Русская линия
Вера-ЭскомИнок Дорофей 11.04.2012 

У Бога всего много
Картинки церковной жизни

Боевая попадья

У некоторых батюшек бывают очень даже боевые матушки. Они лихо гоняют на машинах, вызывая изумление гаишников и недоумение прихожан, рожают много ребятишек и всё везде успевают. У отца Сергия была именно такая попадья, звали её матушка Светлана. Ей очень импонировало, что она не просто жена, а жена священника и на её муже теперь пребывает благодать Божия, к которой и она теперь имеет отношение.

Однажды в какой-то книжке Светлана прочитала, что «матушка должна быть первой помощницей своему супругу на приходе», и с тех пор старалась на деле это исполнить. Вникала во все церковные дела и стремилась всё поправить в лучшую сторону. Посмотрев, какие ромбики делает жестянщик на куполе, она осталась очень недовольной его работой:

 — Вы зачем такие большие кубики наделали, это же очень некрасиво! Вот посмотрите на этой фотографии, какие купола чудесные сделаны. А у вас что? Это всё надо переделать, вы столько металла зря перепортили!

 — Да поймите, сейчас, внизу, они большими кажутся, а когда купол наверх поднимут, они будут такими маленькими, как на вашей фотографии.

 — Что вы мне голову морочите — «внизу», «наверху"… Я говорю, что мне не нравится ваша работа, плохо вы делаете, всё надо заново переделать.

 — Я всю работу согласовал с настоятелем и ничего переделывать не буду.

Рассердится матушка, жаловаться побежит. А отец Сергий её вразумляет:

 — Зачем ты опять влезла, куда не надо? Тебе что, делать нечего? Домом занимайся, детей воспитывай, на стройку не лезь, не женского ума это дело.

Обидится матушка, что отказываются от её помощи, уйдёт к детям и дуется. Пока батюшка к ней не придёт и прощения у неё не попросит, так и будет молчать и сердиться.

Закончились как-то на приходе свечки, матушка села за руль «девятки» и помчалась в город, за триста километров. Возвратилась она на удивление быстро, приехала возбуждённая, рассказывает:

 — Еду я по трассе, всех обгоняю, а потом думаю: почему меня никто не обгоняет? Поглядела на спидометр. Ба! — а там 130 показывает!

 — Ты с ума сошла! Ты что, хочешь меня вдовцом оставить, а детей — сиротами? Нельзя с такой скоростью ездить! Как тебя только не оштрафовали?

 — Водители моргнули фарами, и я поехала потихонечку.

 — Ну ладно, иди к службе готовься и так больше не гоняй.

Матушка руководила церковным хором и крепко держала его в своих руках. Увидела она однажды, как игуменья благословляет своих сестёр, и решила сама так же делать. И благословляла клирошан до тех пор, пока этого не заметил приехавший пожилой священник — благочинный отец Николай.

 — Вы что, матушка, делаете? — спрашивает он попадью.

 — Как что? Благословляю.

 — А кто вам дал на это право?

 — Как кто? — удивилась матушка. — В Писании же сказано: «Да будет два в плоть едину».

 — Ну и что из этого?

 — Как что? Ведь половина благодати на мне.

Отец Николай покачал головой, потом уединился с отцом Сергием в алтаре. Что он говорил молодому священнику, неизвестно, но вид вышедшего из алтаря отца Сергия не предвещал ничего хорошего. На следующий день прихожане заметили, что матушка благословлять клирошан перестала и вообще стала вести себя очень даже смиренно.

Самочинник

В один из городских храмов привезли старичка-покойника. Не было у него ни родных, ни близких, привезли добрые соседи, а заплатить за отпевание было некому. Настоятель отпевать безродного отказался, высказав возмущение:

 — Вы же бесплатно не хотите работать? А почему я должен? Или мне есть-пить не надо?

И, недовольный, ушёл в трапезную. А тут вернулся с треб молодой, недавно рукоположённый священник. Он заметил замешательство прихожан и спросил:

 — Что здесь случилось?

 — Да вот, батюшка, покойника привезли, настоятель отпевать его отказался: он бедный, без родных, без денег.

 — А как имя покойного?

 — Василий.

 — Сейчас мы его сделаем богатым, — задорно сказал священник и прошёл в алтарь.

Через пять минут в храме загорелось большое паникадило, открылись Царские врата, на амвон вышел молодой священник в облачении и с кадилом в руках.

 — Братья и сёстры! — громко сказал он. — Давайте помолимся и проводим в Царство Небесное раба Божия Василия.

Прошёл ко гробу и начал чин отпевания. Он молился так, как будто был абсолютно уверен, что Господь обязательно исполнит его молитву и безродный старичок обретёт блаженную вечность.

Отпевание закончилось, благодарные прихожане наперебой говорили:

 — Спаси вас Господи, батюшка!

 — Ну что вы! Это мой долг.

 — И нас так же отпойте.

 — Всему своё время, — улыбнулся молодой священник, направляясь в алтарь.

В алтаре на него налетел сердитый настоятель:

 — Ты что себе позволяешь? Кто тебя благословил этого покойника отпевать? Ты ещё сорокоуст не отслужил, а уже командуешь. В церкви всё делают по благословению настоятеля, а ты пришёл из мира и думаешь, что тебе всё позволено? Нет! Раз так себя ведёшь, я напишу рапорт владыке, пусть тебя отправят в деревню, и служи там бесплатно, пока ноги не протянешь. Ишь, самочинник нашёлся!

Молодой священник, склонив голову, смиренно слушал речь настоятеля, и на глаза его наворачивались слёзы.

Настоятель исполнил свою угрозу, и «самочинник» через месяц был уволен из храма, получив назначение в дальний сельский приход. Прихожане очень жалели молодого батюшку, но возразить настоятелю не смели, так как уже знали, что смирение и послушание здесь превыше всего. Даже любви и милосердия.

Освящённая палочка

Серёга с Лёнькой, водители-дальнобойщики, они же грузчики, экспедиторы и охранники, ведут свой КамАЗ, полностью загруженный товаром, по автодороге М51. Машина — их второй дом: здесь они и едут, и спят, и едят, и торгуют. В их грузовике восемь тонн церковного груза, который распределяется по городам и весям страны.

Дорога Челябинск — Чита хорошая, и КамАЗ несётся с максимальной скоростью. Успеть надо к утру — завтра будет большой город, и дня не хватит, пока всё достанешь из кузова, покажешь, а потом настоятель со старостой будут думать, чего и сколько взять… Вот видят они знак ограничения скорости, но не притормаживают: как ехали 90, так и едут. Вдруг инспектор ДПС из кустов выскакивает и палочку полосатую им показывает. Приходится давить на тормоза, не то хуже будет. Подошёл инспектор, честь, как положено, отдал:

 — Предъявите документы. Откуда едем?

 — Из Москвы.

 — Что везём?

 — Утварь церковную.

 — Почему нарушаем?

 — Торопимся в город…

Тут послышался быстро приближающийся шум легковушки. Гаишник вскинул радар, высветились цифры — 120. Отработанным движением он поднял жезл, и лихо мчавшаяся «девятка» остановилась. Из машины вышли двое священников в подрясниках и, смущённо улыбаясь, стали просить инспектора:

 — Не наказывайте нас, пожалуйста. Давайте мы лучше… вашу палочку освятим.

Инспектор, конечно, не ожидал увидеть священников, да ещё таких прытких, но предложение ему понравилось. Недавно он крестился вместе с семьёй и к Церкви относился с должным уважением.

 — Ну что ж, освятите.

У батюшек не было с собой ни святой воды, ни кропила, но, взявшись за дело, отступать некуда. Перед ними стоял живой человек — хозяин этого участка дороги, и он решал, что делать с такими гонщиками. Священники помолились и благословили полосатый жезл инспектора.

 — Теперь она у вас будет хорошо работать!

Инспектор взял освящённую палочку, поблагодарил батюшек и, пожелав им счастливого пути, отпустил с миром. Вернулся к КамАЗу с улыбкой и переспросил:

 — Иконы, что ли, везёте?

 — Иконки, и книги, и свечи.

 — А книжки про что?

 — Про спасение души.

Инспектор замялся… Видно, не хотелось инспектору штрафовать Серёгу с Лёнькой — они тоже на батюшек были похожи, с бородками. Но и отпустить просто так было бы неправильно…

 — А давайте мы вам одну книжку подарим! — вдруг осенило Серёгу. — Инструкция, как освящённым жезлом теперь работать… Лёнь, достань!

Ленька запрыгнул в кузов и достал из открытой коробки небольшую брошюрку:

 — Вот, возьмите, хорошая книжка, тут все ответы есть, — улыбнулся Серёга.

 — Интересная? — уточнил инспектор, покрутив книжку в руках.

 — Очень! Начнёте читать, так и оторваться невозможно.

 — Ну ладно, езжайте, спасибо за подарок.

Довольные друг другом, они разошлись по своим машинам. Серёга с Лёнькой поехали на КамАЗе положенные 70 км в час, а инспектор сел в бело-синий «жигулёнок» с мигалкой и, открыв подаренную книгу, стал знакомиться с истинной верой.

Водители «моргали» встречным машинам, предупреждая друг друга о машине ДПС. Но это было ни к чему. Освящённая палочка лежала рядом с инспектором и отдыхала.

Кто ты такой?

Маленький Серёжа приехал с мамой, женой известного протоиерея, в женский монастырь на богомолье. Они прожили в монастыре уже пять дней, ходили к службам, помогали сёстрам в трапезной и собрались было уезжать, но игуменья попросила их остаться ещё на три дня:

 — Завтра приедет митрополит, будет у нас служить всенощную и литургию на праздник. Оставайтесь, помогите нам гостей принять. У владыки большая свита, всех надо накормить и на отдых расположить…

Так Серёжа с мамой остались помочь монахиням. Весь день они работали — мыли да готовили. Серёже игуменья поручила первому подойти к владыке, вручить ему букет цветов и сказать, что он — сын известного протоиерея, приехал с мамой в монастырь помолиться.

 — Понял? Скажешь, кто ты такой? — вопрошала игуменья.

Мальчик утвердительно кивнул головой и кротко сказал:

 — Скажу, матушка…

 — Ну, вот и молодец будешь! — обрадовалась игуменья, погладила мальчика по голове и поспешила проверить старательность сестёр.

Настало время архиерейского приезда. Была раскатана длинная красная дорожка до дверей храма, вдоль которой расположились уставшие монахини. Серёже был вручён букет цветов. Игуменья ещё раз повторила, что он должен сказать владыке и, приготовив хлеб-соль на подносе, встала рядом с ними.

Подъехала большая архиерейская машина, радостно зазвонили колокола. Вышел митрополит, встал на красную дорожку, а тут подходит к нему Серёжа с цветами и говорит:

 — Кто ты такой?

Владыка в недоумении, у игуменьи меняется цвет лица, а Серёжа снова повторяет свой вопрос:

 — Кто ты такой?

Такой встречи никогда прежде не бывало, митрополит таких приветственных речей не слыхивал. Все в смущении, не знают, как выйти из создавшегося положения. Тут владыка вдруг наклонился, поднял мальчика с цветами на руки и пошёл по дорожке в храм. Взошёл он на кафедру, опустил мальчика и обратился к народу:

 — Я действительно забыл, кто я такой. Везде встречают меня колокольным звоном, берут благословение, говорят красивые слова, но ни один человек никогда не спросил меня, кто я такой, кроме этого маленького мальчика. А я — первый грешник среди вас, и благодарю этого мальчугана, который напомнил мне это…

На всенощной владыка благословил Серёже впервые облачиться в стихарь и держать стаканчик с елеем во время помазания. Лицо Серёжи сияло от радости возложенного послушания и внимания архипастыря. На прощание владыка ещё раз пожелал услышать из уст Серёжи «Кто ты такой?», подарил ему большую шоколадку, велел слушаться папу с мамой и уехал.

http://www.rusvera.mrezha.ru/656/7.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru