Русская линия
Православие.Ru Дмитрий Сапрыкин,
Владимир Жириновский
22.12.2000 

ВЛАДИМИР ЖИРИНОВСКИЙ: Я — ЕДИНСТВЕННЫЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ
Разговор с историческим лицом

Думаем, что излишне представлять читателям Владимира Жириновского. Ведь было время, когда на парламентских выборах этот крайне одиозный политик набрал около тридцати процентов голосов, олицетворив собою отчаяние русского народа. После 93 года, в котором произошел этот его триумф, деньги из рук дельцов вкладывающих капиталы в политиканов потекли к нему рекой. Тень Жириновского стала раздуваться на глазах, наводя страх на конкурентов. Прошло семь лет и в ночь на понедельник 27 марта, после выборов президента 2000, состоялись политические похороны Владимира Вольфовича, он набрал менее трех процентов голосов. Нашему корреспонденту удалось пообщаться с ним вскоре после этой драматической даты.
— Владимир Вольфович, Вы не возражаете против интервью для «Православия 2000»?
— Давайте, давайте.
— Вы себя называете православным человеком. Это действительно для вас серьезно?
Я крещенный и венчанный. Моя бабушка была верующая. Так что я рос среди верующих людей. Коммунистов почти не было в доме. Мама не была коммунистом… Так что по сравнению с другими кандидатами в президенты я ближе к Православию.
— Но многие Ваши заявления шокируют православных. В частности, Ваше заявление о возможности многоженства в России…
— Я говорю о реальности — о том, что иначе гибнет общество… Идеальный вариант, конечно, чтобы была православная традиция. Но уничтожились все православные традиции — что мы можем сделать? Нету их! Где вы видите традиции? Когда женщина господствует в обществе и семье. Когда всюду беспробудное пьянство, разврат, коррупция, грязь… Как в таких условиях сохранить общество? Войну тоже не все хотят. Но она возникает как следствие противоречий и столкновений. Хорошо. Пускай не будет многоженства — но где 10 миллионов женщин возьмут мужей? Если у нас женщин больше чем мужчин уже. Ну что мы будем делать? Гибнуть будем — но будем православными? Умираю — но буду православный? Надо жить! Если потребуется вообще религию убрать — но чтобы жили люди… Уничтожили у нас религию — что же теперь делать? Надо спасать страну!
— Есть мнение, что для православного человека смерть в некотором смысле лучший выход, чем отказ от Православия!
— А я считаю, что лучше жить. Лучше жить неправославным, чем умереть православным.
— Но с другой стороны Ваше заявление о многоженстве очень сомнительно и само по себе. Ведь введением многоженства, Вы подрываете основания, которые Православие закладывает в семью. Ведь в Библии написано, что «муж и жена — плоть едина».
— Четыре миллиона матерей-одиночек — это и есть многоженство.
— И Вы считаете, что это нормальное положение?
— Нет. Но это реальное положение! Четыре миллиона детей не имеют отцов. Что мы можем сделать — давайте легализуем, чтобы был муж у этой женщины! И такая тенденция растет. Половина браков распадается. Такова статистика! А вдовы? И что мы будем делать со всем этим?
— И что же мы будем с этим делать? Как по Вашему?
— Давайте не будем вмешиваться. Пускай идет развитие!
— То есть пускай все продолжается как есть?
— Запрещать не надо! Православие вообще запрещает прелюбодеяние вне брака. И что — это соответствует действительности? Покажите мне того мальчика, который не имел половых контактов вне брака. Есть такие?
— Конечно. Их достаточно много…
— Сколько их? Сколько их в процентном отношении?
— Процентное отношение здесь не так существенно.
— А как это? Это ведь общество! Мы должны ориентироваться на общество, мы не можем ориентироваться на одного человека.
— Речь идет о том, что Вы объявляете это нормой!
— Я объявляю это реальностью. Я не говорю о том, чтобы так было! Это реальность — что мы можем с этим сделать? Люди умирают с голоду — это реальность. Или давайте не будем об этом говорить? А солдаты погибают на Кавказе? Это реальность. Мы разве хотим чтобы убивали? Но это ведь реальность! Нельзя витать в облаках. Вы как коммунисты.
— Кто как коммунисты?
— Вы — православные! Вы говорите: давайте делать все как в Библии. Но Библию писали тысячу лет назад…
— Ну, хорошо. Но что Вы в таком случае вкладываете в свои слова, когда говорите, что Вы православный? Что для Вас тогда значит быть православным?
— Наше единство! Мы — часть православного мира, православное русское общество. На этом мы можем как-то себя объединить. Иначе нас мусульмане уничтожат, буддисты уничтожат, католики… Хоть в этом плане должно быть какое-то объединение. Но и этого пока нет.
— То есть Православие для Вас это некая идея, которая может объединить русский народ?
— Это часть нашей истории. Тысяча лет.
— А еще какой-то смысл — мистический, метафизический Вы видите в Православии?
— Пока давайте хоть какие-то реальные шаги сделаем — Закон Божий введем в школах, священников направим в тюрьму, в армию. Этого нет пока…
— Я понял. А переходя к сегодняшней теме — к выборам — вы видите какой-то мистический аспект в том что происходит?
— Вы же видите — православные-то не побеждают! Атеисты у власти. Атеисты побеждают! За меня — за православного — не голосуют! Я единственный православный, а за меня не голосуют!
— Владимир Вольфович, ваше заявление довольно странно, поскольку у нас сейчас все православные — и Путин, и Явлинский, и Зюганов даже…
— Нет. Не надо! Это они могут сказать…
— Но и Вы ведь говорите…
— Я один венчался! Весь мир видел, как я венчался в церкви! Я крещенный и венчанный.
— Они ходят в церковь…
— Это называется: подсвечники.
— А чем Вы от них отличаетесь?
— Они ходят только в последнее время. А я давно. С детства. У меня дома лежит Библия, которую я читал еще в 57 году — а у них научный коммунизм лежит дома…
Если вы являетесь знатоком православной традиции — как Вам с этой точки зрения видится власть?
— От Бога хотите чтобы была власть? — не получится! Это все хорошо. Но мы с вами уже опоздали.
— То есть Вы считаете, что эти категории неприменимы к сегодняшней ситуации в принципе?
— Конечно. Монархия ушла — все. Надо хоть что-то реально сделать, а мы хотим чтобы у нас все было: и чистая семья и «не прелюбодействуй» и «не воруй"… Ничего не получится. Воровать будут. И разврат будет. Сатана правит миром! Хочется, чтобы православные правили и священники, но — они не правят. Они деньги зашибают и все. И все такие толстые, сильные, здоровые, … [непечатно]. Храм Христа Спасителя кто построил? Лужков собрал с жуликов деньги — по сто тысяч с каждого. Пришло письмо — не сдашь, на … [непечатно] закрываю тебя. Это что? Храм строят на деньги, собранные у народа, на пожертвования, а не на эти, силой отобранные деньги. Это для элиты храм, а не для народа. Патриарх соберется покушать и приглашает нас покушать с ним. А народ не ходит… Все показуха у нас!
— Понятно. Но давайте по-простому: Бог есть вообще или нет?
— Есть, конечно. Но правит миром сатана. Он есть.
— Но раз Бог есть — Он должен как-то промышлять о том, что происходит?
— Пока он нас наказывает. Бог нас, Россию, русских наказывает. В этом наша беда.
— И что в связи с этим мы должны делать?
— Надо компенсировать потери, дать больше свободы Церкви, ввести Закон Божий в школах. Наказать коммунистов. А у нас патриарх чаще с Зюгановым здоровается, чем со мной — привык подчиняться КПСС.
— То есть главное — это, чтобы патриарх больше здоровался с Вами?
— Нет. Я не об этом говорю. О том, что наши священнослужители пока что ближе к коммунистам, чем к новым партиям. Они понимают, что коммунисты, атеисты пока у власти. И боятся еще по-настоящему действовать в стране.
— Понятно. А если бы Вы пришли к власти, что бы Вы сделали в этой связи?
— Я бы усилил православное воспитание молодежи, чтобы лет через двадцать у нас получилась часть православного общества. А так все останется как было. Жулики кругом.
Нельзя забывать о том, что Жириновский, был, пожалуй, самым «массовым» политиком последних лет — именно в его речи, как ни у кого другого проступают характерные для невоспитанных, грубых людей слова — из разговоров на кухне, на рынке и площади. Вот и здесь Жириновский повторяет почти все расхожие штампы относительно религии. Да и характер ответов соответствует самой, пожалуй, распространенной сейчас в России точке зрения, когда человек номинально считает себя православным и подчеркивает важность Православия, но не замечает попечения Бога в своей конкретной деятельности, не считает нужным участвовать в жизни Церкви и не признает авторитет иерархии.
Беседовал Дмитрий Сапрыкин

НАШ КОММЕНТАРИЙ:
«Апология веры, а ля Жириновский»
Неблагодарное это дело беседовать, тем более вступать в полемику с Владимиром Вольфовичем! Победить его невозможно. И не то, чтобы аргументы его так уже сильны, да все равно побеждает, ибо работает на поле, где нет ему равных. То водой плеснет, то женщину побьет, то словечко некруглое использует. В крайнем случае, если аргументов не будет, может быть и раздеться не постесняется. А собеседник его, если и ответит чем-нибудь подобным, тут же и проиграет. Вот так и кудрявый нижегородец проиграл собрату своему, хотя именно Вольфович его, Немцова оскорбил, а не наоборот. Но Вольфович-то на своем поле играл, в своем актерском амплуа остался, а собеседника из своего образа, простите, имиджа (все же о либерале-западнике речь!), выбил, чего и добивался.
Проблему для разговора с лидером ЛДПР выбирать нужно не менее осторожно — не каждая выдержит обращения. Ведь поле Жириновского — как поле его мышления, так и арена полемической стратегии — это ни что иное, как мусорная свалка, в которую он швыряет любой предмет. Сначала он уравнивает его с остальным мусором, — то есть потопчет изрядненько, а затем уже начинает его рассматривать, — может, еще сгодится на что? Если тема — мусор, то это еще полбеды. Мусор ведь, как писал св. Николай Велимирович, не возражает, когда к нему добавляют новый мусор — его суть от этого не меняется. Но чистое, если его загрязнить, уже перестает быть тем, чем было, оно может стать мусором. Вот так и с ответами Жириновского на вопросы «Православия 2000». Какой замечательный образчик истинного либерала и демократа! — Никаких моральных табу, все темы и понятия равны и равнородны — в полном соответствии с идейной триадой: свобода, равенство и братство! Я свободен: я каждому могу в морду дать! Я свободен, я имею право все в мусор превратить! О Вере и Библии порассуждаем как о правилах дорожного движения, программе лечебной физкультуры или комплексе витаминов — соответствуют или нет нынешней мощности двигателей или среднему весу потребителя.
Живи настоящим! — призывала одно время реклама на ТВ (причем парадоксально отталкивающая! Воистину Господь даже дурные замыслы в пользу обращать умеет!). Вот и Жириновский недоумевает, неужто помирать ради того, чтобы быть православным? «Не нужно это, на… это нужно!» Так вот оценил и выбор святых мучеников за Веру, и павших за Отечество, за честь, долг и любовь… Хорошо, хоть не спросили Жириновского, что он думает о Крестной Жертве Спасителя! Наверное внутреннее чувство предостерегло, вдруг он и Это на свое поле опрокинет. Конечно, Бог поругаем не бывает, но все же… «Если понадобиться, то вообще религию придется убрать!» Однако православие может еще пригодиться как идентификационный элемент объединения, а то, мол, нет признака для объединения, не выстоим перед мусульманами, буддистами, католиками. Но без всяких там «не укради, не прелюбодействуй» — еще чего! Таких дураков нет, и нечего притворяться!
На самом деле, вот здесь-то и лежит сущность его — Жириновского видения мира и человека. И это видение весьма отлично от видения христианского, хотя наш собеседник — по его собственным словам, «единственный православный» политик, еще бы: «Весь мир видел, как я венчался в Церкви!» Либеральный демократ не различает добро и зло, грех и добродетель (Мефистофель именно этому и учил), поэтому и видит человека как существо, рожденное в рабстве плоти и гордыни — для порока. И в таком видении совершенствование человека через христианскую веру — противно природе человека, и необходимо обществу лишь для его регулирования, чтобы оно уже совсем не одичало. Но сущность и внутренний идеал человека — порок и грех. Ведь как возгласил Жириновский, «Сатана правит миром». Поэтому и мораль меняется с изменением условий, а Жириновский удивляется: «Вы говорите: давайте делать все как в Библии. Но Библию писали тысячу лет назад!»
Христианин же видит в человеке, прежде всего, изначально сотворенное Богом добро, которое нарушено лишь грехопадением, случившимся вследствие злоупотребления человеком своей дарованной Богом свободой. Христианин, и это принципиально отличает его от либерала и демократа, четко отличает добро и зло и твердо знает и не сомневается, что именно добро и добродетель есть природная заданная сущность человека, и душа его от рождения христианка. Поэтому, исполняя «не убий, не укради и не прелюбодействуй», человек не уходит от своей Богом замысленной натуры, а, наоборот, возвращается, по крайней мере приближается к ней.
Достойно отметить, что христианин распространяет эту веру в человека и в его возможность Спасения на самого последнего грешника, казалось бы, погрязшего в пороках. Он видит в самом, казалось бы, ужасном человеке — не мусор, а запачканный, но не погибший образ добра, что дал ему Господь. А либеральный демократ, наоборот, в самом добродетельном и положительном образе всегда увидит грязное. Заведомо заниженное прочтение всего, что делает человек, и есть черта современной пошлости — неизбежного триумфа материализма. В. В. прекрасно продемонстрировал излюбленный Мефистофелем прием: циники ведь всегда мотивируют, что и все остальные также порочны и гадки, только, мол, они притворяются! Такова и суть либеральной демократии, причем не только Жириновского. Хотя, в своем жанре гротеска именно Жириновский выражает сущность этой доктрины гораздо лучше либералов-западников, в том числе и респектабельного Явлинского. Они высоким штилем утверждают по сути те же истины, что и Владимир Вольфович — никаких табу, свобода, абсолютный суверенитет личности в любых ее проявлениях. Странно, что Жириновского кто-то до сих пор считает националистом — он настоящий либеральный демократ. Человек у Владимира Вольфовича — это животное, и проблемы семьи и брака по Жириновскому — это проблемы животноводческой фермы. В отрочестве Вовочка, видно, хорошо учился в советской школе и усвоил теорию Чарльза Дарвина, а также классификацию человека из учебника по общей биологии: тип — хордовые, подтип — позвоночные, класс — млекопитающие, отряд — приматов, вид — человек разумный — Homo Sapiens. Но в юности, наверное, Владимир позавидовал своим отставшим братьям по классу млекопитающих и отряду приматов, которые не захотели взять палку и по старинке апельсины лапой сбивали, а потому, как выяснил другой классик, так на ветках и остались, пока труд делал человека из приматов-предпринимателей! Но как не позавидовать этим ленивым, когда экскурсовод сухумского обезьяньего питомника, указывая на синезадых кузенов, соблазняет: «павианы-гамадрилы ведут гаремный образ жизни». Так видно запал этот идеал в душу и в тело пылкому Жириновскому, что родил он лозунг: всем женщинам (самкам) по мужчине, а мужчинам (самцам) по несколько женщин!
Надо подсказать ему: через «тысячу лет» после Библии (кстати, Библия на несколько тысячелетий старше) пора модернизировать лозунг древних: и каждой женщине по несколько мужчин — то-то веселая борьба будет! Ведь еще гений русской социологии Н.Я. Данилевский в книге «Россия и Европа» предсказал: если брак перестает быть божественным установлением, то не замедлит прийти время, когда браки начнут заключаться между мужчинами или только женщинами, между одним мужчиной и несколькими женщинами, и одной женщиной и несколькими мужчинами, коли найдутся охотники мириться с таким положением! Мир Владимиру Вольфовичу видится скотским и с самыми циничными мотивациями — сугубый материализм. Куда там нынешним обруселым коммунистам!
Те, хотя от марксизма-ленинизма не отрекаются, сами все-таки не в Женевских кафе это единственно верное учение постигали, а в отсталой варварской России. Вот и остались все еще романтиками — Отечество, семью, любовь ценят! — Все у нас знают, что марксизм изуродовал Россию. Но и Россия такое сделала с марксизмом, что Троцкий с Лениным в гробу бы перевернулись! На русской почве марксизм так мутировал, что не поймешь теперь, где правый, а где левый. Вот Виктор Анпилов, например, как-то по наивности согласился поучаствовать в похабненьком «Ночном рандеву» в гостях у рыжей ерничающей гомункулки — продукта либерализма: так лидер «Трудовой России» просто идеалистом оказался, так и не понял, что над ним и его очевидным традиционализмом просто издеваются. Ох, пора разобраться в правом и левом — такой в России винегрет получается!
Но наш Владимир Вольфович будет почище Базарова и писаревских нигилистов. И священники у него лишь «деньгу зашибают», и Храм Христа Спасителя в нецензурную фразу попал, и Патриарха не пощадил. Ну, настоящий либеральный демократ!
Но, что интересно, «Жирик» все же усилил бы «православное воспитание молодежи», ввел бы закон Божий, направил бы священников в тюрьмы и армию. Что это? Как-то противоречит его же либеральному витийству. Откуда это? Ах да, он же либерал, но не либерал-западник, и Россия ему еще нужна, к тому же он, хотя и хулиган, но хулиган образованный — знает, что без веры и России не было бы. А может быть не надо удивляться? Ведь Владимир Вольфович все же иногда ходит в Церковь, а в ней Божья благодать, которая проникает в душу человека, даже самого неожиданного. Может так? Либералы-западники, так пекущиеся о правах человека, — так те не ходят, категорически не ходят. Права какого тогда человека они отстаивают… Божьего ли?
Православие 2000


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru