Русская линия
Отрок.ua Сергей Турович24.04.2012 

Миграции. Европа. Мы

Попытка анализа

В наше время кочевыми становятся даже те племена, которые, казалось бы, никогда таковыми не были. Целые народы перемещаются по земле. И причины, и следствия этого процесса заставляют задуматься о перспективах. В том числе и наших собственных.

Среди многих причин миграции первое место принадлежит экономическому фактору. Жажда лучшей жизни (а часто — и простое желание выжить) сгоняет людей с насиженных мест и ведёт на поиски новых земель. Так в конце пятнадцатого века испанцы «прокладывали» новый путь в Индию; так в конце девятнадцатого украинцы ехали поднимать канадскую целину.

Не секрет, что сегодня многие государства столкнулись с серьёзными проблемами, связанными с трудовой миграцией — легальной и нелегальной. Правительства стран-«доноров» — по крайней мере, напоказ — беспокоятся об оттоке лучшей части кадров за границу; жители развитых европейских стран сетуют на армии чужаков, паразитирующих на системах социального обеспечения и разрушающих культурный облик старой Европы.

Впрочем, что посеешь, то и пожнёшь. Процесс саморазрушения Европы — медленный, но необратимый — начался уже несколько веков назад. «Материальным» его двигателем стал капитализм — исконно европейское творение.

Сегодня капитализм («рыночную экономику») принято считать самым цивилизованным и, главное, эталонным путём хозяйственного развития. Всё громче раздаются голоса против, но «рыночная» неолиберальная модель до сих пор предлагается странам третьего мира как панацея от всех бед. При этом «добрые дяди» из разных фондов и кредитом под огромные проценты помогут, и добрым советом: где социалку урезать, а где пенсионный возраст поднять. Остаётся решить одну только проблему: найти третьему миру свой собственный третий мир — ведь капитализм не отделим от эксплуатации колоний.

Сетующим европейцам стоило бы вспомнить, как их предки — уже «просвещённые» Гоббсом и Вольтером — с ведома и при поддержке властей занимались нарко- и работорговлей; как захватывали земли и драгоценные металлы; как уничтожали другие народы и культуры. Тогда вопрос о том, кто же всё-таки паразит, примет несколько другую окраску.

Используя ресурсы колоний, Англия, Голландия, Франция и другие страны активно развивали свои национальные экономики. Но капитал по природе своей стремится к стиранию границ; товары — в том числе и рабочая сила — не терпят преград. Поэтому огромные массы людей срываются с места и устремляются туда, где есть спрос на труд.

Несмотря на лозунги правых политиков («Франция для французов!» и т. п.), Европа сегодня не может обойтись без иностранной рабочей силы. Во-первых, её собственное население неуклонно стареет и вымирает; во-вторых, европейцы часто не хотят выполнять те виды работ, на которые согласны выходцы из третьего мира.

Что до нелегальной миграции, она тоже на данном этапе неустранима. Принятие ограничивающих законов только усугубляет ситуацию, увеличивая число нелегалов, — и вот почему.

С одной стороны, разрыв между уровнями благосостояния стран «золотого миллиарда"* и третьим миром неуклонно растёт — не в последнюю очередь за счёт ресурсов, выкачиваемых из того же третьего мира. Процесс ограбления колоний, стартовавший на рассвете капитализма, лишь обрёл более цивилизованный вид. Маленький пример: если в 1960 году Танзании требовалось 200 мешков кофе для обмена на импортный трактор, то в 1990 году — уже 600. Естественно, люди перемещаются туда, где легче выжить, — даже не имея прав и социальных гарантий.

* «Золотой миллиард» — выражение, которое обозначает население стран, потребляющих непропорционально большую часть ресурсов планеты. Обычно к ним относят страны ЕС, США, Канаду, Австралию и Японию.

С другой стороны — и это главное, — работодателям выгодно использовать дешёвую и бесправную рабочую силу. Это снижает издержки производства, повышает конкурентоспособность товаров. А потому нелегальная миграция будет существовать до тех пор, пока капитал имеет возможность извлекать из неё выгоду.

В условиях интенсивного движения масс дают о себе знать и другие, «нематериальные» факторы европейского саморазрушения.

Перед лицом так называемой «исламской угрозы» становится как никогда очевидно: страх европейцев перед «инородцами» происходит, прежде всего, от ощущения собственной слабости. Если иммигранты, по большей части, принадлежат к устойчивым традиционным культурам, то коренное население утратило почти все общие ориентиры. Главную причину этой утраты в конце XIX века озвучил Ницше, заявив о «смерти Бога» в западном сознании. Постепенно вытолкав из себя своё ядро — христианство, — духовный мир Европы разлетелся на тысячи разноцветных осколков. Пытаясь их собрать, она окончательно опустила свой взор с неба на землю. И — начала играть, словно ребёнок на развалинах собственного дома.

Как отмечает социолог Сергей Кара-Мурза, «буржуазное общество… породило совершенно новый тип культуры — мозаичный». Ярчайшим проявлением этого типа культуры, позволяющим разглядеть все болезненные симптомы, является философия постмодернизма.

Во-первых, адепты этой философии в принципе отрицают возможность достоверности или объективности, а сегодняшнюю утрату ценностей и авторитетов воспринимают как позитивное состояние. Во-вторых — отвергают любое подобие порядка. При таком восприятии мира человек превращается в пластилин, из которого можно лепить всё что угодно: любая мода способна стать для него «истиной» — хотя бы на время. Нет, он не будет верить в неё до конца, он будет играть в неё; и он будет иронично посмеиваться, исполняя указания закулисных кукловодов…

Но это тема для отдельного разговора. Сейчас нам достаточно видеть, что духовно расслабленной, теплохладной Европе больше нечего предложить своим «гостям» — они сильнее и целостнее. Именно в этом и состоит раздутая СМИ «исламская угроза». Никакого противостояния «мусульманского Востока христианскому Западу» не существует — Запад давно перестал быть христианским; есть противостояние живого — отмирающему.

Для Украины вопрос миграции более чем актуален. Среди стран — доноров рабочей силы она состоит в числе первых. По разным оценкам, «на заработки» за границу выехало от 4 до 7 миллионов человек. Но не стоит обвинять соотечественников в «недостатке патриотизма» или в чём то подобном. По большей части, трудовая эмиграция — это вынужденный шаг. Уровень безработицы в Украине сегодня достигает 8%; при отсутствии возможностей для эмиграции он был бы гораздо выше. А кормить семью на пособие сложновато, да и на зарплату в 1000 гривен — тоже.

Примечательно, что при довольно высоком уровне безработицы в Украине существует полумиллионная нехватка рабочей силы. Одна из причин такого «разнобоя» — несбалансированное развитие регионов и, соответственно, неравномерное распределение рабочих мест. Человеку, который потерял работу в Западной Украине, не так просто переехать в Луганскую область, чтобы пополнить там поредевшие ряды шахтёров. А учитывая развитие техники безопасности на отечественных шахтах, лучше уж «махнуть» за границу…

Но речь идёт не только о работниках невысокой квалификации. В Украине чувствуется также недостаток кадров с техническим образованием — в частности, инженеров. Тут даёт о себе знать другой перекос: украинские вузы готовят специалистов, никак не учитывая реальные потребности рынка труда. Нужно одно, «модно» другое.

В сложившейся ситуации правительственные чины заявляют, что привлечения дешёвой рабочей силы из-за границы не избежать. Критики видят в этом утверждении скрытый подтекст: государственная власть сегодня обслуживает интересы крупного бизнеса, а он всегда был заинтересован в удешевлении трудовых ресурсов. Кстати, доля заработной платы в себестоимости украинской продукции сегодня и так составляет около 6% — против сорока в развитых странах. Не в последнюю очередь это связано с сырьевой направленностью украинской экономики, которая стремительно углублялась на протяжении двадцати лет независимости. К сожалению, отечественному капиталу проще и выгоднее торговать сырьём, чем развивать производство.

Также готовность импортировать рабочую силу может свидетельствовать о нежелании государства решать проблемы в сфере образования.

Хотя пока необходимость привлечения иностранной рабочей силы представляется для Украины сомнительной и преследующей определённые интересы, наплыва трудовых иммигрантов всё равно не избежать. Как показывает мировой опыт, если бизнес захочет использовать дешевые трудовые ресурсы, он это сделает любым путём — легальным или нелегальным. А ниш для нелегального трудоустройства в нашей стране намного больше, чем в той же Западной Европе. Поэтому лучше, если «понаехавшие» будут устраиваться на работу официально: в таком случае из их зарплаты хотя бы будут пополняться соответствующие фонды. Ещё на «легальном положении» у них появится больше возможностей для борьбы за достойные условия труда, а это в интересах и коренного населения тоже.

И не стоит воспринимать всерьёз зоологический патриотизм отечественных правых сил. В долгосрочном периоде Украина не может быть только для украинцев — так же, как и Франция для французов. Наша нация исчерпала свой демографический потенциал. Даже если каждая украинская женщина родит двоих детей, а средняя продолжительность жизни резко повысится до японского уровня (на 13 лет), численность населения всё равно будет уменьшаться — хоть и не такими ужасными темпами. Если же сохранится существующая тенденция, до 2050 года нас останется не больше 36 миллионов.

В таких условиях гипотетическое изгнание «инородцев» превратит страну в безлюдную пустыню…

Род проходит, и род приходит (Еккл. 1, 4). Это — естественный процесс, и его не остановить; по-видимому, со временем нам придётся стать немного более темнокожими (а может, и раскосыми). Но зоологическая «чистота расы» должна беспокоить христианина менее всего — ведь во Христе нет ни Еллина, ни Иудея (Кол. 3, 11). А исламская, или любая другая подобная «угроза», — это следствие не физического, а духовного вымирания нации.

Ослабевшее после советских десятилетий, народное сознание теперь подвергается разрушению с другой стороны. С лёгкой руки отечественных СМИ мы стремимся в Европу, не замечая исходящего от неё трупного запаха, и пытаемся перенять «европейские ценности» — не осознавая даже, что значит эта смысловая абракадабра.

Прекрасная иллюстрация того, что «мозаичная культура» пускает корни и в наших широтах, — безобразный автомобильный сувенир, который часто можно увидеть в маршрутках: симбиоз иконы, компакт-диска и китайской погремушки. А людьми, которые теряют почву под ногами, легче всего манипулировать — они с одинаковой лёгкостью «ведутся» на рекламу как жвачки, так и политических сил. В таких условиях приток иностранного населения только усугубляет процесс расщепления культуры, выгодный разнообразным манипуляторам.

Но кто сказал, что эти условия нельзя изменить? Ведь каждый из нас — творец окружающего мира. Возрождение христианства могло бы воссоздать духовный облик народа, создать условия для его выживания. И это дело не государства, ставшего придатком капитала, а каждого отдельно взятого христианина. Пример одного способен послужить назиданием для тысяч.

Только так мы сможем «впитать» иммигрантов без вреда для себя. Конечно, вряд ли уместно говорить об ассимиляции — мусульмане, например, почти непоколебимы в вере. Единственное, что нам остаётся, — укрепляться «изнутри». Если мы хотим, чтобы нас уважали, надо быть достойными уважения.

История знает много примеров плодотворного взаимодействия людей разных религиозных и культурных традиций. Русский философ Константин Леонтьев доказывал, что именно при таком взаимодействии возможно «цветение культур». Не исключено, что нечто подобное ожидает и нас. Но для этого нужно отбросить «мозаичную» расслабленность и собрать духовный мир народа воедино — начиная, конечно, с себя самого.

http://otrok-ua.ru/sections/art/show/migracii_evropa_my.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru