Русская линия
Православие.Ru В. Максименко08.01.2000 

УРОКИ КОСОВА

I
24 марта — ровно год со дня нападения НАТО на Югославию. Казалось бы, годовщина самой крупномасштабной агрессии конца ХХ века — время подведения итогов. Время оценки тех последствий, которые вызваны чередой актов международного насилия, развязанного вооруженными силами Североатлантического союза на территории Юго-Восточной Европы, на многострадальных Балканах.
Казалось бы. Но в преддверии годовщины 24 марта всё говорит о том, что подводить итог рано. Всё говорит о том, что НАТО — самый могущественный в мире военно-политический союз 19-ти государств, решения которого диктуются не в Брюсселе и вообще не в Европе, изготовился к новому, второму после Косова, прыжку в своём стратегическом продвижении на восток, вглубь континента Евразии. Новым объектом нападения станет Черногория — одна из двух (вместе с Сербией) союзных республик федеративной Югославии.
Почему Черногория? Почему эта маленькая адриатическая республика с ее скудными горными пастбищами, с преобладанием сельского населения, территорией около 14 тыс. км2 и менее чем 500 тысяч жителей помещена сегодня в центр внимания глобальных средств массовой информации, объявлена оплотом демократического движения, стала объектом забот генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона, главнокомандующего вооруженными силами НАТО в Европе Уэсли Кларка и других?
Ответ прост: Черногория имеет, в отличие от Сербии, выход в Адриатику, а через неё — в Средиземноморье, бассейн Черного моря и Атлантику. Побережье республики удобно для морских баз. Именно поэтому она представляет, наряду с Косовым, превосходный плацдарм для базирования НАТОвской армады и осуществления ее геостратегических планов на восточном направлении. Именно поэтому президент Черногории Мило Джуканович, имеющий постоянные контакты с официальными и неофициальными американскими представителями и фактически проводящий курс НАТО, открыто заявляет в последние месяцы о «независимости» Черногории.
Джуканович ввел в Черногории параллельную югославскому динару денежную единицу — немецкую марку, а Германия, в свою очередь, предоставила Джукановичу кредит в 40 миллионов долларов. Осуществляя отнюдь не им выработанный план отделения Черногории, этой суверенной части югославского государства, Джуканович, в обход федеральных югославских властей, распорядился недавно открыть границы с Албанией. Когда, в ответ на это, командование расквартированной в Черногории Второй югославской армии установило на границе рядом с таможенными пунктами военные КПП, на Западе мгновенно, как по команде, заговорили о том, что кровожадный диктатор Милошевич вновь душит демократию и хочет навязать свою волю свободолюбивому черногорскому народу.
Все участники балканской драмы, которая на наших глазах превращается в трагедию, прекрасно понимают: отторгнуть от Югославии и Черногорию — после того, как в июне прошлого года произошла оккупация Косова войсками 5-ти стран НАТО, главных участниц 78-дневной воздушной войны, — означало бы нанести второй и решающий удар, приводящий стратегов НАТО к давно поставленной ими цели развала югославского государства путем расчленения его территории.

II
Знаковым, как принято говорить, событием в осуществлении планов НАТО по развалу югославской государственности стало убийство 7 февраля в Белграде министра обороны Югославии Павле Булатовича, родом из Черногории.
Джуканович и Булатович, оба черногорцы, были не просто противниками, они олицетворяли два противоположных курса в отношении федеративных структур югославского государства. Булатович был твердым, последовательным сторонником укрепления союзной Югославии. Занимая пост министра обороны страны на протяжении последних семи лет, он возглавлял практические оборонные мероприятия во время воздушной войны 99-го года. Когда 2 июня спецпредставитель президента Б. Ельцина по Югославии В. Черномырдин заключил сделку, известную как «соглашение Беббот — Черномырдин», в результате чего Югославию принудили к миру, югославская армия, покидая Косово, произвела эвакуацию исторического сербского края в обычных походных порядках, непобежденная. Во многом эта была заслуга Павле Булатовича.
Когда в конце прошлого года Джуканович попытался силами черногорской полиции захватить контроль над аэропортом союзного значения в Подгорице, эта попытка была сорвана военно-полицейскими спецподразделениями в Черногории, созданными по инициативе Булатовича и подчиненными ему лично.
Экономист по образованию, Павле Булатович проявил себя на посту министра обороны не только как талантливый военный организатор, но и как серьезный политик, четко видевший перспективу развития военно-политической обстановки на Балканах и в мире.
В конце декабря прошлого года в Белграде прошли переговоры Павле Булатовича и Игоря Сергеева. На их совместной пресс-конференции было отмечено, что «оценки военно-политической ситуации в мире» у министров обороны Югославии и России совпадают. Сообщалось и о состоявшейся между ними «детальной беседе о дальнейшем развитии и о новых моделях военно-экономического и научно-технического сотрудничества в сфере обороны» (как известно, резолюция СБ ООН N 1244 от 10 июня 1999 г. сняла запрет на оказание Югославии военно-технической помощи).
4 февраля, то есть за три дня до убийства югославского министра обороны, выходящая в Москве «Независимая газета» опубликовала его интервью. Выразив желание, «чтобы Россия и сегодня, и в будущем утвердилась на Балканах», Булатович подчеркнул: «с исторической точки зрения Балканы имеют исключительно важное значеие для России»: здесь Россия и «утверждалась как великая держава», и «теряла этот статус». Отмечая, что контингент KFOR и гражданская миссия на Косове «пытаются сегодня осуществить то, чего блок НАТО не добился с помощью самолётов и ракет», Булатович призвал в интервью видеть за этими событиями, как он сказал, «самое главное», а именно: «всё происшедшее и происходящее на Косове и в Метохии является ярким предупреждением России в связи с ситуацией в Чечне. Нельзя забывать, что Соединенные Штаты в своём походе за мировое господство целенаправленно вызывают кризисы и управляют ими».
В этом суть. И сейчас, когда Мило Джуканович встречается в Сараеве с Мадлен Олбрайт, а потом объявляет, что Запад готов помочь Черногории в случае, как он говорит, «агрессии Сербии», когда проходят совместные американо-хорватские воздушные манёвры, а в порт Дубровник на адриатическом побережье Хорватии заходит авианосец «Эйзенхауэр», — всё это, помимо регионального значения имеет, бесспорно, глобальное измерение, будучи связанным с фронтальным наступлением сил «нового мирового порядка».

III
Существование глобальных аспектов последней балканской войны выделил министр обороны России Игорь Сергеев. «Эта война, — писал он, — ознаменовала собой по существу начало новой эпохи не только в военной, но и во всемирной истории — эпохи открытого военно-силового диктата США по отношению к другим странам».
Эпохальность сдвига заключается в том, что 24 марта 1999 года первыми ракетно-бомбовыми ударами НАТО по Югославии был разрушен международный правопорядок как таковой. В мире после Косова ни Устав ООН, ни какие бы то ни было международные соглашения уже не имеют той силы, что прежде, когда паритет двух сверхдержав выступал санкцией международного права. Мир после Косова выглядит так, что в нем стало возможным безнаказанно взломать суверинитет государства и превратить целую страну в полигон для испытаний новейших образцов высокоточного оружия.
Збигнев Бжезинский называет это «гегемонией нового типа». Он пишет о ней в книге «Большая шахматная доска», прилагая образ «доски» ко всей Евразии. Такой подход полностью совпадает с позицией руководства НАТО, которое рассматривает войну 1999 года на Балканах как прецедент для будущего столетия.
На Западе, в отличие от России, давно и открыто обсуждается тема «глобального управления» и его субъекта — «мирового правительства». Совершенно очевидно, что легализовать деятельность «мирового правительства» по «глобальному управлению» будет возможно лишь тогда, когда последние следы суверенитета последнего национального государства окончательно сотрутся с лица планеты.
С этой точки зрения, Балканы, Кавказ, Средняя Азия — связанные участки единой геополитической дуги. Все происходящее там включено в контекст стратегии «глобализации» и установления «нового мирового порядка». И выясняется одна очень важная связь. Международный терроризм, который показал свое лицо и на Косове, и в Чечне, обнаруживает себя не столько детищем воинствующего ислама, сколько рукотворным созданием стратегов глобализма, инструментом в их руках.
Разумеется, наркотеррористической организации «Освободительная армия Косова», сколько бы ни пестовал ее официальный Запад, никогда не будет позволено создать на Косове албанское государство либо включить Косово в состав «Великой Албании». Албанская государственность нужна стратегам глобализма не больше югославской. Столкновения сербской и албанской общин в городе Косовска-Митровица в феврале этого года послужили именно тому, ради чего они провоцировались: в город были введены еще несколько сот французских, английских и американских солдат, а генерал Кларк заявил, что ему для поддержания порядка на Косове нужно теперь дополнительно 3 батальона, то есть около 2 тысяч человек.
Военное присутствие НАТО на Балканах после того, как альянс получил плацдарм на Косове, будет наращиваться и дальше. 19 марта на территории Косова начались НАТО-вские военные учения «Дайнэмикс риспонс — 2000», которые продлятся около месяца. 24 марта, в годовщину нападения альянса на Югославию, на Косово в зону учений прибывает генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон. В основу учений положен сценарий обострения обстановки, при котором, как говорится в НАТО-вских документах, «Белград проводит наращивание своих войск в Черногории и начинает подготовку к вооруженному вторжению».
А два дня спустя после годовщины начала НАТО-вской войны на Балканах — Россия, исторический союзник сербов, — узнает имя своего нового президента. Что в этих условиях может предпринять новый глава Российского государства?

IV
Убитый очередью из автомата 7 февраля во время ужина в белградском ресторане министр обороны Югославии Павле Булатович считал, что все поисшедшее и происходящее на Косове является ярким предупреждением России в связи с событиями в Чечне. Я не знаю, разделяет ли эту точку зрения новый президент России, хотя очень хочу знать.
Я не знаю также, положат ли на рабочий стол второго президента Российской Федерации книгу, которая издана министерством иностранных дел Союзной Республики Югославия и называется «Преступления НАТО в Югославии. Документальные свидетельства. 24 марта — 10 июля 1999 года.» Но я убежден, что перед тем, как на практике восстанавливать отношения России с НАТО в полном объеме, он должен видеть и читать эту книгу. Я хорошо выбираю модальность своего высказывания: речь идет именно о долге главы российского государства.
В Белую книгу югославского МИДа включены лишь доказательства преступлений военнослужащих НАТО в отношении гражданского населения и гражданских объектов. По интенсивности и военной мощи агрессия против Югославии уступает только второй мировой войне. В агрессии участвовали 1100 самолетов, совершившие свыше 25 тысяч самолето-вылетов: на территорию Югославии было сброшено 25 тысяч тонн взрывчатых веществ. 30% убитых мирных жителей — это дети. Их доля среди раненых еще больше — 40% (в основном, из-за применения кассетных бомб). Всё это называют гуманитарной интервенцией в защиту прав человека. Говорят, что это позиция мирового сообщества. Но мирового сообщества нет, например, без Китая, чьи граждане были убиты в Белграде 7 мая прошлого года американской ракетой в результате заранее спланированного преступления — обстрела посольства КНР. Память китайца цепко удерживает этот факт. А память русского? А память русского, который станет, уже стал президентом страны, называемой им великой державой?
Да, в деятельности нового российского президента существуют серьезные ограничители. Они созданы десятилетием правления его предшественника. Главный из этих ограничителей тот, что за 10 лет валовой продукт России приведен к уровню, при котором он теперь в 50 раз меньше валового продукта США, а военный бюджет России сегодня меньше американского в 65 раз.
И тем не менее: у России были, есть и будут (пока есть Россия) национальные интересы на Балканах. 12 июня прошлого года серьезность этих интересов подтвердили бросок русских десантников боснийской бригады в Приштину и встреча, которую оказали им ошеломленные сербы. В тот день все каналы телевидения непрерывно повторяли эти кадры: русские солдаты на бронетранспортерах, входящих в столицу древнего сербского края, в окружении цветов, слез, улыбок, протянутых рук. Я уверен, что новый президент России тоже видел и помнит эти кадры. В них, помимо эмоций и порыва, есть точное выражение того факта, что Россия, несмотря на значительность деяний бывшего спецпредставителя, а ныне депутата В. Черномырдина (которому, кстати, Америка обязана тем, что оккупировала Косово, не потеряв ни одного солдата), — эта полуповерженная Россия еще сохраняет международный авторитет, который, как известно, измеряется не объемом валового продукта.
Недавно депутат В. Черномырдин предложил увеличить численность российского контингента на Косове. Для чего? Нет ответа. 28 марта представитель России сядет за стол переговоров с представителями пяти стран — Членов так называемой «контактной группы», они же пять главных участников агрессии против Югославии. Для чего? Что, помимо обкатанных формул этикета, принесет на эти переговоры русский дипломат и, главное, что он с этих переговоров унесет? Нет ответа.
Но всё это вопросы не к депутатам, не к третьим, не ко вторым лицам. Это вопросы к первому лицу государства. Национальные интересы России на Балканах, как в любой части мира, где они существуют, — начиная с зарубежья, которое мы зовем ближним, — должны быть артикулированы отчетливо и внятно. Любая невнятность здесь не только ущербляет образ нового национального лидера — она впрямую угрожает государственной безопасности.

V
Начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ генерал-полковник Л.Г. Ивашов в интервью газете «Время» 27 марта назвал всё совершенное НАТО в Югославии «великой глупостью». Задумаемся: так ли это?
Косово стало в нашем мире многозначным символом стратегии «нового мирового порядка».
Косово — это мощный удар, разваливающий систему международного права, это дисквалификация организации под названием «Объединенные Нации»;
Косово — это ставка на использование этносепаратизма и терроризма как инструментов международной политики;
Косово — это легализация «гуманитарной интервенции» и приемов вооруженной борьбы за расчленение существующих национальных государств;
Косово — это новый этап глобальной информационной войны, которую Запад ведет 24 часа в сутки; в годовщину нападения НАТО на Югославию были опубликованы данные финских экспертов, которые расследовали «убийство в селе Рачак», использованное Вашингтоном и Брюсселем для начала агрессии. Выводы финнов сенсационны: «убийства в Рачаке» не было. Его фальсифицировали, а общественность — по всем правилам информационной войны — бесстыдно одурачили.
Всё это вместе взятое, в плане задачи подорвать во всем мире суверенитет государства и ввести так называемое «глобальное управление» с «мировым правительством» во главе, выглядит не так уж глупо.
Но есть у этой войны еще одна сторона, и здесь я с генералом Л.Г. Ивашовым готов согласиться: да, с точки зрения интересов западной солидарности, 78-дневные бомбардировки государства в юго-восточной части европейского континента были действительно «великой глупостью»; они усугубили противостояние по линии «союз североатлантических держав против Европы». 50-летие Альянса, с помпой отмеченное в Вашингтоне в апреле прошлолго года, и нажим, с каким подчеркивается значение «трансатлантической связи» не в силах отменить капитальнейший геополитический факт нашего времени: с исчезновением в Евразии советской сверхдержавы Атлантика больше не звено связи, а линия расколов в западном мире.
Применение американской авиацией в ходе войны в Европе боеприпасов с сердечниками из обедненного урана, разрушение предприятий химической промышленности и нефтегазового комплекса, выброс в атмосферу многих тонн таких веществ, как хлор, этилен, фенол, двуокись серы, бензопирен, частицы ртути и свинца, поразили не только Югославию, но и сопредельные европейские государства. То же самое относится к попаданию в реки и грунтовые воды огромного количества нефтеподуктов.
Но как бы ни была велика для Европы опасность экологических последствий «гуманитарной интервенции» НАТО на Балканах, к экологии все не сводится. О других аспектах превращения «трансатлантической связи» в разделяющий континенты атлантический ров — в следующем комментарии из цикла «Уроки Косова».


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru