Русская линия
Православие.Ru Семен Соколов08.01.2000 

ЖЕЛЕЗНЫЙ АРБИТР РОССИЙСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

ТОРЖЕСТВО ЗАКОНА НАД ЭМОЦИЯМИ
В России настали времена, когда бумажкой пользуется не лидер произносящий снотворные спичи, а избиратель, не способный упомнить фамилий всех кандидатов в президенты. Без конспекта в лучшем случае он назовет трех-четырех, после чего запнется. Не удивительно, что при таком политическом положении председатель Центризбиркома фигура более известная, чем большая часть баллотирующихся. Теперь, по окончании второй избирательной компании за прошедшие полгода, Вешнякова в России знает всякий — в лицо, по фамилии и по имени. Человек с простым и открытым лицом, публично он сознается лишь в одном политическом пристрастии — пристрастии к соблюдению закона.
Происхождение железного арбитра Российской демократии, конечно же, интересует многих. Тем более что в предвыборных турнирах его лицо одно из немногих действительно симпатичных лиц. При всей твердокаменной принципиальности оно не лишено и живости. Вся страна видела, как в момент вручения кандидатского удостоверения Вольфовичу Альбертович кривился, пожимая руку оппоненту. Кривился, но жал, момент торжества закона над эмоциями со стороны смотрелся обаятельно.

ЧТОБ НЕПОВАДНО БЫЛО
Впервые о нем заговорили после прошлогодних перевыборов в ЦИКе. За кандидатуру Вешнякова в состав ЦИКа проголосовали почти все депутаты. Если предшественника Вешнякова Александра Иванченко многие обвиняли в предвзятости и ориентации на Кремль, то в Вешнякове оценили беспристрастность и неангажированность.
Александр Альбертович крепко взялся за дело, тут же заявив о необходимости ужесточить Закон о выборах — чтобы легче было контролировать финансовые потоки потенциальных кандидатов, обновить правовую базу и установить меру ответственности кандидатов, нарушивших закон. «Одного накажем — другим неповадно будет», — сказал он тогда. Время показало, что слов на ветер он не бросает. По прошедшим выборам возбуждено шесть уголовных дел, которые могут коснуться и избирательных комиссий. Одна комиссия в Карачаево-Черкесии, три в Свердловской области, не исключено, что этот перечень может быть продолжен.
В кругу коллег и близких его характеризуют как «исключительно дисциплинированного» человека. Один из сотрудников Александра Вешнякова как-то сказал о нем: «По девчонкам с ним бы я не пошел, а в разведку — запросто». Ходить по девчонкам российским избирателям без надобности, как ни как выборы выборами… А в разведку пришлось. Вернувшись утром во вторник в Москву, Вешняков в своем обычном стиле парировал высказывание Зюганова. Вы утверждаете, что военнослужащие в Чечне проголосуют по приказу, езжайте сами проверьте. Закон предоставляет вам это право. Коротко и ясно, но похоже, что ни Зюганова, ни его представителей в Чечню и рейтингом не заманишь.

ЛЮБИМОЕ ДЕЛО ВТОРОГО МЕХАНИКА
Родился и вырос Вешняков в небольшой архангельской деревушке Байкалово, в 15 километрах от Белого моря, в семье потомственных рыбаков. По семейной традиции Саша подался в моряки, поступил в архангельскую мореходку — по тем временам самое престижное в СССР мореходное училище. Спокойного, уравновешенного «помора» (так Вешнякова называли в училище) сразу назначили комсоргом роты. Его друг и товарищ по училищу Вячеслав Будыто вспоминает: «Комсоргом он был хорошим. Не пламенный Олег Кошевой, а такой выдержанный, основательный. Держался строго, особняком, в пирушках никогда не участвовал и выглядел старше своего возраста. В увольнительные Саша ходил только к матери».
Если верить самому Вешнякову, он никогда не стремился попасть в политику. Просто так получилось. После училища — прямая дорога в Северное морское пароходство. Судомехаником, Вешняков обошел пол-Земли. Западная Европа, Северная Африка, Канада. К тому времени Александр Вешняков уже женился, родилась дочь. Поэтому, когда ему предложили заняться общественной работой — стать комсоргом пароходства, согласился.
— Обычно на идеологический фронт уходили люди, не состоявшиеся в профессиональном плане, — вспоминает Вячеслав Будыто.- Чтобы не бросать человека на произвол судьбы, его переводили на берег. У Вешнякова по этой части было все в порядке. Он уже дорос до второго механика — до звания старшего рукой подать. Так что сам выбрал. А вообще он идейный был товарищ, правильный такой. Рассказывают, что поначалу из-за этой ортодоксальной принципиальности на Вешнякова сильно обижались друзья. Как только Александр Альбертович стал секретарем Архангельского горкома, к нему, зачастили знакомые с просьбой «получше их трудоустроить». Вешняков отвечал отказом и говорил: дескать, у меня самого жена агентом Пенсионного фонда работает. (Кстати, этот закон он распространяет и на собственных детей: сын окончил ПТУ, дочь — институт морского транспорта). Общественная карьера Вешнякова была стремительной. В Архангельске он впервые попробовал себя в роли организатора выборов народных депутатов СССР.
— В Архангельске, — говорит Александр Альбертович, — была очень мощная схватка. Шел 1989 год, и выборы на альтернативной основе проходили впервые — лбами столкнулись ставленники партийной власти и кандидаты зарождающихся демократических сил. По итогам выборов многие прямо сказали: спасибо за честную избирательную кампанию. И даже те, кто проиграл, в суд не пошли.
В Москву Александр Вешняков перебрался в 1990-м году — выиграл в Архангельске альтернативные выборы и стал депутатом Верховного Совета РСФСР. Хотя он и был коммунистом, начал активно посещать собрания новоиспеченной и либеральной по тем временам «Демроссии». «Демроссы» даже поддержали его кандидатуру на пост зампредседателя Совета республики. Но похоже, в то время Александр Альбертович еще не до конца распрощался с коммунистическим прошлым. В феврале 1991 года он в числе знаменитой «шестерки» (Горячева, Абдулатипов, Исаков, Исаев, Сыроватко) составил оппозицию Ельцину и адресовал ему письмо с предложением покинуть пост председателя Верховного Совета. Чем заработал репутацию человека, который способствовал путчу. После своей победы Ельцин медленно, но верно лишил бунтовщиков всех должностей.
Покинув пост зампредседателя Совета республики после роспуска Верховного Совета РСФСР, Вешняков до 1994 года работал в Министерстве транспорта советником. До тех пор пока его старый знакомый по депутатской деятельности Николай Рябов не предложил войти в состав формирующейся, российской — избирательной комиссии.
Российским избирателям остается только порадоваться тому, что обычная принципиальность Вешнякова не изменила ему в ходе последней избирательной кампании.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru