Русская линия
Русская линия Роман Илющенко21.04.2012 

Вопреки здравому смыслу

Процессы реформирования армии, отечественного ВПК идут тяжело. Поэтому понятна реакция некоторых читателей и авторов профильных газеты, болезненно реагирующих на эти процессы, в том числе на введение в армии новых штатных должностей (таких, например, как, помощник командира по работе с верующими военнослужащими).

Непонятно другое, когда люди воспринимают подобные решения, как личное оскорбление. Не желая мириться с ними или хотя бы, как принято в науке, дождаться хотя бы первых результатов реформ, чтобы затем на примерах показать их ошибочность, такие авторы, не имея ни выдержки, ни терпения, ни такта, предпочитают идти «иным путём» — обрушиться с критикой на не согласных с их мнением оппонентов.

Приоритеты патриотов или страдания одинокого Бэтмэна

Не буду томить читателей догадками, речь идёт о непримиримом борце «с клерикализацией армии», доценте ВУНЦ CВ «Общевойсковая академия ВС РФ», кандидате юридических наук, профессоре АВН, подполковнике юстиции в запасе Сергее Иванееве и его затянувшейся полемике со мной, военным журналистом, бакалавром религиоведения, подполковником Романом Илющенко на страницах газеты «Военно-промышленный курьер».

В своей статье с алармистским заголовком «В чём опасность клерикализации страны, её вооруженных защитников?! Тенденция понуждения России, силовых структур РФ к воцерковлению тупиковая и безответственная» упомянутый автор в который раз пытается, не взирая, на уже набитые шишки от постоянного наступания на одни и те же грабли, убедить всех, какая жуткая опасность подстерегает родную армию в ближайшем будущем. Не желая повторяться, поскольку вполне аргументировано уже приводил свои доводы в защиту присутствия служителей культа в армии в статье «В поисках истины», которая и вызвала нешуточную ярость С. Иванеева, отвечу на его некоторые новые нападки и выверты.

Итак, «сын своей Отчизны и патриот России, — как скромно именует себя воинствующий атеист-богоборец, «не желает боле» (вы слышите?! — Р.И.) «быть сторонним наблюдателем того, как разгул мировоззренческого растления приобретает характер псевдодуховной эпидемии», проводящийся «в гипертрофированной форме нахрапистого наступления на сознание народа российского"(!). А это уже, по мнению дипломированного юриста, «попахивает преступлением перед… (нет, пока ещё не человечеством, а только лишь — Р. И.) социально-мировоззренческими интересами моих соотечественников, поскольку препятствует их морально-культурному совершенствованию». Вот так и никак не меньше! А каков стиль, какая поза, как высока взятая нота! Нерон, считавший себя по праву коронованной особы, лучшим актёром Рима, наверное, в гробу переворачивается от зависти.

Прочитав только эту цитату академика, доцента, юриста (и, по моему мнению, ещё и талантливого трагика) в одном лице, неподготовленный читатель непременно впадёт в ступор, будет шокирован. Очевидно, на это и рассчитывал автор, желая любым путём привлечь внимание к своей статье. Неискушённому же читателю может показаться, что речь идёт, как минимум, о заговоре или применении врагами России против её армии какого-то тайного, коварного и очень мощного оружия, силу которого знает только неутомимый пенсионер-герой, который в лучших традициях «ведущих следствие колобков» и «бэтмэнов» пытается едва ли не в одиночку спасать Отечество! К его несчастью, увы, безуспешно.

По вполне официальным данным, приводимым как МО, так и Синодальным отделом РПЦ МП во взаимодействию с ВС, процесс реализации указа Президента — Верховного Главнокомандующего о введении в штаты частей вышеупомянутых должностей набирает силу. Так в 20-х числах марта т.г. в Рязани, на базе ВУНЦ СВ-РВВДКУ им. генерала-армии В.Ф.Маргелова проходили сборы священнослужителей по воздушно-десантной подготовке. В сборах приняло участие 10 священнослужителей, духовно окормляющих десантников. Среди них было немало тех, кто в своё время служил в «войсках дяди Васи». А в Сухопутных войсках тем временем на должности помощников командиров по работе с верующими военнослужащими наконец-то назначили первых 11 священников, большинство из которых являются офицерами запаса Российской (а не американской или какой иной, заметьте) армии, т. е. не хуже т. Иванеева знающие службу и духовные потребности военнослужащих. По данным представителя Управления пресс-службы и информации МО РФ по Сухопутным войскам подполковника Сергея Власова: «к настоящему времени в Управлении по работе с верующими военнослужащими ВС РФ православной церковью представлены документы более чем на 60 священнослужителей для назначения их на эти должности».

Есть подвижки и по назначению на должности достойных священнослужителей и в других родах и видах войск: на боевые корабли ВМС России, в части РВСН и ВВС. Уже имеются и первые результаты, которые активно и широко обсуждаются в Синодальном отделе, где накапливается уникальный опыт (сайт Вестник военного и морского духовенства http://kapellan.ru/). Однако всё это, как я уже отмечал раньше, нимало не интересует учёного «богоборца-патриота». И эта позиция вызывает недоумение, поскольку для патриота, как известно, главная задача и даже цель жизни — благо Родины, а не личные амбиции, возведённые в ранг высшей истины. Но приоритет последних над первым, как раз и демонстрирует нам С.Иванеев.

А был ли мальчик?

Закрадывается мысль, может быть за его могучей спиной стоят плечом к плечу тысячи и сотни тысяч российских солдат, офицеров и генералов, которые настолько задавлены, морально унижены и обесчещены проклятыми церковниками, что и рта боятся раскрыть и потому уполномочили своего главного заступника — вышеупомянутого дипломированного юриста, быть защитником их грубо нарушенных прав? Однако, при ближайшем и даже очень, рассмотрении проблемы, тот же С. Иванеев не приводит ни одного (!) факта, ни одной (!) жалобы, ни от одного (!) реального защитника Отечества, ради борьбы за права которых он готов идти «на смертный бой», на милые его пламенному сердцу марксиста-конституционалиста (ещё один парадокс его личности) баррикады!

Возникает риторический вопрос, а где же мальчик и был ли он вообще? Чьи же права, буквально с пеной у рта, защищает богоборец С. Иванеев, не приводя никаких даже приблизительных данных роста антицерковных настроений в силовых структурах. Я не удивлюсь, что они возможно и есть, но привести эти данные следовало всё же не мне, а ему? Поэтому приведу свою статистику я.

По данным РИА-Новости, опубликовавших в марте т.г. результаты опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), которые свидетельствуют, что за последние 16 лет доля россиян, посещающих храмы, возросла с 57% до 71%. Среди православных россиян доля тех, кто посещает храм, составляет 83%. При этом 11% неверующих сообщили, что редко или время от времени ходят в церковь.

А какая же ситуация наблюдается непосредственно в ВС, в армии? По сообщению центрального печатного органа МО, газеты «Красная звезда» от 4.02.2012 года: «Для религиозной обстановки в Российской армии характерна позитивная динамика. По сравнению с 2001 годом число верующих военнослужащих на сегодняшний день существенно увеличилось. В настоящее время практикующие верующие составляют 22%, время от времени участвующие в религиозных церемониях — 57%, неопределившиеся до конца в своей религиозной принадлежности — 5%, агностики и убеждённые атеисты — 16%. Такие данные на сборах штатного военного духовенства привёл начальник Социологического центра Вооружённых Сил Минобороны РФ Леонид Певень.

Согласно данным соцопросов, по своей конфессиональной принадлежности верующие военнослужащие распределяются следующим образом. Православные христиане составляют 76%, мусульмане — 10%, католики, протестанты, буддисты и последователи других религий набирают по 1%.

Леонид Певень также отметил, что в 2011 году чаще, чем в прошлые годы, звучали жалобы на отсутствие в некоторых воинских частях условий для удовлетворения религиозных потребностей военнослужащих.

А вот более ранние данные, которые приводил в 2008 году Интерфакс со ссылкой на помощника главкома Сухопутных войск полковника Игоря Конашенкова. Офицер тогда отметил, что, по данным военных социологов, в экстремальных условиях службы тяга к вере у военнослужащих усиливается. В частности, в одной из частей Сухопутных войск, до её участия в боевых действиях прослойка верующих среди военнослужащих составляла 25%, а после того, как она побывала в боях, этот показатель составил 75−80%. По словам представителя Сухопутных войск, 31,4% верующих сказали при опросе, что находят в религии «поддержку в трудную минуту», 20% - что видят в ней источник добра и любви, 18,4% рассматривают веру как средство установления добрых отношений, 12,3% считают, что она помогает понять окружающих и собственную жизнь. При этом 12,6% респондентов заявили, что придерживаются твердых атеистических взглядов. Большинство из них — это старшие и младшие офицеры.

Проведя за доцента С. Иванеева эту не слишком трудоёмкую работу, предположу, что в его активной помощи могут нуждаться от силы примерно 12−16% процентов выявленных социологами твёрдокаменных атеистов. Могут, но… не хотят. А это, простите, разные вещи. Видимо, введение штатных должностей помощников командира по работе с военнослужащими, никоим образом не мешает им исполнять свои служебные обязанности. Никто не собирается насильно их крестить или делать им обрезание. А чем же ещё может быть страшен поп или мулла настоящему воину-атеисту?

Проблема, которой нет!

Может быть, руководство страны, МО, воспитательных органов не ведают, как малые дети, чего творят, открывая двери казарм и штабов (о ужас!!!) людям в рясах и чалмах? Но наше руководство, что называется не пальцем сделано и отнюдь не нуждается в назойливой опеке пусть даже и академика, болезненно зацикленного на идее фикс — «держать и не пущать попов в армию».

О том, что руководство МО и, прежде всего, воспитательные органы осознают, кого берут себе в помощники, свидетельствует выступление Начальника Главного управления по работе с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации генерал майора Сергея Чваркова на II сборах штатного военного духовенства (24 января 2012 г.), где он в частности заявил:

«Без преувеличения можно сказать, что учреждение института военного духовенства в Армии и на Флоте заставляет переосмыслить многие аспекты нашей работы с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации.

Это связано с тем, что деятельность военных священников всей структуры органов по работе с верующими военнослужащими, обращена к такой сфере, которой мы в нашей работе долгие десятилетия не касались. Речь идет о самых фундаментальных мотивационных основах жизни и деятельности военнослужащих, о побудительных причинах их поступков, которые они совершают и могут совершать, особенно в экстремальных условиях военной службы, в условиях опасности для здоровья и риска для жизни. Это такие понятия, как «душа» и «вера», «храм» и «богослужение» «исповедь» и «причастие» и т. п.

Сегодня, когда основная масса военнослужащих заявляет о своей принадлежности к тому или иному вероисповеданию, мы во весь голос можем говорить об основанной на вере любви военнослужащего к своему земному Отечеству, о его убежденности поэтому в правоте своего дела. И не только говорить, но и стремиться формировать на этой основе сознательное, добросовестное, а при необходимости и самоотверженное отношение к исполнению воинского долга… Я так же хочу подчеркнуть, что все правонарушения и преступления, если их оценивать в более привычных категориях веры — это проявления греховности человеческой и, следовательно, предмет постоянной заботы и внимания пастырей"

По словам упоминаемого выше полковника И. Конашенкова, командование Сухопутных войск так же рассматривает духовный, в том числе религиозный, потенциал как действенное средство воспитательной работы, в том числе по профилактике преступлений, суицидов и распространения наркомании.

Как видим, наши облечённые властью начальники, не столь глупы, как это кажется подполковнику запаса, и они сами вполне в состоянии разобраться с затронутой С. Иванеевым проблемой, которой, по сути то и нет!

За словом не в карман

Желая, показать себя человеком не просто образованным, но ещё и всеведущим, в т. ч. в вопросах религии (что, по его мнению, вполне достаточно для человека изучившего несколько антирелигозных работ К. Марска и В. Ленина и прослушавшего курс Научного атеизма). С. Иванеев возмущается: «Очевидно, автор (Р.И.) думает, что духовность тождественна религиозности» и дальше пускается в рассуждения, суть которых сводится к тому, что, конечно, это не так, не давая при этом, чёткого определения понятия духовности. Почему же? Да просто потому, что его нет в арсенале богоборцев и материалистов. Пытаясь по старой нахрапистой привычке ещё верных ленинцев «прихватизировать» и использовать в свою пользу все не только материальные, но и духовные ценности русского народа, а значит и его Церкви, т. Иванеев не задумывается о корневых и смысловых понятиях этих слов.

Так же легко богоборцы присвоили себе, например, понятия «священный», «святость», «совесть» немало не задумываясь о смысле и семантике слов. Марксизм-ленинизм спокойно учил своих последователей экспроприировать наследство враждебных и почти истреблённых классов. Таким образом, и перекочевали в убогий идейный арсенал марксистов-атеистов понятия «духовность», «священный», «святой» и производные от них. Особенно вырос спрос на эти по истине священные слова для повышения русского национального самосознания в годы Великой Отечественной войны, когда, что называется, припёрло. Это и «Священная война» Александрова, и новый гимн СССР и совсем не партийное «братья и сестры, друзья мои» И.Сталина.

Пытаясь изо всех сил защитить свою со всех сторон ущербную позицию, тов. Иванеев, с присущим ему пафосом восклицает: «Но духовность присуща всем культурным людям… В представлении господина Илющенко отрицание атеистами сверхъестественного исключает наличие у них духовности». Полноте возмущаться, господин-товарищ Иванеев, именно так и есть. Не хочу утомлять вас и читателей богословскими рассуждениями, просто предлагаю крепко подумать, произведя разбор этих слов, как это делалось в начальных классах школы. И получиться, что «духовность» явно от слова «дух», а «священный», явно от слова «святой», т. е. неотмирный — не от мира сего, видимого. Лично вы, т. Иванеев, неоднократно и публично отрицали веру в высшие силы, душу и дух (ов), так какого же рожна наводите тень на плетень? Нет в Ваших пафосных речах ни духовности, ни истинного понятия святости, одни пустые разговоры об этом. Чтобы долго не препираться с Вами, обратимся даже не к авторитету забытого даже многими академиками В. Далю, а к вполне толерантной и доступной каждому Википедиии.

«ДУХОВНОСТЬ, -и, ж. — Свойство души, состоящее в преобладании духовных, нравственных и интеллектуальных интересов над материальными». «Духовность — в самом общем смысле — совокупность проявлений духа в мире и человеке». Какие ещё вопросы, товарищ антиклерикал-марксист, отрицающий бессмертную душу?

А вот значение слова «священный» по словарю Ожегова. 1) Священный — Исполненный благоговения; 2) Священный — Чрезвычайно почетный и исключительный по важности, святой; 3) Священный — Относящийся к религиозному культу; 4) Священный — Обладающий святостью, божественный; соответствующий религиозному идеалу. По-моему, какой-то спор дальше просто бесполезен, если мой оппонент не потерял ещё основ русской грамоты и элементарной логики.

Чтобы навсегда (надеюсь) поставить точку в споре с богоборцем Иванеевым, приведу, как трактует понятие совести известный французский философ либеральных взглядов XVIII века Ж.Ж.Руссо: «Совесть! Ты — Божественный, и безсмертный и небесный голос, ты — единственно верный руководитель невежественного и ограниченного, но разумного и свободного существа. Ты — непогрешимый судья добра, ты — одна делаешь человека подобным Богу. От тебя превосходство его природы и нравственности его поступков. Без тебя нет во мне ничего возвышающего меня над животными, кроме печального преимущества путаться в заблуждениях вследствие беспорядочного рассудка и разума без руководства». Думаю, т. Иванеев не согласиться с Руссо, но это, как говориться его личная проблема, которую, надеюсь, он не станет доводить до читателей газеты очередной статьёй.

В защиту Истины

Не могу считать законченным свою полемику с т. Иванеевым после его неоднократных и систематических нападок на о. Иоанна Сергиева (Кронштадского), канонизированного Русской Православной Церковью в 1990 году, в лике святых, как чудотворца и праведника. Я даже не говорю, что этими нападками он оскорбляет чувства миллионов верующих русских людей, для которых о. Иоанн — святой человек (уже в прямом смысле слова), образец для подражания. Увы, это похоже привычное дело для претендующего на роль знатока православия, хулиганствующего академика Иванеева, духовного наследника организатора взрыва храма Христа Спасителя Л. Кагановича, богохульника-виршеплёта Д. Бедного (Ефима Придворова) и бессменного председателя Союза воинствующих безбожников (СВБ) Е. Ярославского (Губельмана), ведь делает он это, как и они, с явным удовольствием.

Что же, жизнь, а точнее житие о. Иоанна достаточно хорошо известно и доступно абсолютно всем, кто захочет познакомиться и узнать ближе этого человека, жившего в очень сложное и тяжёлое для страны время (1829−1908 гг). В контексте же предъявляемых Иванеевым обвинений, о. Иоанн выглядит чуть ли не шовинистом и разжигателем национальной розни (!). Пожалуй, главная «вина» о. Иоанна заключается в том, что он был последовательным и пламенным патриотом своего Отечества — Российской Империи. Он, например, принимал самое активное участие в подавлении мятежа 1905 года в России, призывая своих верных чад свято исполнять свой служебный и гражданский долг. То, что происходило тогда, в разгар русско-японской войны на баррикадах Пресни, иначе, как предательством Родины, ударом в спину и не назовёшь, и о. Иоанн, не боясь гнева воинствующих либералов и оторвавшихся от народа интеллигентов, прямо называл вещи своими именами. Уже за одно это, богоборцы, а затем пришедшие к власти большевики, постарались осквернить и стереть из памяти народа имя этого великого подвижника.

Отец Иоанн был членом Союза Русского народа — монархической организации, возникшей, как реакция национально здоровых сил на революционные события 1905 года. Среди членов организации были, кстати, люди разных национальностей: в т. ч. немцы, шведы, поляки. В Союз он вступил рядовым членом, написав в заявлении: «Желая вступить в число членов Союза, стремящегося к содействию всеми законными средствами правильному развитию начал Русской государственности и русского народного хозяйства на основах Православия, Неограниченного Самодержавия и Русской Народности, — прошу зачислить меня как единомышленника». О. Иоанн участвовал в мероприятиях, организовываемых «союзниками», выступал на монархических собраниях, участвовал в крестных ходах, издавал проповеди и обращения к русскому народу.

То, что о. Иоанн не являлся тупым и узколобым шовинистом, каким его рисовали идейные вдохновители С. Иванеева, является, например, крайне отрицательная реакция священника на еврейские погромы в Кишенёве в 1903 году, которые он резко осудил, за что подвергся критике теперь уже крайне правых. Кронштадтский пастырь помимо этого был активным противником пьянства среди русского народа, являясь членом и почётным жертвователем Казанского общества трезвости. На свои средства он построил Дом трудолюбия в Кронштадте, где пьяницы получали возможность начать новую жизнь. Там действовали мастерские, различные кружки, где люди дна получали не только бесплатный кров и стол, но и профессию, возможность честно зарабатывать деньги, чтобы содержать свои семьи.

Рост известности и почитания Иоанна Кронштадтского привели к тому, что ему стали жертвовать большие денежные суммы — лично и почтовыми переводами. Крупные суммы (до 50 тыс. рублей) отец Иоанн жертвовал на строительство и поддержание благотворительных учреждений, школ, больниц, монастырей и храмов, жертвовал в благотворительные общества, в том числе других конфессий (татарам, еврееям). О своей благотворительности отец Иоанн говорил так: «У Бога нет ни эллинов, ни иудеев. У меня своих денег нет. Мне жертвуют и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Поэтому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу». Передвигался по Кронштадту отец Иоанн в сопровождении целой «армии» нищих, которым он раздавал милостыню дважды в день — утром и вечером. Чем более он раздавал деньги, тем более ему жертвовали. По разным источникам, через руки отца Иоанна проходило от 150 тысяч до миллиона рублей в год. Секретарь отца Иоанна говорил, что за июнь 1895 г. им было послано по почте различным просителям 25 тысяч рублей, не считая личных жертв из рук в руки, сумму которых никто не знал, даже сам отец Иоанн.

Рассказывать только о благотворительности о. Иоанна можно ещё очень долго и я не ставлю себе это целью. Подчеркну лишь огромное положительное, умиротворяющее влияние, которое он оказывал на русское общество. Среди его духовных чад, людей, духовно близких Иоанну Сергиеву были Император Александр Третий и члены его фамилии, адмирал С.О.Макаров, многие русские офицеры, известный военный публицист М.О. Меньшиков. Мне кажется, этого достаточно здравомыслящему человеку, чтобы покопаться в интернете и без подначек всезнающего академика-богоборца получить ответ на вопрос, кем же был в действительности о. Иоанн Кронштадский. После этого даже смешно рассматривать молитву, авторство которой С. Иванеев безосновательно приписывает отцу Иоанну, где юрист-академик и прочая и прочая обнаружил намёки на шовинизм, человеконенавистничество, ксенофобию и другие нынче модные либеральные пороки человечества.

Для меня и большинства моих соотечественников, которых, как утверждает упрямая статистика, большинство, святой праведный Иоанн Кронштадтский остаётся молитвенником за Россию и символом нелицемерного русского патриота. Если товарищу Иванееву, тоже объявившего себя патриотом и иже с ним это не нравиться, то это его личное дело и конституционное право. Никто ведь не мешает ему самозабвенно любить на выбор К. Маркса, Л. Троцкого, Робеспьера, Иуду Искариота или хоть чёрта лысого, посвящать им памятные собрания, возлагать цветы к их бюстам или класть поклоны, либо делать другие, не запрещённые законом действия, например, писать о них в различные издания, не вмешиваясь при этом в дела верующих людей и не оскорбляя их чувства.

Почему-то с некоторых времён принято считать, что истина рождается в споре, что подразумевает, что Истины, как таковой нет. Что же, думать так и продолжать упорно искать якобы истину в пустопорожних спорах — конституционное право и личное дело каждого. Не надо только вносить смуту, туда, где без Истины — как зафиксированного определения, могут начаться необратимые процессы распада и деградации семьи, общества, армии и государства. Для России, этой Истиной — стержнем цивилизации — всегда оставалась Православная вера.

Подполковник Роман Илющенко, бакалавр религиоведения

http://rusk.ru/st.php?idar=54528

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru