Русская линия
Вестник военного и морского духовенства Борис Лукичев12.04.2012 

Обращения «товарищ батюшка» в армии не будет

Уже второй год войска стали ближе к Богу в прямом смысле этого слова Б. Лукичев— представители церкви стоят на должностях в Вооруженных силах

Кто же он, армейский батюшка — больше священник или военный? Какими правами и обязанностями наделен? Появятся ли в армии, помимо святых отцов, имамы, раввины или ламы? На эти и другие вопросы «КП» ответил начальник недавно созданного Управления по работе с верующими военно-служащими Вооруженных сил РФ Борис ЛУКИЧЕВ.

— Борис Михайлович, так сколько сейчас батюшек служит в Вооруженных силах?

 — Что касается принятых в штат в армии и на флоте, сейчас мы имеем там всего 21 священника. Они заключили договоры с командирами и выполняют свои профессиональные обязанности. Из них 20 — православные священники и один — из мусульманской уммы — имам-хатыб Синдикаев. Он служит в Южном военном округе. Остальные распределены по округам и родам войск.

— Не так уж и много. Помнится, изначально было принято решение, что священнослужителей в армии будет гораздо больше.

 — Решением министра обороны в 2010 году введено 240 должностей штатных военных священников и 9 гражданских должностей. Первые священники появились в военных округах в составе управлений по работе с личным составом, в дивизиях и бригадах — как помощники командиров соединений и начальников вузов по работе с верующими военнослужащими. Их религиозная принадлежность зависит от того, какую веру исповедуют большинство военнослужащих (для назначения священника в часть верующие должны составлять там не менее 10% от общего числа). Этого, конечно, крайне мало, но это лишь первые шаги по возрождению духовности в армии.

— Как «боевые священники» распределены по стране?

 — В первую очередь были заполнены должности священников в российских военных базах за рубежом. Люди в погонах там в сложных ­условиях, вдали от родины, поэтому и помощь батюшки наиболее востребована. Нашим воинам за рубежом уже сейчас помогают штатные военные священники. В Севастополе это протоиерей Александр Бондаренко, в Гудауте (Абхазия) — иерей Александр Терпугов, в Гюмри (Армения) — архимандрит Андрей (Вац).

— Воинскую честь батюшке солдатам и офицерам по уставу отдавать нужно? В храмах им и генералы кланяются! И как обращаться к священно­служителю в армии, где сохранено слово «товарищ»? «Товарищ батюшка»?

 — Честь воинскую отдавать батюшке не нужно, ему нужно уважение его священнического сана. И обращения обычные — «батюшка», «отец», «имам», «ребе».

 — Форма одежды для священника определена?

 — Священник и в армии остается священником. Он прикомандирован к воинской части. Нанят на работу по договору. Но главная его задача — выполнять свои духовные обязанности. В повседневной жизни священнослужитель Русской церкви в рясе, у мусульман — халат. Сейчас для священнослужителей прорабатываем норму вещевого довольствия, в поле он может быть и в полевой форме. Но при этом священник не является административно подчиненным командованию. И воинского звания у него нет.

СВЯЩЕННИК ДОЛЖЕН БЫТЬ В ТЕМЕ

— Кто и как отбирает священников в армию? Проходят ли они какой-то отбор?

 — За последние 20 лет уже несколько тысяч священнослужителей, в основном Русской православной церкви, сотрудничают с воинскими частями. Многие из тех, кто уже по 5 — 7 лет взаимодействует и помогает, на учения ходит, отбираются для штатной работы в воинских частях. Отбор происходит элементарно. Как правило, у него есть храм или часовня на территории воинской части. Таких людей отобрано уже более сотни человек. Даже командиры порой ходатайствуют, чтобы назначали таких священников в воинскую часть.

— Должен ли военный священник сам отслужить в армии?

 — Желательно. Потому что ему легче входить в воинский коллектив, понятнее многие проблемы. Но это не является каким-то жестким правилом. У нас есть военные священники, которые отслужили только срочную службу или, может быть, получали высшее образование, оканчивали военные кафедры.

«ПОКЛОНЯЙСЯ АЛЛАХУ, НО СЛЕДУЙ ЗА КОМАНДИРОМ»

 — В целом в Российской армии до 70% военнослужащих считают себя верующими. Из них 80% — православные. Поэтому в основе своей у нас священнослужители православные. Особенно в тактическом звене. Пока в военных частях построено 200 культовых объектов. Они, как правило, все православные. Только 4 культовых объекта мусульманские — молитвенные комнаты. Вот Евгений Нафиков служит на российской авиационной базе в Канте, в Киргизии. Большинство в части православные, но есть 25 мусульман. Он съездил в Кант, нашел мечеть, где имам хорошо относится к России. По пятницам командир дает автобус, и он везет этих ребят в мечеть. Имам их привечает, но и учит, говоря: поклоняйся Аллаху, но следуй за ведущим тебя, то есть за командиром.

ЖИЛЬЕ И РАБОЧИЙ КАБИНЕТ

— А какую зарплату получают батюшки в армии? И как решаете жилищный вопрос? Ведь многие прибывают с многодетными семьями.

 — Мы пока стараемся нанимать на работу священнослужителей, которые уже давно взаимодействуют и живут, как правило, рядом с воинской частью. Но есть и такие, которые приезжают издалека. Их, как правило, обеспечивают жильем. Командование заинтересовано в том, чтобы обеспечить батюшку нормальными жилищными условиями, рабочим кабинетом, где можно индивидуально работать с солдатами.

Первичная зарплата — 10 тысяч рублей. Еще плюс 100% от этого — за сложность воинской службы. Плюс районный коэффициент, добавки за выслугу лет. Плюс премиальные. В среднем по России получается около 27 — 30 тысяч рублей. Если же это где-то на окраинах, где высокий районный коэффициент, там уже 35 тысяч рублей, за рубежом — больше.

БАТЮШКА И ИМАМ ПРИХОДЯТ К СОЛДАТАМ ВМЕСТЕ

— Как взаимодействуют друг с другом православный и, скажем, мусульманский священнослужитель?

 — Штатный военный священник имам-хатыб Ильдар Синдикаев трудится в составе управления по работе с личным составом в Южном военном округе. И они вместе с протоиереем Леандром Кузнецовым ездят в войска. Один — в рясе, с крестом, в камилавке. Другой — в халате и чалме. Приходят в воинскую часть, и солдаты видят, какие взаимоотношения этих духовных лиц. Это очень сильно действует.

Церковь не внедряют в войска — она там востребована. И священники приезжают, потому что их там ждут — на Черноморском флоте, в Дальней авиации, в Космических войсках. И храмы строятся за счет людей, которые хотели, чтобы храм был на территории части.

«ПРАВОСЛАВНЫЕ, ОТОЙДИТЕ В СТОРОНКУ»

 — В 1993 году, когда перево­зили мощи Серафима Саровского из Петербурга в Саров, на каком-то этапе помогали и военнослужащие. Полевые кухни для паломников строили. И Патриарх Алексий сопровождал эти святые мощи. Увидел солдат и говорит: «Православные есть? Отойдите в сторонку». Он их благословил, иконки подарил. Мы стараемся следовать завету Патриарха.

— Борис Михайлович, а почему вы при такой должности не в священном звании? Могли быть и отцом Борисом.

 — На все воля Божия. Чтобы не было вопросов, какая церковь какой деноминацией управляет, начальником управления стоит гражданское лицо.

Виктор СОКИРКО, Елена ЧИНКОВА

http://kapellan.ru


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru