Русская линия
Православие.RuДиакон Павел Сержантов03.04.2012 

Аскетические наставления на страницах Ветхого Завета

До сих пор ходит мнение, что аскетика значительно моложе Библии, Лестница Иаковато есть Бог в Своем откровении не заповедовал нам аскетических предписаний, и это потом монахи все придумали. Какая ошибка! Конечно, наиболее читаемые аскетические сборники — монашеские: «Добротолюбие», «Древний патерик». Но гораздо старше «Древнего патерика» одна библейская книга, которую тоже можно назвать аскетическим сборником. И в этом убеждении я основываюсь на авторитетных словах знатока Писания и монашеской жизни.

«Приточное учение представляется мне неким упражнением, обучающим души наши и делающим их гибкими в церковных подвигах», — пишет об этой ветхозаветной книге святитель Григорий Нисский (PG. 44. 617B). Книга Притчей представляет собой сборник для семейных людей, здесь приводятся наставления отца к сыну. Книга по большей части состоит из двух подборок изречений, принадлежащих святому царю Соломону. Между двумя Соломоновыми подборками вклиниваются слова мудрых. Кроме того, в книге есть еще: слова Авгура, слова Лемуила, царя.

В Притчах Соломоновых мы не отыщем проповеди постнического жития, того монашеского образа жизни, о котором мы знаем из творений преподобных отцов. Книга Притчей посвящена аскезе семейных людей. И это делает ее весьма близкой для прихожан, несмотря на то, что она из Ветхого Завета. Чему тут удивляться? В новозаветной Церкви полным голосом звучит ветхозаветная Псалтирь. И если к царю Давиду восходит наш самый древний сборник молитв (ветхозаветный молитвослов), то к его сыну Соломону восходит самый древний аскетический сборник. Оба до сих пор служат Церкви, потому что они были от Духа Святого вдохновлены и вобрали в себя опыт поколений, живших перед Богом, живших Богом.

Если монашеские сборники уделяют громадное внимание деятельной борьбе со страстями, то книга Притчей заботится об исполнении заповедей Божиих. Разве не стремление исполнять заповеди Божии породило борьбу со страстями? Ведь именно страсти мешают человеку жить по-Божьи. Борьба со страстями оказывается оборотной стороной исполнения заповедей. Книга Притчей не предложит нам подстрочный комментарий к десяти заповедям Моисеевым. Эта книга поэтическая, по большей части она написана в форме афоризмов. Но размышление о заповедях, конечно, будет.

Из десяти заповедей первые четыре учат человека любви к Богу, последние шесть — любви к ближнему (см.: Исх. 20: 2−17). Книга Притчей внушает всем сердцем надеяться на Господа, а не на свой разум (см.: Притч. 3: 5). Как это полезно усвоить тем, кто по сей день повторяет идеи эпохи Просвещения о всемогуществе человеческого разума! Дело доходит до обожествления нашего разума. Эх, не дожили поклонники разума до мировых кровавых безумств XX века, не полюбовались на «всесилие человеческого безумия». Впрочем, властители умов в XX веке обожествляли безумие и бессознательное.

А Библия ставит Господа превыше всех и запрещает поклоняться богам, творить кумиров, произносить имя Божие всуе. Так у пророка Моисея. В Притчах есть дивная молитва к Создателю: «Нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом, дабы, пресытившись, я не отрекся Тебя и не сказал: „кто Господь?“ — и чтобы, обеднев, не стал красть и употреблять имя Бога моего всуе» (Притч. 30: 8−9). Здесь ощутимо чувство меры, благословенная сдержанность, даже когда крайности приходят в форме излишков и оттого кажутся желанными. В контрастных резких тонах описывается безумное непочтение к Вседержителю: «Если над кощунниками Он посмевается, то смиренным дает благодать» (Притч. 3: 34). Это актуально и сейчас. Не только раз в неделю помнить о Боге, не только имя Божие окружать благоговением. Тот, кто старается всегда жить в присутствии Бога, ощутит действие Промысла в своей жизни: «Во всех путях твоих познавай Его, и Он направит стези твои» (Притч. 3: 6).

В первой же главе книги описывается сообщество грешников. Они вынашивают преступные планы — ограбление и убийство (см.: Притч. 1: 10−19). Грешники лихо попирают заповеди: не убий, не укради, не пожелай чужого. Как важно юноше избегать подобного сообщества законопреступников. В такой среде и хороший человек может незаметно превратиться в лютого грешника и безвозвратно погубить свою жизнь. Заповедь о почтении к родителям получает в Притчах разные практические толкования. Например, трогательное и вместе с тем очень жизненное: «Слушайся отца твоего: он родил тебя; и не пренебрегай матери твоей, когда она и состарится» (Притч. 23: 22).

* * *

На путях исполнения заповедей человек обретает мудрость. Начало мудрости полагает страх Господень (см.: Притч. 1: 7). Для православной аскетической традиции страх Божий является особым покаянным чувством. Если покаяние не остается только на словах, то кающийся приступает к борьбе со страстями, пытается хранить заповеди Божии. И убеждается, что без помощи Божией это невозможно, — так человек познает свою немощь, свое, говоря по-славянски, смирение. Познавший собственную немощь человек перед лицом Вышнего становится смиренномудрым. Так мудрость вырастает из страха Господня, из соблюдения закона Божия. Сразу после дарования десяти заповедей «сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог [к вам] пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили» (Исх. 20: 20). Страх Господень не только сохраняет от греха, он дает человеку смотреть в будущее радостно: «В страхе пред Господом — надежда твердая, и сынам Своим Он прибежище» (Притч. 14: 26). Страх Божий изгоняет боязливость и наполняет христианскую душу надеждой, богобоязненное соблюдение заповедей возводит душу к любви. И Христос не случайно связывает хранение заповедей с любовью к Господу: кто соблюдает заповеди Его, тот любит Его (см.: Ин. 14: 21).

По Книге Притчей связь между покаянием и борьбой против греха прописана четко. «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован» (Притч. 28: 13). Как порой непросто раскаяться человеку, который живет, привычно соблюдая общепринятые обычаи: «Всякий путь человека прям в глазах его; но Господь взвешивает сердца. Соблюдение. правосудия более угодно Господу, нежели жертва» (Притч. 21: 2−3). Угодно Богу и то, и другое. Приступая к жертвеннику Всевышнего, нужно подготовить душу. Как? Очищением от грехов и жизнью по заповедям. Когда архимандриту Иоанну (Крестьянкину) приходилось говорить с неизлечимо больными людьми, он деликатно замечал, что покаяние продлевает дни человека на земле. Не из Ветхого ли Завета он это почерпнул? Там еще было записано: «Страх Господень прибавляет дней» (Притч. 10: 27).

Множество мудрых мыслей содержат Притчи. Перечислим хоть еще капельку. Кто помогает нищему, тот дает взаймы Господу (см.: Притч. 19: 17). За превозношением гордого следует его посрамление (см.: Притч. 11: 2). Божий человек не променяет любовь жены на внебрачные приключения (см.: Притч. 5: 15−21). Мудрый не надоедает другу (см.: Притч. 25: 17), не попрекает его прошлыми проступками (см.: Притч. 17: 9). Благоразумный муж не вынашивает планов мести (см.: Притч. 20: 22). Наказание Господне может быть суровым, но его не следует отвергать (см.: Притч. 3: 11). Наказание свыше отец Иоанн (Крестьянкин) называл епитимьей от Бога.

Ветхозаветная мудрость ценит ежедневное подвижничество больше одномоментного героизма: «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города» (Притч. 16: 32.). Аскетические упражнения дают человеку умение владеть собой, мужественно переносить трудности, неприятности и лишения. Добиться этого с помощью Божией возможно.

Вот мы заговорили об аскезе в семейной жизни. А какова «роль женщины» по Книге Притч? Много значит для духовной атмосферы в семье «благонравная жена» (см.: Притч. 11: 16; в евр. эшет-хен — «благодатная, милая жена»; в греч. — гине эвхаристос). Заканчиваются Притчи настоящей поэмой, прославляющей материнский и супружеский подвиг женщины. В оригинале каждая строфа поэмы начинается с отдельной буквы алфавита. По порядку идут буквы. Очень красиво и, опять-таки, актуально.

Все наблюдения и советы ветхозаветной книги с разных сторон касаются главного в жизни, потому что воздержание от зла для человека — вопрос жизни и смерти (см.: Притч. 11: 19). И во дни великого поста выносят эту книгу на середину храма для того, чтобы мы внимали и получали от Господа дар жизни. Готовясь к Пасхе, мы читаем пророческие строки о Христе Жизнодавце: «Премудрость построила себе дом. заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу; послала слуг своих провозгласить с возвышенностей городских: „кто неразумен, обратись сюда!“ И скудоумному она сказала: „идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, мною растворенное; оставьте неразумие, и живите“» (Притч. 9: 1−6).

Ветхозаветная книга пророчила о Христе — Премудрости Божией. Сын Божий построил Себе обиталище в человеческом теле и человеческой душе, отдал Себя на заклание за грехи всего мира, послал апостолов обращать неразумных людей, призвать всех на Его евхаристическую трапезу. Подготовкой к Христовой трапезе и является аскеза. Для большинства верующих — это аскеза семейного человека. В Книге Притчей мы находим примеры ветхозаветных духовных упражнений, аскезы. Если их вдумчиво читает христианин, то много полезного найдет для своей жизни.

http://www.pravoslavie.ru/put/52 620.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru