Русская линия
Завтра Владислав Смоленцев19.03.2012 

Почём суверенитет?

Скандалом недели стало опубликованное письмо Анатолия Сердюкова в адрес комитета Госдумы по обороне, где министр обороны РФ убеждает депутатов поддержать создание под Ульяновском перевалочного пункта для грузов США и НАТО, следующих в Афганистан. По словам Сердюкова, такой «перевалочный пункт» «отвечает интересам военной безопасности Российской Федерации». «Учитывая, что афганские силовые структуры не способны сдерживать экстремистский напор, полагается целесообразным продолжить взаимодействие с США и другими странами НАТО по вопросу транзита через российскую границу нелетальных грузов для многонациональной группировки в Афганистане», — говорит в своем письме Сердюков.

При этом совершенно не ясными остаются следующие вопросы.

Каким образом будет организовано присутствие НАТО на территории аэродрома Ульяновска?

Если речь идёт лишь о транзите: посадке для дозаправки, смене экипажей и т. д., — то нет вообще никакой необходимости в таком письме. Между Россией и НАТО давно заключено соглашение о воздушном и железнодорожном транзите в Афганистан. Если же речь идёт о развёртывании на территории России некоего «логистического центра», или, как его по простоте душевной назвал Сердюков, «перевалочного пункта», то тут возникают вполне конкретные вопросы.

Будет ли выделяться под это присутствие специальная часть территории Российской Федерации?

Если будет, то кто на этой территории будет осуществлять контроль? Будет ли эта территория закрытой для аборигенов — т. е. для россиян? Кто и как будет осуществлять охрану этой территории?

Вопросы совершенно не праздные.

Просто потому, что ответы на них позволят чётко понять статус этого «перевалочного пункта», по сердюковской терминологии.

Если этот грузовой терминал будет построен на российской территории, будет находиться под контролем НАТО, будет закрыт для российской стороны, которая будет обладать лишь правом таможенного досмотра, если деятельность этого терминала будет осуществляться исключительно силами персонала НАТО, то перед нами не что иное, как обычная тыловая военная база НАТО, и российских депутатов просто водят за нос — сиречь — дурят рассказками про «перевалочный пункт». Таких «перевалочных пунктов» по миру у НАТО несколько десятков, правда, называются они иначе — тыловая логистическая база. И этот термин очень удачно прикрывает понятие «военной базы», которая десятилетиями являлась основой присутствия НАТО в мире.

НАТО — очень гибкая структура, которая приспосабливается к реалиям современного мира. Поэтому в рамках НАТО давно проведена реформа военного присутствия на территориях стран, не входящих в военный блок. В рамках этой реформы максимально сокращено непосредственное военное присутствие. Военнослужащие НАТО появляются на иностранных территориях лишь тогда, когда возникает прямая военная угроза и необходима охрана такой базы силами войск НАТО, или же это — оперативная база НАТО в районе боевых действий.

А тыловые структуры, без которых функционирование войск НАТО в зонах боевых действий просто невозможно, вынесены за эти зоны и организованы по принципу «неприсутствия» или «ограниченного присутствия». В рамках первого на территориях, выделенных правительствами этих стран, частными военными компаниями США или других стран НАТО разворачиваются тыловые логистические центры, для работы в этих центрах нанимается местный персонал, для охраны этих центров организуется местная охранная структура, для перевозок грузов привлекаются местные же авиакомпании. Себе же НАТО оставляет лишь административное управление такой структурой.

В рамках «ограниченного присутствия» для работы в таком центре завозится натовский персонал, а внутренняя охрана объекта осуществляется силами всё тех же частных военных компаний.

Так что под видом «перевалочного пункта» на территории России просто разворачивается тыловая военная база НАТО — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Сердюков, который на самом деле отлично понимает, о чём идёт речь, в письме старательно убеждает депутатов, будто содействие США и НАТО будет оказываться не по линии его ведомства, а по линии Минтранса России, поскольку «перевалочный пункт в Ульяновске не является военной базой». Правда, в Минтрансе о том, что логистические возможности должны быть предоставлены по линии их ведомства, ничего не знают.

Проблема же состоит в том, что сегодня Пакистан, бывший основным тыловым районом НАТО для войны в Афганистане, превратился для НАТО в огромную головную боль. Против колонн НАТО здесь идёт настоящая война, и почти каждую неделю приходят новости об уничтожении на пакистанских дорогах очередной грузовой колонны. В этих условиях НАТО крайне нуждается в налаживании альтернативного тылового района, откуда можно было бы организовать снабжение войск в Афганистане. И территория России для этого подходит идеально. Но в предвыборный период говорить об этом было бы просто самоубийством. Теперь же, после окончания выборного цикла, вполне можно забыть и о грозной предвыборной антинатовской риторике, и о суверенитете России, который исключает присутствие на её территории иностранных войск и военных баз. Формально-то никакого военного присутствия нет! Частные военные компании и аутсорсинг делают настоящие чудеса с замшелыми дипломатическими терминами «суверенитет», «независимость» и проч. Главное то, что за это «присутствие» в карманы чиновников начнут «капать» вполне реальные миллионы долларов. Ведь после согласования на высшем уровне решений о предоставлении национальной территории под такие базы последующие коммерческие соглашения всегда имеют «закрытые разделы», где вполне ясно оговариваются «интересы» лоббистов таких договоров и размеры «благодарности» за помощь со стороны НАТО…

http://zavtra.ru/content/view/pochyom-suverenitet/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru