Русская линия
Православие.Ru Андрей Полынский07.09.2000 

«СПАСИТЕ НАШИ ДУШИ!»
С этой мольбой приходят сюда сотни людей, искореженных сектами и «целителями»

— Он здесь, вот здесь сидит у меня в голове! — неестественно визгливый крик заполняет помещение. — А сейчас начал перемещаться через горло в сторону сердца! Что же мне делать?! Я погибаю!
Молоденькая девушка с растрепанными волосами рвется из рук матери. Черты миловидного лица искажает нестерпимая мука. На помощь пожилой женщине приходит священник. Девушка вдруг стихает, как будто убаюканная успокаивающими словами батюшки, и словно выжатый лимон оседает на стул…
Патриаршее Крутицкое подворье. Каждую субботу здесь, в Центре реабилитации лиц, пострадавших от тоталитарных сект и оккультизма, ведет прием доктор медицинских наук, иеромонах Анатолий Берестов. В приемной толпятся люди, для многих из которых встреча с доктором — последняя надежда. И эту надежду они вынашивают уже давно, ведь запись на прием ведется за несколько месяцев.
Из кабинета врача выходят в коридор все помощники, кроме девушки, ее матери и самого батюшки. Сейчас будет исповедь. Через некоторое время старушка выводит свою дочь. На заплаканном лице больной — умиротворение. Их проводят в соседнюю комнату, где ведут прием психиатр и психотерапевт.
— Типичный случай увлечения экстрасенсорикой, — объясняет отец Анатолий. — Сначала училась черной и белой магии, затем стала «лечить руками» других. Вот и результат. Тяжелые психические нарушения с галлюцинациями и бредом. Ну, а с духовной точки зрения — явная бесовская одержимость. А вообще, воздействие на человеческую психику экстрасенса (если он не шарлатан) можно сравнить с работой медика-первокурсника, который приступает к операции с завязанными глазами и вымазанными в грязи руками…
В кабинет несмело входят двое — супружеская пара лет за сорок. Едва сдерживая дрожь в голосе, женщина рассказывает свою историю. Дети подросли. Она потеряла свою былую привлекательность. И муж стал смотреть на сторону. Наконец, настал тот день, когда он ушел. К другой. Навсегда. Что делать? Проревела неделю и пошла к бабке-знахарке. Та и посоветовала одно средство. Завлекла жена мужа домой под предлогом детей, сделала, как велела старая колдунья. Муж уходит. А буквально через два часа прибегает. С вещами. «Не могу без тебя жить!» Но радость была недолгой. Сразу после этого покатались несчастья — одно за другим. Тяжело заболевает ребенок, умирает мать, супруг стал сохнуть на глазах, и за полгода потерял около 20 килограмм, да и она сама потеряла душевный покой от такой жизни — все время на нервном срыве…
— Подобные обращения в наш Центр — не редкость, — поясняет отец Анатолий после того, как супружеская пара ушла. — Недаром Церковь испокон веков запрещала обращаться за помощью к колдунам. Не существует «белой» или «черной» магии — это практически одно и то же, в основе и первого, и второго — обращение к духам тьмы. А плата за этот грех настигает очень быстро…
— Спасите мою дочь и внучку! — молит батюшку следующая посетительница, — Она попала под влияние секты Виссариона, который называет себя богом. Я как мать и бабушка не могу с этим мириться, но не знаю, что делать. Моя дочь изменилась, она стала жестокой и неузнаваемой. Никакие мои слезы и просьбы не трогают ее совершенно. Она не слышит меня. Свою квартиру она уже продала и все деньги пожертвовала на секту. Теперь вместе с внучкой дочь собирается лететь в Минусинск, где располагается община Виссариона…
— В секте Виссариона распространена практика мощного зомбирования адептов, — рассказывает отец Анатолий. — При этом они практикуют полный отказ от продуктов животного происхождения, что приводит не только к полному истощению организма, но и повышенной внушаемости. Зомбирование это в конечном итоге проявляется в полной психологической зависимости от Виссариона и его так называемых апостолов. С такими людьми можно делать что угодно. Переубедить адептов-зомби в несостоятельности их верования практически невозможно. Однако нам удавалось вырвать людей из сетей этой секты, возвращая их к полноценной человеческой жизни…
— Я слышу эти голоса в себе, — лицо следующего посетителя — мужчины лет 30 — кривится, словно от съеденного лимона. — Они меня называют «князем». «Князь» иди туда, «князь» иди сюда!" И вдруг я оказываюсь на подоконнике и голоса приказывают: «Прыгай!»
Год назад этот парень из любопытства решил посетить Центр Хаббарда, учение которого называют также Сайентологией и Дианетикой. Прошел три ступени так называемого одитинга. После чего и стал слышать эти голоса внутри себя. Сначала они, голоса, требовали распродать всю мебель в квартире и деньги отнести в Центр Хаббарда. Затем стали советовать, кого из окружающих людей нужно ненавидеть. И наконец…
— На третий раз я чуть не бросился с девятого этажа, еле себя остановил… И чувствовал при этом, что в такой яме нахожусь, такой мрак меня окутывал, прямо как в аду!!!
— От него исходил такой тяжелый дух, я почти физически это ощутил, — сказал отец Анатолий, когда дверь за посетителем закрылась. — Сайентология — одна из самых опасных сект. К нам приходило уже несколько родителей, дети которых, адепты этой секты, покончили жизнь самоубийством. Практикуемый сайентологами одитинг — это своего рода клерование. Особая методика психоанализа — вскрытие подсознания, при котором происходит якобы видение прошлого. Это наподобие нашей исповеди, только наоборот. Мы, на христианской исповеди, подходим к душе человека очень чутко, читаем при этом специальные молитвы. Ведь обычно, после того, как трактор проходит и вскрывает пласт земли, идет боронование. А здесь — пласт подсознания вскрыт и — никакого «боронования». Остается одна зияющая душевная рана, незаживающая, кровоточащая, что и приводит в конечном итоге к шизофрении.
До вечера нескончаемым потоком шли к отцу Анатолию люди. Многие, особенно приехавшие из других городов, искренне удивлялись, когда узнавали, что платить за прием в Центре не надо.
— Да, все, работающие в Центре — и психологи, и психиатры, и психотерапевты, — работают практически бесплатно, — говорит батюшка.
— Отец Анатолий, я так понял, что из пациентов к вам своим ходом идут, в основном, оккультисты и люди, пострадавшие от оккультизма…
— Да, с сектантами сложнее. Сами они приходят редко, обычно или их приводят за руку родственники, или приходят за помощью одни родные.
— И что в этом, последнем случае, вы делаете?
— Насколько это возможно — выезжаем для беседы к ним на дом. Таким образом, к примеру, удалось вырвать девушку из секты сатанистов. Она рассказала, как в этой секте их заставляли беременеть, рожать, а затем использовали младенцев в качестве кровавого жертвоприношения сатане. Она отреклась от сатаны, покаялась и, вместе с другими нашими подопечными прошла специальный чин воссоединения с Церковью, который мы проводим в Высокопетровском монастыре. Сейчас она — нормальный человек. Чтобы вытащить человека из той ямы, в которую он попал, мы используем все необходимые средства — и медицинские, и духовные. Иногда бывает достаточно одной хорошей исповеди, чтобы у человека многое возвратилось на место…
В кабинет снова постучали. В открывшуюся дверь показались заплаканные глаза.
— Батюшка, к вам можно? У нас беда!

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru