Русская линия
Православие.Ru Дмитрий Сапрыкин08.01.2000 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОЛИТИКИ

Новый год располагает к подведению итогов. И всякий, смотревший в эти дни телевизор столкнулся с двумя фактами фундаментального значения, фактами, к которым нельзя не отнестись серьезно.
Первое — то, что в последнее время повторяется из года в год, к чему мы уже привыкли и поэтому не замечаем. Это — невероятное убожество, пошлость и духовная пустота «новогоднего шоу». Из года в год повторяющийся шабаш одних и тех же людишек, которых, размноженных в миллионах экранов, вынуждена смотреть вся страна. Лица, непонятного пола, размалеванные наглые бабы, мужики, в которых нет, собственно, ничего мужественного — весь этот сброд оказывается способным только на то, чтобы плохо петь чужие песни и бесконечно пошлить, радуясь свобственной распутности. Характернее всего может быть их выбор «лучших песен ХХ века» (По НТВ, новогоднее шоу Евгения Киселева)."Лучшими песнями" у них, оказываются «Мурка» и «Семь сорок» — это, как говорится, «без комментариев».
Это с одной стороны. Но есть и другое — более важное. Это — трагизм и величие Русской политики. Политики, в подлинном смысле, которая, как кажется, вернулась к нам в эти новогодние дни. Борис Ельцин отрекся от Русского Престола. Сложив с себя полномочия он отправляется в Вифлеем, чтобы всретить там Рождество Христово. Испросив благословения у Патриарха, исполняющим обязанности Президента становится Владимир Путин. Так делается история. Так к нам ВОЗВРАЩАЕТСЯ ПОЛИТИКА, политика в подлинном смысле этого слова.
Нам долго внушали, что «политика — это грязное дело». Таков основной догмат, который усиленно вдалбливают нам последние годы. Та часть интеллигенции, которая солидарна с устроителями телевизионного новогоднего шоу инстинктивно не любит власть и политику. Не случайно поэтому, на Новый год бесконечно крутят фильмы вроде «Иван Васильевич меняет профессию» или «Обыкновенного чуда», фильмы где Государи показаны в подчеркнуто дурацком виде, а апофеозом новогоднего балагана на телевидинии был канкан исполненный якобы потенциальным «фюрером» Жириновским. Интеллигентскую чернь устраивает ненастоящий, пьяный и глупый правитель, царь-шут, неспособный не политический поступок.
Это совершенно не случайно. Телевизионное шоу 2000 года в каком то смысле является завершением очень длительного исторического процесса, в ходе которого из общественной жизни пытались исключить начала истины, добра и жертвы, те начала, на которых была основона традиционная Русская политика.
Как пишет крупнейший политический мыслитель современной Германии Гюнтер Рормозер «отказ от публично признанной истины имеет для всякого либерального строя центральное значение» («Кризис либерализма», М., 1996, с.75). Это очень глубокая мысль. Либерализм не стремиться к конкретной истине, не стремиться он и к добру в политической жизни. На смену этим началам пытаются привести «терпимость» и «права человека» — идеи сами по себе хорошие, но все же не способные придать смысл политической жизни. К тому же безграничная свобода, терпимость и плюрализм без истины ведут просто к вседозволенности и потере всяких духовных ориентиров.
С другой стороны, в основу жизни пытаются положить «принцип самосохранения» — боязнь собственной смерти, нежелание жертв. Торжествует сомнительная легкость и пустота отношений. Войну, связанную с необходимостью подвергать себя опастности, встречаясь лицом к лицу с сильным врагом (это наша война в Чечне!), пытаются заменить виртуальной войной «без жертв» — той что вело НАТО в Югославии. Семейные отношения, связанные с необходимостью жертвы для ближних и для детей, пытаются заменить мнимой легкостью «свободных половых отношений», в действительности, потребительским и бесчеловечным отношением друг к другу. Наконец, тяжелую и честную работу стремяться заменить способами добывания денег «на халяву» # попросту за счет своих ближних. Здесь именно корень той пошлости и пустоты, которую мы видим на своих экранах.
Однако: «Сердце Царево в руце Божией» (Пр, 21.1). И новогоднее решение Бориса Ельцина, его покаянное заявление перед уходом, возможно, возврашает нас к политике в традиционном смысле слова, политике, которая вовсе не является «грязным делом». Намеки на этот позитивный сдвиг уже были заметны в последние месяцы — «петля Примакова» и самостоятельная позиция России по войне в Югославии, пользующаяся общенародной поддержкой война в Чечне, положившая конец шельмованию армии, принципиальный ответ Ельцина западным державам собравшимся несколько месяцев назад в Константинополе, чтобы окончательно уничтожить Россию как самостоятельное государство, договор о воссоединении России и Беларуссии — все это были настоящие действия, от которых мы уже отвыкли за последние годы политического небытия. За эти годы мы ведь привыкли, что Россия медленно разваливается и разворовывается, никак не реагирует на действия внутренних и внешних врагов — и все это при полном одобрении как своей интеллигентской тусовки, так и западных элит.
Начало политических действий есть первый признак возвращения самостоятельной политики Российского государства. Второй признак это появление политических героев. Надо признать, что последние годы в России был только один политик — Борис Ельцин. Мы можем лишь предполагать, были ли его действия полезны или разрушительны для России. Очень даже вероятно, что многие из них были пагубны. Но, тем не менее, надо признать, что последние 10−12 лет не было никого, кто хотя бы приближался к нему по уровню. Не случайно ведь у вождей ГКЧП дрожали руки во время их попытки взять власть — если бы руки у них не дрожали, может быть, и была бы какая-то альтернатива Ельцину. Ни Хасбулатов, ни Руцкой, ни Зюганов, тем более, ни Явлинский и Лебедь не были политиками в том смысле в каком им был Ельцин, теперь это очевидно. И вот последние годы он бездействовал. Тем людям, которые заинтересованы в конце Русской политики, был нужен образ больного, пьяного и бездействующего президента — зримый образ конца России. Поэтому, сейчас даже трудно переоценить значение последнего поступка Ельцина. Отрекшись от престола, он вновь показал, что он настоящий политик.
И может быть важнее всего то обоснование которое дал Президент своему деянию, и та глубоко христианская просьба о прощении, которую он совершил перед уходом. Ельцин попросил прощения у народа и сказал, что уходит теперь, когда появился новый герой — политик которому можно доверить Русское государство.
Тем самым, хотя пока и на словах только, к нам возвращается истина и нравственность в политике. И поэтому благословение Патриарха перед вступлением Владимира Путина в должность внушает нам надежду на воскрешение нашего государства.
sap@ihst.ru

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru