделать аборт, в ходе которой она общается с врачами, психологами, узнает про все возможные угрозы и риски, которые влечет за собой аборт.

Кстати, буквально на днях выяснилось, что эта мера уже кое-кому помогла: 1200 женщин в Свердловской области, находившиеся на момент беременности или в послеродовой период в трудной жизненной ситуации, получили помощь в рамках грантового проекта «Ты не одна — мы вместе», проходившего с сентября 2011 по март 2012 года. Среди них были и те, кто отказались от аборта. Реализацией данного проекта занимался екатеринбургский православный Центр защиты материнства «Колыбель», помогающий нуждающимся беременным женщинам и их семьям.

Говорю об этом лишь для того, чтобы подчеркнуть: одного лишь восстановления памятников для духовного возрождения страны недостаточно, главное при реализации каких-либо благонамеренных, созидательных проектов — думать о человеке.

— Вы упомянули о том, что монастыри и храмы в России восстанавливаются по-разному: какие-то, очевидно, быстрее, другие — медленнее. Как, с Вашей точки зрения, идет этот процесс на Урале?

 — Действительно, в нашей стране этот процесс происходит неоднородно, в разных регионах, районах, деревнях — по-разному. Что же касается Урала, то тут тоже широкие обобщения делать сложно. Если же говорить о Екатеринбургской епархии, то здесь наиболее заметный проект, конечно, — это целевая программа «Формирование туристско-рекреационной зоны „Духовный центр Урала“ на 2011−2015 гг.», посвященная возрождению Верхотурья. Правда, проект этот во многом рассчитан на развитие инфраструктуры города, строительство кафе и гостиниц для туристов и паломников, а не только реставрационные мероприятия. Да и по свидетельству епархии, все восстановительные работы в рамках проекта до сих пор находятся в стадии проектирования. Но поскольку целевая программа рассчитана на 5 лет, то можно надеяться, что практическая деятельность по восстановлению храмов не за горами.

— Хотелось бы затронуть вопрос о программе возрождения Верхотурья. Она поддержана Патриархом, президентом РФ и губернатором Свердловской области. Будет затрачено много миллиардов бюджетных рублей, привлечены пожертвования. Но в разговорах с местными жителями мы часто встречаемся с такой постановкой: «лучше бы нам деньги раздали». Как, на ваш взгляд, надо развивать эту программу, чтобы включить в нее местное население как соучастников, сотрудников?

 — Церковь как раз и заинтересована в вовлечении местного населения в активное участие в программе. Насколько знаю, Верхотурье — бедный город. Раньше градообразующим предприятием здесь была колония для малолетних, по сути, основное место работы для многих людей. Затем колонию упразднили, открыли монастырь. Вследствие многие вольнонаемные люди остались без работы, а со временем отвыкли работать, появилась проблема алкоголизма. И невозможно не учитывать данную специфику.

В случае успешного осуществления целевой программы можно рассчитывать на создание немалого количества рабочих мест, улучшения социальной обстановки в регионе. Если будут построены кафе и гостиницы, то жители Верхотурья смогут устроиться туда на работу. Если монастырь будет развиваться, то и там появятся рабочие места.

Таким образом, задумка и программа сами по себе хороши, но как и при выполнении любого дела, здесь присутствует человеческий фактор, рабочие моменты. Впрочем, как я уже упомянул, время еще есть. Будем надеяться, что трудности будут преодолены и проект еще покажет себя в полной силе.

А простая «раздача денег» никогда и ни при каких обстоятельствах решением проблем не бывает, а иногда и просто их усугубляет. Примеров тому много, причем на любом уровне — от житейского до государственного. Полагаю, некоторые и Вам хорошо известны.

— Оправданно ли называть Верхотурье духовной столицей Урала? Или это определение просто стали тиражировать из-за звучности названия целевой программы?

 — Хотел бы привести отрывок из речи Святейшего Патриарха Кирилла на первом заседании Попечительского совета программы «Формирование туристско-рекреационной зоны „Духовный центр Урала“» 23 июня 2011 года. Первое, на что Предстоятель Церкви тогда решил обратить внимание — так это на то, что «уже более четырех веков Верхотурье является центром духовного притяжения и духовной жизни не только Урала и Сибири, но и других регионов России».

Да и современные факты говорят о многом. У Симеона Верхотурского, почитаемого как на Урале и в Сибири, так и в отдельных зарубежных храмах, 3 дня памяти: 25 мая (возвращение мощей церкви), 25 сентября (перенесение мощей в Свято-Николаевский мужской монастырь г. Верхотурья) и 31 декабря (день канонизации, прославления праведника). Приходилось слышать, что в эти дни Верхотурье принимает очень много паломников.

— А какой потенциал в Верхотурье видят иерархи Русской Православной Церкви? Каковы, на их взгляд, перспективы развития данного города как «площадки взаимодействия» светской и церковной власти?

 — На том же заседании Попечительского совета программы «Духовный центр Урала» Патриарх Кирилл в своем приветственном слове особенно подчеркивал важность того, чтобы «восстановление храмов и монастырей сопровождалось восстановлением душ человеческих, чтобы менялась нравственная атмосфера в нашем обществе, чтобы уходили из жизни нашего общества, нашего народа те недуги, которые так болезненно отображаются сегодня на жизни всей страны, тормозя ее общественное, экономическое и политическое развитие».

Церковь всегда только радуется процветанию Отечества, будь то экономические, дипломатические или какие-либо другие успехи. Но вместе с тем она понимает, что это недостижимо без нравственного оздоровления общества, что в свою очередь невозможно без обращения к культурно-историческим корням.

Месяцем позже, 13 июля 2011 года, Предстоятель Русской Православной Церкви направил приветствие организаторам и участникам III молодежной встречи Всемирного русского народного собора «Верхотурье — город будущего» (к слову, аналогичная встреча ВРНС планируется в Екатеринбурге и в этом году). И вновь Святейший апеллировал к духовно-нравственному состоянию наших соотечественников. По убеждению Патриарха, лишь «в бережном сохранении непреходящих нравственных идеалов, в следовании высоким моральным принципам — залог гармоничного развития социума, залог жизнеспособности Российского государства».

— Сейчас множество объектов и земель, прежде принадлежавших Православной Церкви, государство возвращает. Нередко в этих местах находятся социально-культурные объекты. Не чрезмерны ли сейчас темпы возврата таких объектов? Готова ли Церковь их приводить в порядок и содержать, наполнять подлинно верующими и паломниками? Не создает ли это социальной напряженности в обществе, не провоцирует ли антиклерикализм?

 — Что касается «передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» — действительно, такой закон и такой опыт есть, и осуществляется он в масштабах всей России.

Если же говорить именно о Екатеринбургской епархии, то ей возвращено лишь 50% церковных зданий — остальные занимают различные организации и учреждения. При этом отсчет следует вести с 1989 года, когда Церкви было передано здание детской колонии и на ее месте начал возрождаться Верхотурский Свято-Николаевский мужской монастырь. Но с тех пор событий сравнимого масштаба, насколько могу судить, не было. Слухи о том, что Церковь у Екатеринбурга что-то «отбирает», были. К сожалению, распространялись они и через СМИ. Но слухи, подчеркиваю, остаются слухами — а потому обстоятельных комментариев не заслуживают.

Сказать можно лишь одно: взаимодействие светской и церковной властью в деле восстановления и укрепления России — дело не только благородное, но и трудное, сопряженное со множеством сложностей. Дело не только Церкви и государства, но и общества в целом, и каждого человека, от мнения и действий которого зависит очень многое.

http://www.patriarchia.ru/db/text/2 183 670.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru