Русская линия
Фома Юрий Вяземский09.04.2012 

Сколько можно Церкви оправдываться?

Чем вызвана волна негативной информации о Церкви в СМИ? Насколько обвинения в ее адрес оправданы? Эти вопросы мы задали известному телеведущему, писателю, члену Патриаршего совета по культуре и члену редакционного совета нашего журнала Юрию Вяземскому.

— Юрий Павлович, сейчас в ряде СМИ идет информационная волна против Церкви. С чем она связана, как Вы считаете?

 — Мне на этот вопрос довольно сложно ответить, потому что я не знаю, с чем связана эта волна. Происходящее меня и удивляет, и огорчает, и возмущает. Что я знаю, так это то, что, в общем, Церковь наша очень долгое время находилась в тяжелом положении, начиная еще с Петра Первого. И, соответственно, народ тоже развивался в этих тяжелых условиях, когда Церковь не могла полноценно осуществлять свое пастырское служение. В том числе поэтому в обществе всегда были люди, которые ненавидят христианство или не понимают его.

Я, однако, не ожидал, что таких атак будет все больше и больше. Причем не совсем понятно, откуда они берутся и против чего именно ведутся. Понимаете, когда вторгаются в храм, который посвящен великой войне и великим героям, и устраивают там вакханалии, а многие при этом становятся на сторону тех, кто вторгся. Честно говоря, я бы этих женщин всех отпустил, но мне страшно подумать, каких детей воспитают матери, способные на кощунственные акции у алтаря.
Мне повод для атак на Церковь не понятен. При этом иногда мне непонятно и поведение некоторых священников, которые как будто оправдываются с экранов телевизоров. А в чем оправдываться? И вообще, сколько можно дискутировать на эти темы? Почему надо приводить какие-то аргументы в пользу того, что в храмы нельзя вторгаться?

Мусульман попробуй тронь, на правительство и на президента как-то, в общем, тоже не нападешь. А на Церковь — можно. Она беззащитна, считается, что она и отвечать-то в общем не должна.

Мне кажется, что это не совсем правильно. Вот если вы попадете в пчелиный рой и вас начнут кусать, то ни в коем случае не надо делать резких движений — иначе сильнее будут кусать. И тут чем сильнее ты от бесов отмахиваешься — при этом отмахиваешься уважительно, объясняя им, что не надо гадить — тем больше они оживляются, накидываются. «Сколько их? Куда их гонят? Что так жалобно поют?» — помните у Пушкина?

 — Может, нападки на Церковь связаны с тем, что она стала более активна, перестала пребывать в своем закрытом мире? Ведь за последнее время серьезно поменялось ее общественное положение.

 — Естественно, коренным образом поменялось. Во-первых, надо учитывать, что в течение семидесяти лет все население нашей страны воспитывалось в условиях антицерковной идеологии. Церковь стояла особняком, в храм нельзя было попасть без угрозы стать жертвой репрессий.

Сейчас Церковь стала свободной, может говорить, что такое хорошо и что такое плохо. Естественно, это многим не нравится, когда зло называется злом, когда говорят о ценностях. Особенно не нравится людям, которые воспитаны вне ценностей.

— Но есть и другое мнение: Церковь, мол, имела кредит доверия, но растратила его и не смогла изменить общество. Наркоманов и алкоголиков меньше не стало.

 — Понимаете, за 20 лет изменить то, что в течение столетия насаждалось, во-первых, очень сложно. Во-вторых, я не согласен, что Церковь не смогла изменить ничего. Сравнивая сегодняшнюю жизнь с временами, когда Церковь еще не вышла на свободу, я вижу все больше людей со светлыми глазами, с правильным подходом к жизни, к материнству, к заботе о стариках.

Не знаю, ведется ли какая-то статистика, но Церковь действует очень активно. Строятся школы, храмы. Во многие храмы по воскресеньям просто не пробиться. До перестройки вообще воскресенье было пьяным днем. Люди пили, опохмеляясь за пятницу и субботу. Сейчас если я вижу толпы, то это толпы — в церкви, а там не пьют. Поэтому этот тезис кажется мне ложным, как и вся ругань в адрес Церкви.

Не критика, не пожелание, не замечания, а именно ругань. Такая радостная, с блеском у глаз. Когда известная телеведущая радостно рассказывает, как «церковники» обижают детей, стариков. Аж светится — вот как мы не любим Русскую Православную Церковь. А Православная Церковь — это основа всей российской культуры. Негоже так.

— Основной удар обрушился именно на Патриарха. А какова, по-Вашему, его роль в судьбе Церкви сегодня?

 — Я просто хочу напомнить, что Патриарх был избран Богом. Бог нам его послал. Дай Бог многие лета Святейшему, дай Бог ему терпения. Не мое низкое дело такому человеку что-то желать, но дай Бог ему побольше невозмутимости. Потому что когда караван идет в правильном направлении, собаки, как правило, лают особенно громко.

http://www.foma.ru/article/index.php?news=7292


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru