Русская линия
Православие и современность Наталья Горенок14.04.2012 

Благословенная Суббота

Литургия Великой Субботы — особенная, неповторимая служба,Богослужение Великой Субботы единственная в году — как правило, совершается в пустом или полупустом храме. Даже большинство из тех, кто старался по максимуму посещать службы Страстной седмицы, воспринимают утро субботы как время, когда можно немного выспаться, отдохнуть перед ночной службой и доделать перед праздником хозяйственные дела. Даже в храмах сразу после Литургии начинается суета — освящение куличей.

Почему же так получается, что день, в который Церковь заповедует всем молчание, день Божественного покоя стал для нас самым суетным днем в году?..

Когда я только начинала ходить в храм, я ничего не знала о богослужении, но очень остро чувствовала: во время службы что-то происходит, невидимо совершается нечто чрезвычайно важное, именно здесь и сейчас. Со временем это чувство притупилось, почти стерлось, но каждый год оно вновь возвращается во время Страстной седмицы, и особенно в Великую Субботу. Божественная литургия в богослужебном смысле является завершением этого дня: по древней традиции, как и в дни Навечерия Рождества и Богоявления, она совершается в соединении с вечерней. В песнопениях этого дня говорится, что Великая Суббота — благословенный, спасительный и в то же время таинственный день, в который Спаситель сошел во ад.

«Днесь ад, стеня, вопиет. (Сегодня ад со стоном кричит)» — такими словами начинаются три стихиры вечерни. Богослужение и иконография этого дня рассказывают о Сошествии Господа во ад ярко и подробно. Ад олицетворяется — повествование ведется от его лица, он жалуется: он не смог удержать Того, Кого принял за одного из умерших, — Пастырь Распятый разрушил смертную державу, воскресил Адама и возвел с Собой всех, кого от века поглотил ад. Все эти стихиры завершаются благодарением молящихся — то есть нашим благодарением: «Слава, Господи, Кресту Твоему и Воскресению Твоему».

Начинается чтение паремий, первая из которых — повествование из Книги Бытия о сотворении мира. Основные темы пророческих ветхозаветных текстов этого дня — прообразы Воскресения, переход от рабства к свободе, от смерти к жизни. Последняя из паремий — отрывок из Книги пророка Даниила. Хвалебная песнь трех отроков в огненной печи Вавилонской подхватывается духовенством, хором, молящимися: «Господа пойте и превозносите во вся веки». Это уже не обычное пение, а торжественное, ликующее, непередаваемо радостное славословие, которое обнимает собой всю вселенную. Вся природа, все умные силы — всё, сотворенное Богом призывается к благодарению: «Благословите вся дела Господня. Благословите Ангели. Благословите небеса». Солнце и луна, звезды небесные, дождь и роса, холод и зной, свет и тьма, моря и реки — все мироздание и мы, рабы Господни, вместе со святыми «хвалим, благословим, покланяемся Господеви». Это один из самых волнующих моментов этой удивительной службы, которые помнишь и к которым стремишься весь год.

В Великую Субботу читается 15 паремий — больше, чем в какой-либо другой день церковного года. Дело в том, что, согласно практике Древней Церкви, во время этого продолжительного чтения совершалось крещение оглашенных. Именно поэтому вслед за паремиями вместо Трисвятого в этот день поется «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся.» Помню, как в Саратове, в Троицком соборе два года назад впервые была предпринята попытка возродить эту традицию, и группа оглашенных со свечами, в белых одеждах в этот момент службы вошла в храм. Возникло удивительное ощущение, о котором говорили многие: мы не понимали, в каком веке, в каком времени находимся. Не просто потому, что ход службы оказался непривычным, но и потому, что были совершены те действия, события, память о которых сохраняло богослужебное последование.

После чтения праздничного Апостола, в котором также уже открыто говорится о Воскресении Христовом и его значении для нас, поется особый аллилуарий: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех (…ибо Ты будешь иметь последователей среди всех народов)». Этот стих несколько раз возглашается чтецом и подхватывается хором. Именно во время этого торжественного пения в алтаре духовенство переоблачается в белые одежды. И минута, когда распахиваются Царские врата и диакон в белом выходит читать Евангелие о Воскресении, становится истинным предвестием Пасхального торжества. Но здесь (знаю по собственному опыту) важно не перерадоваться, а сдержать себя — в Великую Субботу наша радость должна быть тихой: в этот день Церковь призывает нас к молчанию.

На Литургии Великой Субботы вместо Херувимской, единственный раз в году, поется такое песнопение: «Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих и Господь господствующих приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы Ангельстии со всяким Началом и Властию, многоочитии Херувими, и шестокрилатии Серафими, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа (Да умолкнет все плотское в человеке, да стоит он со страхом и трепетом, не помышляя ни о чем земном; ибо Царь царствующих и Господь господствующих приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. Ему предшествуют сонмы Ангелов, различные чины их, многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, закрывая лица и возглашая песнь: аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя)».

Исполнилось все то, ради чего воплотился Спаситель. Господь приходит на заколение, дает себя в пищу верным. Это превышает человеческое разумение. Бесплотные Ангелы закрывают от ужаса лицо своими крылами, они не в силах смотреть на эту тайну.

Еще одна особенность Великой Субботы — вместо Достойно есть поется ирмос 9-й песни канона: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся и вознесу со славою непрестанно, яко Бог, верою и любовию Тя величающия (Не рыдай надо Мною, Матерь, видя во гробе Сына, Которого Ты во чреве без семени зачала, ибо Я воскресну и буду прославлен, и во славе вознесу, как Бог, непрестанно с верою и любовию Тебя величающих)». Опять происходит смена настроения — и в смысловом, и в музыкальном отношении: от скорби к радости, к обещанию Воскресения и вечной жизни.

Великая Суббота — это день, когда лучше всего осознаются святоотеческие слова о том, что наше спасение совершается между страхом и надеждой. Господь еще во гробе, и мы видим перед собой, в центре храма, Плащаницу с изображением Почившего Спасителя. Это благословенная Суббота — «упокоения день, воньже почи от всех дел Своих Единородный Сын Божий». Но в то же время мы чувствуем — что-то происходит. Вместе с тем, как проявляются в ходе богослужения и звучат все громче вести о грядущем Воскресении Христовом, укрепляется и наша надежда: Бог воскресил Господа, воскресит и нас силою Своею (1 Кор. 6, 14).

…Лично я тоже страшно устаю к наступлению Великой Субботы. Всегда требуется немалое усилие для того, чтобы попросту утром встать и пойти в храм. Единственное, что может помочь, — чувство, что, если не пойдешь на Литургию Великой Субботы, то потеряешь неизмеримо больше, чем получишь, проспав лишний час или сделав что-то по дому. Нужно попытаться прожить этот благословенный день вместе с Церковью, не пропустить в беспамятстве, не перепрыгнуть, а пройти вместе с ней тот важнейший участок пути, который ведет нас от Страстей к Воскресению.

Газета «Православная вера» № 7 (469), 2012 год

http://www.eparhia-saratov.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=60 178&Itemid=3


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru